Али­шер Усма­нов

«При­ни­маю стра­те­ги­че­ские ре­ше­ния и за­ни­ма­юсь фи­лан­тро­пи­ей»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на Ви­но­гра­до­ва Алек­сандра Те­рен­тье­ва ВЕ­ДО­МО­СТИ

Ин­тер­вью Али­ше­ра Усма­но­ва «Ве­до­мо­стям» по­мог по­лу­чить... Алек­сей На­валь­ный: мил­ли­ар­дер ре­шил от­ве­тить На­валь­но­му, на­звав­ше­му факт по­жерт­во­ва­ния особ­ня­ка на участ­ке в 4 га фон­ду «Соц­гос­про­ект» взят­кой, не че­рез при­над­ле­жа­щий Усма­но­ву «Ком­мер­сантъ», а че­рез «Ве­до­мо­сти». Есте­ствен­но, толь­ко этой те­мой ин­тер­вью в «Ве­до­мо­стях» огра­ни­чить­ся не мог­ло, и один из бо­га­тей­ших лю­дей Рос­сии, со­вла­де­лец «Ме­тал­ло­ин­ве­ста», «Ме­га­фо­на», Mail.ru Group, Facebook, Alibaba, Twitter, Uber и проч. рас­ска­зал о том, как он при­ни­ма­ет ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния и кон­тро­ли­ру­ет свои мно­го­чис­лен­ные ак­ти­вы, ка­кие от­рас­ли яв­ля­ют­ся наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ны­ми для бу­ду­щих инвестиций и ка­кое ме­сто в его жиз­ни за­ни­ма­ет фех­то­ва­ние.

– Вы го­во­ри­ли, что в 63 го­да отой­де­те от управ­ле­ния биз­не­сом, но, ка­жет­ся, про­дол­жа­е­те им ру­ко­во­дить.

– Сде­лал, как говорил. Уже три го­да не за­ни­ма­юсь управ­ле­ни­ем биз­не­сом. При­ни­маю толь­ко стра­те­ги­че­ские ре­ше­ния и за­ни­ма­юсь фи­лан­тро­пи­че­ски­ми про­ек­та­ми. Боль­ше ни­че­го.

– Один рос­сий­ский биз­нес­мен, ко­то­рый пе­ре­вел свой биз­нес за гра­ни­цу и эми­гри­ро­вал, ска­зал, что, по­сле то­го как сде­лал это, был по­ра­жен осо­зна­ни­ем фак­та, что в Рос­сии 80% его вре­ме­ни ухо­ди­ло на защиту биз­не­са и толь­ко 20% – на его раз­ви­тие, а на За­па­де 80% вре­ме­ни он мо­жет тра­тить имен­но на раз­ви­тие. Ка­кой про­цент сво­е­го ра­бо­че­го вре­ме­ни вы тра­ти­те на защиту соб­ствен­но­сти и ка­кой – на со­зда­ние но­вых биз­не­сов и их раз­ви­тие?

– Ос­нов­ная моя де­я­тель­ность – это бла­го­тво­ри­тель­ность и спор­тив­ные про­ек­ты. По­это­му боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни тра­чу имен­но на это. Мне соб­ствен­ность за­щи­щать не нуж­но. Ак­ти­вы по­ку­па­лись на сво­бод­ном рын­ке по до­ста­точ­но вы­со­кой ры­ноч­ной сто­и­мо­сти у част­ных соб­ствен­ни­ков, к то­му вре­ме­ни ино­гда уже со­брав­ших кон­троль­ные па­ке­ты, и по­сле тща­тель­ных due diligence.

Что ка­са­ет­ся ме­недж­мен­та, по мо­им пред­став­ле­ни­ям, они тра­тят при­мер­но 50% вре­ме­ни на по­вы­ше­ние эф­фек­тив­но­сти су­ще­ству­ю­щих биз­нес-про­ек­тов и еще 50% – на раз­ра­бот­ку но­вых на­прав­ле­ний.

– Вы один из са­мых про­ни­ца­тель­ных и успеш­ных рос­сий­ских ин­ве­сто­ров, воз­мож­но, са­мый про­ни­ца­тель­ный и успеш­ный. Уор­рен Баф­фетт го­во­рит, что все­гда ин­ве­сти­ро­вал толь­ко в те биз­не­сы, ко­то­рые по­ни­мал сам. Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, как и по ка­ким кри­те­ри­ям при­ни­ма­е­те ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния вы?

