По­бе­да над ра­зу­мом

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Де­нис Со­ко­лов

Пер­вые ре­зуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния тер­ак­та в петербургском мет­ро вро­де бы ука­зы­ва­ют на след ИГИЛ (за­пре­ще­но в Рос­сии). Пред­по­ла­га­е­мый смерт­ник, па­рень 22 лет, уро­же­нец го­ро­да Ош в Кир­ги­зии, ра­бо­тал и за­ре­ги­стри­ро­ван в Пе­тер­бур­ге, ез­дил в Тур­цию и от­ту­да, ве­ро­ят­но, в Си­рию, на джи­хад. Ти­пич­ная био­гра­фия, опи­сы­ва­ю­щая жиз­нен­ный путь несколь­ких ты­сяч му­суль­ман стран быв­ше­го СССР, но при­ме­ря­е­мая к мил­ли­о­нам. Джи­ха­дист – это ар­хе­тип, ме­дий­ный об­раз, ис­поль­зо­ва­ние ко­то­ро­го се­го­дня под­ме­ня­ет ка­че­ствен­ную экс­пер­ти­зу. Уси­ли­я­ми и ин­фор­ма­ци­он­ной служ­бы ИГИЛ, и мно­гих пуб­лич­ных спи­ке­ров рос­сий­ско­го те­ле­ви­де­ния, и ми­ро­вых ме­диа по­ня­тие «ис­лам­ский тер­ро­ризм» фор­ми­ру­ет общественное мне­ние и за­го­ня­ет за крас­ную чер­ту мно­го­мил­ли­он­ную ис­лам­скую об­щи­ну пост­со­вет­ско­го про­стран­ства.

УММА В ИЗГНАНИИ

Ко­гда го­во­рят об отъ­ез­де му­суль­ман из Рос­сии, Сред­ней Азии и Азер­бай­джа­на, то преж­де все­го име­ют в ви­ду вой­ну в Си­рии. Дей­стви­тель­но, по раз­ным оцен­кам, про­тив Ба­ша­ра Аса­да – в том чис­ле в со­ста­ве ИГИЛ – во­е­ва­ло око­ло 7000 вы­ход­цев толь­ко из Рос­сии, по­гиб­ло не ме­нее по­ло­ви­ны и до по­ло­ви­ны еще во­ю­ют.

Но есть еще де­сят­ки ты­сяч аб­со­лют­но мир­ных му­суль­ман, ко­то­рые эми­гри­ро­ва­ли из Рос­сии, опа­са­ясь за сво­бо­ду и жизнь, и не со­би­ра­лись ни в ха­ли­фат, ни на вой­ну. «Ис­лам­ский тер­ро­ризм» и борь­ба с ним сло­ма­ли преж­де все­го их жиз­ни.

В Рос­сии и рес­пуб­ли­ках Сред­ней Азии, опи­ра­ясь на за­ко­но­да­тель­ство об экс­тре­миз­ме с нечет­ким по­ня­тий­ным ап­па­ра­том, остав­ля­ю­щим огром­ное про­стран­ство для мест­ной ини­ци­а­ти­вы, му­суль­ман по­хи­ща­ют, им под­бра­сы­ва­ют ору­жие и нар­ко­ти­ки, им да­ют огром­ные сро­ки тю­рем­но­го за­клю­че­ния. Бу­дучи граж­да­на­ми од­ной стра­ны, мы жи­вем в раз­ных ми­рах. На Се­вер­ном Кав­ка­зе пыт­ки за­дер­жан­ных дав­но ста­ли нор­мой, а пре­сле­до­ва­ние лю­дей за ина­ко­мыс­лие прак­ти­ко­ва­лось за 15 лет до при­ня­тия за­ко­на Яро­вой. В Сред­ней Азии про­шла вол­на эт­ни­че­ских и ре­ли­ги­оз­ных чи­сток от На­ман­га­на и Ан­ди­жа­на в Уз­бе­ки­стане до Оша в Кир­ги­зии. В За­пад­ном Ка­зах­стане в по­след­ние го­ды мно­гие му­суль­мане аре­сто­ва­ны или эми­гри­ро­ва­ли.

