Жен­ская до­ля рын­ка

Вли­я­ние жен­щин на рос­сий­ском юри­ди­че­ском рын­ке рас­тет. Од­на­ко управ­лять биз­не­сом муж­чи­ны по-преж­не­му пред­по­чи­та­ют са­ми – во вся­ком слу­чае, в оте­че­ствен­ных фир­мах

Vedomosti.Piter - - ЮРИДИЧЕСКИЙ БИЗНЕС - Ели­за­ве­та Ба­за­но­ва Фи­липп Стер­кин ВЕДОМОСТИ

При­ни­ма­ла кли­ен­тов в род­до­ме», «за­клю­ча­ла сдел­ку по пу­ти на ро­ды» – та­кие ис­то­рии, ко­то­рые ка­жут­ся анек­до­том, про­ис­хо­ди­ли с неко­то­ры­ми ве­ду­щи­ми рос­сий­ски­ми юри­ста­ми – жен­щи­на­ми, час ра­бо­ты ко­то­рых на­столь­ко до­рог, что сво­бод­но­го вре­ме­ни у них не бы­ва­ет. Пер­вый звонок по­сле ро­дов был от кли­ен­та, вспо­ми­на­ет управ­ля­ю­щий парт­нер Hogan Lovells в Рос­сии Ок­са­на Ба­ла­ян. А ви­це-пре­зи­дент АФК «Си­сте­ма» Ан­на Гол­дин рас­ска­зы­ва­ла Forbes Woman, как опоз­да­ла на соб­ствен­ные ро­ды из-за сдел­ки (то­гда ра­бо­та­ла в Latham & Watkins).

Но хо­тя жен­щи­ны при­но­сят все боль­ше при­бы­ли, вла­стью в юри­ди­че­ском биз­не­се муж­чи­ны де­лят­ся с ни­ми неохот­но, по­ка­зал опрос юр- фирм и юри­стов кор­по­ра­ций (при по­мо­щи Объ­еди­не­ния кор­по­ра­тив- ных юри­стов).

НЕРАВНОЕ ПАРТ­НЕР­СТВО

Про­бле­ма дис­кри­ми­на­ции – од­на из клю­че­вых для ми­ро­во­го юри­ди- чес­ко­го рын­ка, ес­ли су­дить по ко­ли­че­ству ис­сле­до­ва­ний, пуб­ли­ка­ций и да­же ис­ков со­труд­ниц про­тив юр­фирм. От­но­ше­ние к жен­щине уже дав­но ста­ло од­ним из по­ка­за­те­лей в рей­тин­гах на­ря­ду с вы­руч­кой и ка­че­ством услуг. Но как по­ка­зал рей­тинг жур­на­ла Working Mother и кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Flex-Time Lawyers, муж­чи­ны в юр­фир­мах го­то­вы де­лить с жен­щи­на­ми ра­бо­ту, а не ли­дер­ство. В боль­шин­стве фирм толь­ко 30% недо­ле­вых парт­не­ров – жен­щи­ны и еще мень­ше участ­ву­ют в при­бы­ли – 20%; та­кое со­от­но­ше­ние со­хра­ня­ет­ся с 2007 г.

В сред­нем жен­щи­ны-парт­не­ры в 2016 г. по­лу­ча­ли $659 000 в год, муж­чи­ны – $949 000, по­ка­за­ло ис­сле­до­ва­ние Major, Lindsey & Africa и ALM Legal Intelligence. Вы­руч­ка от муж­чин вдвое вы­ше, но по­сте­пен­но раз­ни­ца со­кра­ща­ет­ся.

В Рос­сии муж­чи­ны в юр­фир­мах бо­лее оп­ти­ми­стич­но оце­ни­ва­ют по­ло­же­ние жен­щин, чем они са­ми, по­ка­за­ло ис­сле­до­ва­ние ре­кру­тин­го­вой ком­па­нии Hays: 81% муж­чин и толь­ко 65% жен­щин счи­та­ют, что их труд опла­чи­ва­ет­ся оди­на­ко­во. 21% жен­щин за­яви­ли о пре­пят­стви­ях для рав­ной опла­ты, но в дру­гих стра­нах этот по­ка­за­тель вы­ше.

Муж­чине про­ще про­сить о по­вы­ше­нии зар­пла­ты, ссы­ла­ясь на то, что он кор­ми­лец в се­мье, от­ме­ча­ет ди­рек­тор по пра­во­вым во­про­сам «Ро­сте­ле­ко­ма» Жан­на Ло­бей­ко. По­это­му, ес­ли бюд­жет огра­ни­чен, хо­ро­ше­го спе­ци­а­ли­ста-муж­чи­ну по­до­брать слож­нее, под­твер­жда­ет ди­рек­тор по пра­во­вым во­про­сам Polyus Gold Еле­на Жа­во­рон­ко­ва.