– Ин­ве­сти­ру­ем преж­де все­го в лю­дей и в новые трен­ды. По­это­му при при­ня­тии ре­ше­ния уде­ля­ем ос­нов­ное вни­ма­ние имен­но оцен­ке сво­их по­тен­ци­аль­ных парт­не­ров. Ко­неч­но, у нас есть ана­ли­ти­ки, и они по­сле изу­че­ния по­тен­ци­а­ла сдел­ки, в ко­то­рую мы пла­ни­ру­ем ин­ве­сти­ро­вать, да­ют свои пред­ло­же­ния. Сам мно­го чи­таю, изу­чаю со­вре­мен­ные тен­ден­ции. Ес­ли счи­та­ем ин­ве­сти­цию це­ле­со­об­раз­ной, то обя­за­тель­но по­дроб­но об­ща­юсь с ли­де­ра­ми ко­манд, в ко­то­рые мы ин­ве­сти­ру­ем, за­тем при­ни­ма­ют­ся со­от­вет­ству­ю­щие ре­ше­ния.

– Вы од­ним из пер­вых по­ве­ри­ли в вос­ста­нов­ле­ние ме­тал­лур­ги­че­ско­го рын­ка, раз­гля­де­ли гря­ду­щий бум со­ци­аль­ных се­тей и ин­тер­нет-ком­му­ни­ка­ций, пер­вым в Рос­сии на­ча­ли мно­го вкла­ды­вать в пер­спек­тив­ный ки­бер­спорт. Что, на ваш взгляд, мо­жет вы­стре­лить сле­ду­ю­щим?

– Все, что ка­са­ет­ся big data, ис­кус­ствен­но­го интеллекта, но­вых форм по­да­чи кон­тен­та, та­ких как AR и VR (до­пол­нен­ная ре­аль­ность и вир­ту­аль­ная ре­аль­ность. – «Ве­до­мо­сти»), а так­же биз­нес-про­ек­тов на сты­ке ре­аль­ной эко­но­ми­ки, интернета и ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий.

«ВСЕ НА­ЛО­ГИ ПЛАЧУ В РОС­СИИ» – Алек­сей На­валь­ный не первый раз пуб­ли­ку­ет ма­те­ри­а­лы, свя­зан­ные с ва­ми. До сих пор вы на них не ре­а­ги­ро­ва­ли, но в этот раз обе­ща­е­те жест­ко от­ве­тить. По­че­му?

– Не хо­тел де­лать ему пи­ар. Для ме­ня дей­ствия На­валь­но­го все­гда бы­ли худ­шим при­ме­ром то­го, что на­зы­ва­ет­ся вер­хо­гляд­ством. На­при­мер, он говорил, что шах­те­ры на пред­при­я­ти­ях Усма­но­ва «фи­га­чат за ко­пей­ки». Че­ло­век да­же не вы­яс­нил, что мы до­бы­ва­ем на­шу ру­ду от­кры­тым спо­со­бом – у нас нет шах­те­ров. На­ши пред­при­я­тия обес­пе­чи­ва­ют до­ход при­мер­но 300 000 че­ло­век, ес­ли счи­тать со­труд­ни­ков с их се­мья­ми. Все по­лу­ча­ют до­стой­ную зар­пла­ту, су­ще­ствен­но пре­вы­ша­ю­щую сред­нюю по сво­е­му ре­ги­о­ну. Сей­час На­валь­ный пе­ре­шел крас­ную ли­нию, стал об­ви­нять ме­ня фак­ти­че­ски в пре­ступ­ле­нии. Все, что мо­гу ска­зать по по­во­ду его за­яв­ле­ния, – это ложь. Он утвер­жда­ет, что яко­бы я участ­во­вал в при­ва­ти­за­ци­он­ных сдел­ках и на этом ско­ло­тил свое со­сто­я­ние. В дей­стви­тель­но­сти все ак­ти­вы куп­ле­ны на вто­рич­ном рын­ке. При этом я толь­ко как фи­зи­че­ское ли­цо за­пла­тил в Рос­сии бо­лее $400 млн на­ло­гов (с уче­том на­ло­го­вой де­кла­ра­ции за 2016 г.).