Боль­шин­ство эми­гран­тов ни­ко­гда не под­дер­жи­ва­ли ни во­ору­жен­ное под­по­лье, ни меж­ду­на­род­ный тер­ро­ризм, они про­сто бы­ли вы­нуж­де­ны бежать и не воз­вра­щать­ся. Сре­ди это­го мно­го­ты­сяч­но­го по­то­ка – про­по­вед­ни­ки, има­мы ме­че­тей, ли­де­ры об­щин, несколь­ко быв­ших муф­ти­ев це­лых рос­сий­ских ре­ги­о­нов, ис­лам­ские ак­ти­ви­сты, жур­на­ли­сты и про­све­ти­те­ли. Боль­шая часть ин­тел­лек­ту­аль­ных и ду­хов­ных ли­де­ров 50-мил­ли­он­ной ис­лам­ской ум­мы быв­ше­го СНГ се­го­дня на­хо­дит­ся в изгнании.

ДВЕ РАЗ­НЫЕ ВОЛ­НЫ ДЖИХАДА

Тех, кто по­ехал в Си­рию во­е­вать, мож­но раз­де­лить на два по­ко­ле­ния.

Пер­вое – это чле­ны Има­ра­та Кав­каз (за­пре­щен в Рос­сии), под­раз­де­ле­ния меж­ду­на­род­ной тер­ро­ри­сти­че­ской се­ти «Аль-Ка­и­да» (то­же за­пре­щен­ной). Ав­то­ри­те­та­ми для этой груп­пы бы­ли и оста­ют­ся са­ла­фит­ские шей­хи из араб­ских ис­лам­ских цен­тров и про­по­вед­ни­ки с ору­жи­ем в ру­ках, та­кие как быв­ший ка­дий Се­вер­но­го Кав­ка­за Ан­дзор Асте­ми­ров, уби­тый в Наль­чи­ке в 2010 г., или амир Има­ра­та с 2014 г. Али­ас­хаб Ке­бе­ков, по­гиб­ший в 2015 г. в Да­ге­стане в хо­де спе­цо­пе­ра­ции. К 2012 г. Има­рат при­шел в упа­док, но на­ча­лась граж­дан­ская вой­на в Си­рии, быст­ро при­об­рет­шая при­зна­ки ре­ли­ги­оз­но­го кон­флик­та. Око­ло 2000 рус­ско­языч­ных му­суль­ман из Рос­сии и Ев­ро­пы по­еха­ли во­е­вать про­тив Аса­да.

Этот ре­во­лю­ци­он­ный джи­хад был рас­ко­лот объ­яв­ле­ни­ем аль­Баг­да­ди ха­ли­фа­та ле­том 2014 г. Боль­шин­ство рос­си­ян в Си­рии, за ис­клю­че­ни­ем от­ря­да зна­ме­ни­то­го Ума­ра аль-Ши­ша­ни (Тар­хан Ба­ти­ра­шви­ли), от­ка­за­лись да­вать клят­ву вер­но­сти ха­ли­фу, по­ки­ну­ли Си­рию или пе­ре­шли в дру­гие груп­пы, на­при­мер свя­зан­ные с «Джеб­хат-ан-Ну­срой» (за­пре­ще­на в Рос­сии).

Но к ИГИЛ с это­го мо­мен­та ста­ли мас­со­во при­со­еди­нять­ся пред­ста­ви­те­ли сле­ду­ю­ще­го, вто­ро­го го­род­ско­го по­ко­ле­ния – де­ти тех, кто в 1990-х пе­ре­ехал из аулов в го­ро­да. Толь­ко из Тю­ме­ни и ХМАО по­еха­ли на вой­ну по 100 мо­ло­дых му­суль­ман, ча­ще эт­ни­че­ских да­ге­стан­цев и вы­ход­цев из Сред­ней Азии. Ис­точ­ни­ки их ис­лам­ских зна­ний – ин­тер­нет и «гугл-шей­хи». Нем­но­го­чис­лен­ные сель­ские участ­ни­ки этой вто­рой вол­ны, на­при­мер вы­ход­цы из на­шу­мев­ше­го се­ле­ния Бе­ри­кей в Юж­ном Да­ге­стане, то­же про­дукт раз­ло­же­ния сель­ской об­щи­ны.