Как по­ка­зал опрос «Ве­до­мо­стей», со­от­но­ше­ние жен­щин и муж­чин сре­ди юри­стов при­мер­но оди­на­ко­во и в меж­ду­на­род­ных (ILF), и в рос­сий­ских юр­фир­мах. Но сре­ди парт­не­ров жен­щи­ны оста­ют­ся в мень­шин­стве, осо­бен­но в рос­сий­ских юр­фир­мах, хо­тя есть и ис­клю­че­ния. На­при­мер, в «Яко­влев и парт­не­ры» жен­щи­ны воз­глав­ля­ют клю­че­вые прак­ти­ки и за­ни­ма­ют по­чти все парт­нер­ские крес­ла (де­вять из 11).

Общество еще при­смат­ри­ва­ет­ся к жен­щине как к управ­лен­цу, осо­бен­но в та­ком кон­сер­ва­тив­ном биз­не­се, как юри­ди­че­ский, счи­та­ет управ­ля­ю­щий парт­нер «Дель­кре­де­ре» Алек­сандра Май­дан­ник. Юри­сты-муж­чи­ны на ру­ко­во­дя­щих долж­но­стях встре­ча­ют­ся ча­ще, им немно­го про­ще да­ют­ся управ­лен­че­ские функ­ции, од­на­ко тем за­мет­нее на их фоне ис­то­рии пре­успе­ва­ю­щих юри­стов-жен­щин, от­ме­ча­ет управ­ля­ю­щий парт­нер мос­ков­ско­го офи­са Clifford Chance Вик­то­рия Борт­ке­ви­ча. Круп­ные рос­сий­ские юр­фир­мы в ос­нов­ном управ­ля­ют­ся их ос­но­ва­те­ля­ми, рас­суж­да­ет парт­нер EY Дмит­рий Те­тю­шев. Боль­шин­ство же лю­дей, ко­то­рые сто­я­ли у ис­то­ков мос­ков­ских офи­сов ILF, бы­ли ино­стран­ца­ми или дол­го жи­ли за ру­бе­жом, они сра­зу на­ча­ли за­кла­ды­вать прин­ци­пы, ко­то­рые спо­соб­ство­ва­ли про­дви­же­нию жен­щин на парт­нер­ские должности, рас­ска­зы­ва­ет парт­нер White & Case На­та­лья Ни­ки­ти­на.

В Рос­сии немно­гие жен­щи­ны хо­тят то­по­вых по­зи­ций, при­зна­ет Ба­ла­ян, хо­тя есть и уни­каль­ное рос­сий­ское яв­ле­ние: жен­щи­ны все сме­лее от­кры­ва­ют соб­ствен­ный кон­сал­тин­го­вый биз­нес. По ее мне­нию, за мень­ши­ми ам­би­ци­я­ми кро­ет­ся пе­ре­гру­жен­ность и же­ла­ние про­во­дить боль­ше вре­ме­ни с се­мьей. На юр­фа­ках мно­го жен­щин, но муж­чи­ны в ка­рье­ре до­бе­га­ют до фи­ниш­ной пря­мой быст­рее и в луч­шем со­сто­я­нии, шу­тит Ба­ла­ян.

Парт­не­ра­ми ста­но­вят­ся в 30–35 лет, управ­ля­ю­щи­ми – в 35–45, это вре­мя, ко­гда жен­щине пред­сто­ит ро­жать и вос­пи­ты­вать де­тей, го­во­рит управ­ля­ю­щий парт­нер KK&P Максим Куль­ков: «Ли­бо фир­ма про­цве­та­ет, а де­ти с ба­буш­кой, ли­бо на­обо­рот». «У каж­до­го из нас толь­ко 24 ча­са в сут­ки, и жен­щи­ны боль­ше вре­ме­ни уде­ля­ют до­му, се­мье и де­тям», – за­ме­ча­ет ди­рек­тор по пра­во­вым во­про­сам и ком­пла­ен­су Heineken Та­тья­на Одаб­а­шян: жен­щи­ны те­ря­ют ско­рость в ка­рьер­ном за­бе­ге или во­об­ще пре­кра­ща­ют ка­рье­ру. Че­рез ка­кое-то вре­мя на пер­вый план вы­хо­дят се­мья и де­ти, со­гла­сен управ­ля­ю­щий парт­нер «Яко­влев и парт­не­ры» Ан­дрей Яко­влев. Ред­кий муж­чи­на вы­дер­жит жен­щи­ну, ко­то­рая це­лый день спо­рит в су­дах, ве­дет на­пря­жен­ные пе­ре­го­во­ры при ненор­ми­ро­ван­ном гра­фи­ке, счи­та­ет он, и тя­же­ло се­бе пред­ста­вить, что, при­хо­дя до­мой, она ста­но­вит­ся лас­ко­вой же­ной.