– Но USM Holdings в 2016 г. со­об­щи­ла, что вы пе­ре­ста­ли быть на­ло­го­вым ре­зи­ден­том Рос­сии. На­ло­го­вым ре­зи­ден­том ка­ко­го го­су­дар­ства вы сей­час яв­ля­е­тесь?

– USM со­об­щи­ла, что я про­вел за пре­де­ла­ми Рос­сии боль­ше 183 дней. А из это­го все по­че­му-то сде­ла­ли та­кой вы­вод. Я вы­нуж­ден мно­го на­хо­дить­ся за гра­ни­цей, как пре­зи­дент Меж­ду­на­род­ной фе­де­ра­ции фех­то­ва­ния (FIE). У FIE есть офи­сы в Ло­занне и Мо­на­ко. Кро­ме то­го, я яв­ля­юсь так­же чле­ном ко­мис­сии МОК по олим­пий­ско­му те­ле­ви­де­нию. Эти и дру­гие мои обя­зан­но­сти за­ни­ма­ют до­воль­но мно­го вре­ме­ни. На­при­мер, в 2015– 2016 гг. ре­ша­лись важ­ней­шие во­про­сы олим­пий­ско­го дви­же­ния, в том числе уча­стия рос­сий­ских спортс­ме­нов в Олим­пий­ских иг­рах 2016 г., в ко­то­рые я был ак­тив­но во­вле­чен.

И тем не ме­нее я на­ло­го­вый ре­зи­дент Рос­сии, все лич­ные на­ло­ги я плачу здесь. При­чем бо­лее по­ло­ви­ны до­хо­дов, с ко­то­рых упла­че­ны эти на­ло­ги, я заработал не в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции: это в ос­нов­ном при­быль от опе­ра­ций на рын­ках цен­ных бу­маг за пре­де­ла­ми Рос­сии.

А что со­здал На­валь­ный? Кро­ме про­во­ка­ций на го­ло­ву мо­ло­дых ре­бят, ко­то­рые все­гда фрон­ди­ру­ют лю­бой вла­сти, да­же ес­ли эта власть зо­ло­тая? Что, кро­ме рас­про­стра­не­ния за­ве­до­мо лож­ной и непро­ве­рен­ной ин­фор­ма­ции? Мы, бу­дучи в ком­со­моль­ском воз­расте, кри­ти­че­ски оце­ни­ва­ли си­ту­а­цию в стране, хо­тя и гор­ди­лись ею. Часть мо­ло­де­жи се­го­дня в та­кой же си­ту­а­ции.

«По­куп­ка «Ме­га­фо­ном» па­ке­та ак­ций Mail.ru Group име­ет стра­те­ги­че­скую цель – со­здать один из пер­вых в ми­ре циф­ро­вых мо­биль­ных про­ек­тов»

– На­валь­ный на­шел вы­пис­ки из Ро­сре­ест­ра, со­глас­но ко­то­рым в 2010 г. Али­шер Бур­ха­но­вич Усма­нов пе­ре­дал фон­ду «Соц­гос­про­ект» на ос­но­ва­нии до­го­во­ров по­жерт­во­ва­ния и да­ре­ния участ­ки пло­ща­дью 2,8 и 1,5 га, а так­же жи­лой дом (2800 кв. м), ко­тель­ную, ба­ню и дру­гие зда­ния ря­дом с пос. Зна­мен­ское в Под­мос­ко­вье. За ка­кую сум­му и за­чем вы при­об­ре­ли участ­ки и по­че­му пе­ре­да­ли фон­ду?

– Моя сест­ра Гуль­ба­хор Бур­ха­нов­на – са­мый близ­кий мне че­ло­век на зем­ле кро­ме Ири­ны Алек­сан­дров­ны Ви­нер. Я очень о ней за­бо­чусь. В свое вре­мя, по­сле по­те­ри ро­ди­те­лей, сест­ра за­хо­те­ла жить по­бли­же ко мне. Я пред­ла­гал ей мно­го ва­ри­ан­тов про­жи­ва­ния, од­ним из ко­то­рых был уча­сток, впо­след­ствии став­ший пред­ме­том ис­сле­до­ва­ния г-на На­валь­но­го. Ес­ли бы На­валь­ный спро­сил у офи­ци­аль­ных лиц, пред­став­ля­ю­щих ин­те­ре­сы мо­их ком­па­ний, получил бы внят­ный от­вет и ни­че­го не нуж­но бы­ло бы вы­ду­мы­вать. Разъ­яс­ни­ли бы, что ин­те­ре­су­ю­щий его до­го­вор был ча­стью сдел­ки, ка­са­ю­щей­ся дру­го­го участ­ка фонда под ру­ко­вод­ством г-на Ели­се­е­ва.