На по­то­ке мод­жа­хе­дов в ха­ли­фат че­рез Тур­цию по­стро­ен це­лый биз­нес. Мно­гие из тех, кто за­ра­ба­ты­ва­ет на ло­ги­сти­ке, при­мер­но 50-лет­ние, в 90-х быв­шие в кри­ми­на­ле, а по­том при­шед­шие в ис­лам – кто по убеж­де­ни­ям, кто боль­ше из де­ло­вых со­об­ра­же­ний. Бы­ва­ет, что один и тот же че­ло­век был кри­ми­наль­ным ав­то­ри­те­том, на­при­мер, от че­чен­цев в Сур­гу­те, а те­перь с той же эт­ни­че­ской «кво­той» ра­бо­та­ет на гра­ни­це Си­рии и Тур­ции. Это не­уди­ви­тель­но – до­бы­ча средств на вой­ну свя­за­на с рэ­ке­том, все бы­то­вые про­бле­мы (от из­го­тов­ле­ния до­ку­мен­тов до по­куп­ки ору­жия) ре­ша­ют­ся че­рез кри­ми­наль­ные се­ти и кор­руп­цию в спец­служ­бах. Для этих лю­дей вер­бов­ка, пе­ре­прав­ка че­рез гра­ни­цу на тер­ри­то­рию ха­ли­фа­та и об­рат­ный про­цесс, выз­во­ле­ние разо­ча­ро­вав­ших­ся, жен­щин и де­тей, – источ­ник до­хо­дов.

Ин­тер­на­ци­о­наль­ные бри­га­ды пост­со­вет­ско­го про­ис­хож­де­ния в со­ста­ве войск аль-Баг­да­ди по­мог­ли окон­ча­тель­но пе­ре­ме­шать си­рий­скую оп­по­зи­цию с тер­ро­ри­ста­ми и су­ще­ствен­но со­кра­тить и да­же бло­ки­ро­вать меж­ду­на­род­ную под­держ­ку про­тив­ни­ков Аса­да, ре­жим ко­то­ро­го Рос­сия и Иран успеш­но спа­са­ют по­след­ние го­ды. Здесь ин­те­ре­сы кри­ми­наль­ных биз­не­сме­нов, ИГИЛ и си­рий­ско­го ру­ко­вод­ства в це­лом сов­па­ли.

Ме­дий­ный об­раз джи­ха­ди­ста мо­жет вы­сту­пить та­ким же ору­жи­ем в ру­ках ме­дий­но­го про­фес­си­о­на­ла, как по­яс смерт­ни­ка или бом­ба в порт­фе­ле во­ен­но­го спе­ци­а­ли­ста

КЛИН КЛИНОМ?

Ес­ли чест­но оце­ни­вать ко­ли­че­ствен­ные успе­хи раз­ных ин­сти­ту­тов и групп по предот­вра­ще­нию уча­стия рос­си­ян в бо­е­вых дей­стви­ях, то ли­де­ра­ми бу­дут не пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны и да­же не офи­ци­аль­ные муф­ти­я­ты.

Это, во-пер­вых, по­ки­нув­шие си­рий­ский те­атр во­ен­ных дей­ствий участ­ни­ки Има­ра­та Кав­каз. Они убе­ди­ли, опи­ра­ясь на мне­ния са­ла­фит­ских шей­хов, ав­то­ри­тет­ных для боль­шин­ства джи­ха­ди­стов, от­ка­зать­ся

от идеи при­со­еди­нить­ся к са­мо­про­воз­гла­шен­но­му ха­ли­фа­ту сот­ни му­суль­ман из Рос­сии и с пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. На шей­ха Има­ра­та Кав­каз, на­хо­див­ше­го­ся в Тур­ции, раз­вед­ка ИГИЛ несколь­ко раз пы­та­лась ор­га­ни­зо­вать по­ку­ше­ния.

Во-вто­рых, се­те­вой джа­ма­ат «Так­фир-ва­аль-Хи­дж­ра» (то­же за­пре­щен в Рос­сии) – фун­да­мен­та­ли­сты, вы­но­ся­щие так­фир (об­ви­не­ние в неве­рии) и има­ра­тов­цам, и иги­лов­цам, и во­об­ще всем осталь­ным му­суль­ма­нам. Они ока­за­лись до­ста­точ­но ра­ди­каль­ны, что­бы по прин­ци­пу ме­ди­цин­ско­го ан­ти­до­та «по­доб­ное по­доб­ным» пе­ре­клю­чить мо­ло­дежь на се­бя, а на­си­лие при со­вре­мен­ном со­сто­я­нии ис­лам­ской ум­мы уче­ние так­фи­ри­стов от­ри­ца­ет. В том чис­ле на этом ос­но­ва­нии они об­ви­ня­ют сто­рон­ни­ков ИГИЛ в неве­рии. Об­щи­ны «Так­фир-ва­аль­Хи­дж­ра» в Тур­ции и на Укра­ине на­по­ло­ви­ну со­сто­ят из рус­ских, укра­ин­цев, ка­за­хов, кир­ги­зов, уз­бе­ков, та­джи­ков, да­ге­стан­цев и че­чен­цев, ли­бо от­ка­зав­ших­ся от уча­стия в войне в Си­рии, ли­бо су­мев­ших вы­брать­ся от­ту­да.