Пре­пят­ствия мо­гут воз­ник­нуть и при при­е­ме на ра­бо­ту, осо­бен­но на клю­че­вые по­зи­ции. Учи­ты­ва­ют­ся се­мей­ное по­ло­же­ние, пла­ны родить де­тей, рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Па­пу­ша, ди­рек­тор, ру­ко­во­ди­тель про­грам­мы «Жен­щи­ны в выс­шем ру­ко­вод­стве» в Deloitte. Та­кие пла­ны мо­гут стать пре­пят­стви­ем, при­зна­ет Ло­бей­ко. Для Куль­ко­ва ис­клю­че­ни­ем мо­жет быть толь­ко обе­ща­ние уй­ти в де­крет на ме­сяц-два или дол­го­сроч­ные пер­спек­ти­вы со­труд­ни­че­ства.

ДВА ПОД­ХО­ДА

В меж­ду­на­род­ных и рос­сий­ских фир­мах раз­ный под­ход к ген­дер­но­му во­про­су – в пер­вых су­ще­ству­ют спе­ци­аль­ные про­грам­мы, во вто­рых все за­ви­сит от по­зи­ции ру­ко­вод­ства и ин­ди­ви­ду­аль­ных до­го­во­рен­но­стей.

ILF бо­лее «ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­ны» в плане раз­ви­тия и мо­ти­ва­ции со­труд­ни­ков, объ­яс­ня­ет парт­нер Debevoise & Plimpton LLP Але­на Ку­чер. Мно­гие ILF сле­ду­ют по­ли­ти­ке ген­дер­но­го раз­но­об­ра­зия, цель неко­то­рых – уве­ли­чить до­лю жен­щин сре­ди парт­не­ров до 30–40%, рас­ска­зы­ва­ет управ­ля­ю­щий парт­нер мос­ков­ско­го офи­са Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan Ки­рилл Па­ри­нов. Юри­сты долж­ны ид­ти но­га в но­гу с кли­ен­та­ми, а для меж­ду­на­род­ных кор­по­ра­ций ген­дер­ное со­от­но­ше­ние – важ­ный по­ка­за­тель и учи­ты­ва­ет­ся уже на ста­дии от­бо­ра кон­суль­тан­та, рас­ска­зы­ва­ет Ба­ла­ян, стан­дар­ты же в ILF оди­на­ко­вы во всех офи­сах.

Под­держ­ка жен­щин в пла­ни­ро­ва­нии и по­стро­е­нии ка­рье­ры – это во­прос раз­ви­тия биз­не­са, объ­яс­ня­ет управ­ля­ю­щий парт­нер мос­ков­ско­го офи­са Linklaters Дмит­рий До­бат­кин: та­кая по­ли­ти­ка поз­во­ля­ет мак­си­маль­но со­хра­нять и раз­ви­вать та­лан­ты внут­ри фир­мы. За по­след­ние пять лет по­ло­ви­на со­труд­ниц в де­кре­те на­ча­ли уда­лен­но вы­пол­нять ра­бо­ту до вы­хо­да на пол­ную ра­бо­чую неде­лю, рас­ска­зы­ва­ет Борт­ке­ви­ча, за это вре­мя око­ло тре­ти уже ро­ди­ли и вос­пи­ты­ва­ют вто­ро­го ре­бен­ка, мно­гие из них успе­ли по­лу­чить по­вы­ше­ние до стар­ше­го юри­ста.

Рос­сий­ские юр­фир­мы в этом во­про­се по­ка от­ста­ют от ILF. Толь­ко у 8% есть по­ли­ти­ка под­держ­ки жен­щин, по­ка­зал опрос Hays, про­тив 28% в це­лом по ми­ру (для срав­не­ния, в Ав­стра­лии – у 54%, в Ве­ли­ко­бри­та­нии – у 40%). До­го­ва­ри­вать­ся об ухо­де в де­крет ча­сто при­хо­дит­ся с управ­ля­ю­щи­ми парт­не­ра­ми. Но и рос­сий­ские юр­фир­мы пе­ре­ни­ма­ют опыт сво­их кон­ку­рен­тов. На­при­мер, гиб­кий гра­фик и воз­мож­ность ра­бо­тать из до­ма есть в «Пе­пе­ля­ев групп».

«Ко­гда я на­чи­на­ла ка­рье­ру, то не зна­ла, что су­ще­ству­ет ген­дер­ный во­прос, – вспо­ми­на­ет Ба­ла­ян. – Но в 28 лет про­изо­шла встре­ча с ре­аль­но­стью. На пе­ре­го­во­рах вла­де­лец од­но­го рос­сий­ско­го биз­не­са спро­сил ме­ня, ко­гда же при­дет мой на­чаль­ник и мож­но бу­дет на­чать пе­ре­го­во­ры. То­гда я по­ня­ла, что нуж­но бежать быст­рее муж­чин».-

Общество еще при­смат­ри­ва­ет­ся к жен­щине как к управ­лен­цу, осо­бен­но в та­ком кон­сер­ва­тив­ном биз­не­се, как юри­ди­че­ский, счи­та­ет Алек­сандра Май­дан­ник

/ DIEGO CERVO / GETTYIMAGES

В рос­сий­ских юри­ди­че­ских фир­мах жен­щи­нам при­хо­дит­ся до­го­ва­ри­вать­ся с на­чаль­ством ча­ще, чем в меж­ду­на­род­ных

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.