Его я пре­крас­но знал со вре­мен ра­бо­ты ген­ди­рек­то­ром «Газ­про­мин­ве­ст­хол­дин­га», ко­гда по 2–3 дня в неде­лю про­во­дил в Газ­пром­бан­ке – на­шем ве­ду­щем бан­ке.

Елисеев то­гда рас­ска­зы­вал мне о про­ек­тах фон­дов, при­гла­шал вло­жить­ся в них. От него и узнал, что фонд [«Соц­гос­про-

ект»] хо­чет де­лать де­ве­ло­пер­ский про­ект на гра­ни­це с мо­им участ­ком: ря­дом со сте­ной вы­рос­ли бы пять боль­ших особ­ня­ков. Я же дав­но ис­кал воз­мож­ность рас­ши­рить свой уча­сток, где жи­ву уже боль­ше 20 лет, по­это­му и пред­ло­жил об­ме­нять их уча­сток – 12 га – на уча­сток мо­ей сест­ры в от­да­ле­нии от ме­ня и с го­то­вым до­мом.

Тем бо­лее что сест­ра в до­ме жить от­ка­за­лась. Ска­за­ла: «За­чем мне та­кой боль­шой дом? Де­ти разъ­е­ха­лись». Мы [c Ели­се­е­вым] до­го­во­ри­лись. Фонд усту­пил мне огром­ный уча­сток [12 га на Руб­лев­ке] по но­ми­наль­ной цене, а я пе­ре­дал в «Соц­гос­про­ект» уча­сток и дом сест­ры и до­стро­ил его, как и обе­щал. 12 га на Руб­лев­ке на бе­ре­гу Моск­вы-ре­ки сто­ят при­мер­но $50 млн. Пе­ре­дан­ный мною уча­сток в 4 га сто­ит око­ло $15–20 млн, и дом – еще $30 млн. Так что ба­ланс при­мер­но 50 на 50.

Они сде­ла­ли мне одол­же­ние, дав воз­мож­ность рас­ши­рить тер­ри­то­рию име­ния. А для сест­ры я по­стро­ил на­про­тив се­бя дом на 50 сот­ках.

Что это – взят­ка? Никакая не взят­ка!

– По­че­му фонд «Соц­гос­про­ект» со­гла­сил­ся на та­кой об­мен? На по­лу­чен­ном участ­ке в 4 га пять но­вых особ­ня­ков не по­стро­ишь, тем бо­лее ко­гда там уже есть особ­няк за $30 млн.

– В но­вую строй­ку им нуж­но бы­ло вкла­ды­вать мно­го де­нег. А я им го­во­рю: вот го­то­вый дом. Вы­год­но обе­им сто­ро­нам. По­том, как я по­ни­маю, из-за кри­зи­са де­ве­ло­пер­ский про­ект у них во­об­ще за­глох, но я уже за этим не сле­дил, они са­ми раз­би­ра­лись.

– В особ­ня­ке, ко­то­рый вы пе­ре­да­ли фон­ду, дей­стви­тель­но бы­ва­ет пре­мьер?

– Я это­го не знаю. Елисеев хо­тел там сде­лать пред­ста­ви­тель­ский дом. В том ви­де, в ко­то­ром дом был пе­ре­дан, он был непри­го­ден к ис­поль­зо­ва­нию, и я его еще неко­то­рое вре­мя до­стра­и­вал, это бы­ло ча­стью на­ших ком­мер­че­ских до­го­во­рен­но­стей.

– А чем во­об­ще фонд «Соц­гос­про­ект» за­ни­ма­ет­ся?

– В де­та­ли не по­гру­жен, слы­шал, что фонд жерт­во­вал день­ги на вос­ста­нов­ле­ние Кон­стан­ти­нов­ско­го двор­ца в Санкт-Петербурге, под­дер­жи­вал еще ка­кие-то об­ще­ствен­ные про­ек­ты. Знаю Илью Ели­се­е­ва. Вме­сте вы­пи­ва­ли. (Сме­ет­ся.)

– Вы не опа­са­е­тесь ис­ков к вам в су­дах Лон­до­на и США? На­валь­ный гро­зил­ся су­дить­ся там.