В-тре­тьих, боль­шие успе­хи в дол­го­сроч­ной про­фи­лак­ти­ке уча­стия му­суль­ман в во­ору­жен­ном джи­ха­де име­ют са­ла­фит­ские шей­хи, осуж­да­ю­щие при­ме­не­ние на­си­лия и ан­ти­го­су­дар­ствен­ные вы­ступ­ле­ния. Их и пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, и джи­ха­ди­сты ста­ра­ют­ся ней­тра­ли­зо­вать в первую оче­редь. Они на ви­ду, они без­оруж­ны, од­ним они ме­ша­ют за­кры­вать ме­че­ти, дру­гим – вер­бо­вать бо­е­ви­ков.

Успе­хи ра­ди­каль­ных му­суль­ман и са­ла­фит­ских уче­ных, за­пре­щен­ных или под­вер­га­ю­щих­ся пре­сле­до­ва­ни­ям рос­сий­ски­ми и брат­ски­ми им спец­служ­ба­ми, в предот­вра­ще­нии на­си­лия да­ют по­вод по край­ней ме­ре за­ду­мать­ся о том, что чер­но-бе­лая кар­ти­на ми­ра, ко­то­рую нам по­сто­ян­но на­вя­зы­ва­ют и эн­ту­зи­а­сты, и ма­ни­пу­ля­то­ры, не вы­дер­жи­ва­ет про­вер­ки на прак­ти­ке. Невоз­мож­но от­ри­цать тер­ро­ри­сти­че­ский ха­рак­тер за­пре­щен­но­го в Рос­сии Има­ра­та Кав­каз, но как про­тив­ник ИГИЛ он очень эф­фек­ти­вен.

НО­ВАЯ ЭМИГРАЦИЯ

Су­ще­ству­ю­щие пра­во­охра­ни­тель­ные прак­ти­ки ве­дут к то­му, что це­лые сель­ские об­ще­ства, ре­ли­ги­оз­ные об­щи­ны или лю­ди, по­ехав­шие за ис­лам­ским об­ра­зо­ва­ни­ем, те­ря­ют воз­мож­ность без­опас­но вер­нуть­ся на ро­ди­ну или на­хо­дят­ся под по­сто­ян­ным стра­хом аре­ста ли­бо по­хи­ще­ния. Так в изгнании ока­за­лись об­щи­ны гим­рин­цев, вы­пуск­ни­ков ис­лам­ских уни­вер­си­те­тов в Си­рии, Са­у­дов­ской Ара­вии или Егип­те. От­дель­ная исто­рия – чле­ны пар­тии «Хизб-ут-Тахрир» (за­пре­ще­на в Рос­сии), джа­ма­а­тов «Хиз­мет» (за­пре­щен в Рос­сии) и «Та­б­ли­ги» (за­пре­щен в Рос­сии), а так­же от­дель­ных са­ла­фит­ских об­щин вро­де об­щи­ны ме­че­ти «Нур Ис­лам» в Но­вом Урен­гое и опи­сан­но­го уже джа­ма­а­та «Так­фир». Эти ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции при­зна­ны экс­тре­мист­ски­ми, что ав­то­ма­ти­че­ски кри­ми­на­ли­зо­ва­ло всех их участ­ни­ков, боль­шин­ство из ко­то­рых ни­ко­гда не по­мыш­ля­ли о во­ору­жен­ной борь­бе (по край­ней ме­ре их уче­ние ее от­ри­ца­ет).

По оцен­кам ин­фор­ман­тов, жи­ву­щих в Ка­я­ше­хи­ре – рай­оне Стам­бу­ла, где ком­пакт­но про­жи­ва­ют вы­ход­цы из СНГ, – толь­ко там на­счи­ты­ва­ет­ся до 10 000 рос­си­ян. Гра­ни­ца меж­ду вы­нуж­ден­ной и доб­ро­воль­ной эми­гра­ци­ей из Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и дру­гих пост­со­вет­ских стран ста­ла услов­ной.

Стра­да­ют не толь­ко ми­гран­ты, но и их род­ствен­ни­ки. Не име­ет зна­че­ния, ваш сын или брат уехал в Тур­цию или Еги­пет учить араб­ский и ис­лам­ское пра­во ли­бо же он по­ехал во­е­вать в Си­рию. Он по­тен­ци­аль­ный тер­ро­рист, а вы – удоб­ный за­лож­ник. Ес­ли вы пе­ре­сы­ла­е­те род­ствен­ни­кам день­ги, то са­ми мо­же­те быть об­ви­не­ны в фи­нан­си­ро­ва­нии тер­ро­риз­ма.

РЫ­НОК НА­СИ­ЛИЯ

А ес­ли вы пы­та­е­тесь вы­та­щить сво­е­го сы­на, бра­та или дочь из Си­рии, с тер­ри­то­рии ИГИЛ, то рис­ки воз­рас­та­ют мно­го­крат­но. Не­дав­ний арест по об­ви­не­нию в фи­нан­си­ро­ва­нии тер­ро­риз­ма уро­жен­ца да­ге­стан­ско­го се­ле­ния Ка­ра­та мос­ков­ско­го успеш­но­го пред­при­ни­ма­те­ля Ша­ми­ля Нур­ма­го­ме­до­ва – один из та­ких при­ме­ров. Он и вся се­мья – как они счи­та­ли и счи­та­ют – спа­са­ли млад­ше­го бра­та, ко­то­рый по­бы­вал в Си­рии, про­шел че­рез тюрь­му ИГИЛ и угро­зу каз­ни. Та­кие се­мьи, пуб­ли­куя свои ис­то­рии в СМИ, по­мо­гая друг дру­гу, при­вле­кая ис­лам­ские об­щи­ны, сде­ла­ли для предот­вра­ще­ния ухо­да ис­лам­ской мо­ло­де­жи в бо­е­ви­ки боль­ше, чем мно­гие дру­гие ин­сти­ту­ции.

По­сле взры­ва в Петербургском метрополитене мно­гие ска­жут: «Ну и пусть, луч­ше пе­ре­стра­хо­вать­ся». Но эта стра­хов­ка при­во­дит к то­му, что де­сят­ки ты­сяч мо­ло­дых муж­чин и их род­ствен­ни­ков те­ря­ют воз­мож­ность нор­маль­но жить и ра­бо­тать, чув­ству­ют се­бя неспра­вед­ли­во оби­жен­ны­ми и ста­но­вят­ся це­ле­вой груп­пой для ра­ди­каль­ных про­по­вед­ни­ков. Им со­чув­ству­ют мил­ли­о­ны му­суль­ман, ко­то­рые при­ни­ма­ют дей­ствия пра­во­охра­ни­те­лей на свой счет.

И это в ми­ре, где с по­мо­щью тер­ак­та или ма­лень­кой вой­ны мож­но вли­ять на вы­бо­ры и кад­ро­вую по­ли­ти­ку цен­тра, на уро­вень пат­ри­о­тиз­ма и агрес­сии в об­ще­стве, пе­ре­на­прав­лять ми­гра­ци­он­ные по­то­ки и бюд­же­ты и да­же «оп­ти­ми­зи­ро­вать» по­ли­ти­че­скую си­сте­му. В ми­ре, где лю­бой об­ла­да­ю­щий во­ен­ны­ми на­вы­ка­ми и неко­то­ры­ми свя­зя­ми мо­жет сде­лать на­си­лие и тер­рор сво­им биз­не­сом. Опи­сан­ный в са­мом на­ча­ле тек­ста ме­дий­ный об­раз джи­ха­ди­ста мо­жет вы­сту­пить та­ким же ору­жи­ем в ру­ках ме­дий­но­го про­фес­си­о­на­ла, как по­яс смерт­ни­ка или бом­ба в порт­фе­ле во­ен­но­го спе­ци­а­ли­ста.

Опас­ность сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции в том, что и тер­ро­ризм, и борь­ба с ним, и кри­ми­нал сли­лись в еди­ный ры­нок на­си­лия, ко­то­рый под­чи­ня­ет­ся ры­ноч­ным за­ко­нам, а не Кон­сти­ту­ции и за­го­во­рам спец­служб. И этот ры­нок, к со­жа­ле­нию, ста­но­вит­ся ос­нов­ным драй­ве­ром на­шей внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки. И вой­на с це­лой ре­ли­ги­оз­ной груп­пой, ко­то­рая без по­дроб­но­стей опи­сы­ва­ет­ся тер­ми­ном «ис­лам­ский тер­ро­ризм», про­во­дя­щим ли­нию фрон­та меж­ду граж­да­на­ми од­ной стра­ны, мо­жет при­ве­сти к то­му, что ры­нок на­си­лия про­сто про­гло­тит го­су­дар­ство вме­сте со всей его си­ло­вой вер­ти­ка­лью.-

/ NEWSTEAM / РИА НО­ВО­СТИ

На Се­вер­ном Кав­ка­зе пре­сле­до­ва­ние за ина­ко­мыс­лие прак­ти­ку­ет­ся дав­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.