– Во-пер­вых, это я ре­шил в суд об­ра­тить­ся – в рос­сий­ский, как и по­ло­же­но меж­ду рос­сий­ски­ми граж­да­на­ми. Он же ис­поль­зу­ет за­яв­ле­ние о за­пад­ных су­дах, для то­го что­бы уве­сти дис­кус­сию в дру­гую сто­ро­ну. Од­на­ко там же есть за­кон. Су­деб­ные си­сте­мы вез­де несо­вер­шен­ны, но кле­ве­тать нель­зя ни в на­шей стране, ни за ру­бе­жом. Но не на­до при­да­вать На­валь­но­му слиш­ком боль­шое зна­че­ние. Пом­ни­те, как Александр III по­сту­пил, ко­гда ему со­об­щи­ли об аре­сте ка­ко­го-то ал­ка­ша, ко­то­рый кри­чал в трак­ти­ре, что «пле­вал на Го­су­да­ря»? При­ка­зал бе­до­ла­гу от­пу­стить, но пе­ре­дать, что он то­же на него пле­вал.

– По ка­ко­му имен­но по­во­ду вы хо­ти­те су­дить­ся?

– По по­во­ду вра­нья. При­пом­ню ему все вы­ска­зы­ва­ния в мой ад­рес. До это­го он говорил, что яко­бы я участ­во­вал в при­ва­ти­за­ции. Ка­кая при­ва­ти­за­ция? В 2004–2005 гг., ко­гда ру­ду про­да­ва­ли за $22/т, я по­ку­пал Ми­хай­лов­ский ГОК и 30% «Ту­ла­чер­ме­та» за $2 млрд, кон­со­ли­ди­ро­вал «Газ­ме­талл» за $2 млрд. Блок­па­кет «Ме­га­фо­на» ку­пил за $5,2 млрд, и этот долг до се­го­дняш­не­го дня от­даю.

БЕЗ ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НОЙ ПО­МО­ЩИ – Вы прин­ци­пи­аль­но не по­ку­па­ли ак­ти­вы у го­су­дар­ства?

– Прин­ци­пи­аль­но. Что ка­са­ет­ся го­су­дар­ствен­ных га­ран­тий для «Ме­тал­ло­ин­ве­ста», это бы­ло во вре­мя боль­шо­го кри­зи­са 2008 г. Со мной случилось несча­стье, я се­рьез­но за­бо­лел. Ме­недж­мент на­чал изыс­ки­вать пу­ти хеджи­ро­ва­ния кре­дит­ных рис­ков, и то­гда на­ши ком­па­нии, как стра­те­ги­че­ские, по­лу­чи­ли гос­га­ран­тии. Узнав об этом и бу­дучи на ре­а­би­ли­та­ции по­сле боль­шой опе­ра­ции, я очень жест­ко по­тре­бо­вал, что­бы на­ши пред­при­я­тия немед­лен­но вер­ну­ли го­су­дар­ствен­ные га­ран­тии. По­том ме­ня об­ви­ня­ли, что я у [пер­во­го ви­це-премьера Иго­ря] Шу­ва­ло­ва эти га­ран­тии вы­про­сил. Их да­ва­ли на пять лет, но мы вер­ну­ли в том же го­ду.

– А ва­ша прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция с чем свя­за­на?

– Счи­таю, что государственная ма­ши­на все­гда на­хо­дит­ся в кон­флик­те с биз­не­сом, по­то­му что раз­ные це­ли: здесь – из­вле­че­ние при­бы­ли, там – по­лу­че­ние на­ло­гов с этой при­бы­ли. Вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие источ­ни­ки до­хо­дов, по­это­му с го­су­дар­ством мож­но со­труд­ни­чать, но у него нель­зя ни­че­го брать. И я прин­ци­пи­аль­но не де­лал ни­че­го для то­го, что­бы по­лу­чать у го­су­дар­ства что-ли­бо за бес­це­нок или бес­плат­но. Един­ствен­ный ак­тив, при­об­ре­тен­ный на­ми у го­су­дар­ства, – это ли­цен­зия на раз­ра­бот­ку ме­сто­рож­де­ния Удо­кан, за ко­то­рую мы за­пла­ти­ли $500 млн. Это ста­ло од­ной из са­мых круп­ных, ес­ли не са­мой круп­ной, сде­лок по при­об­ре­те­нию пра­ва поль­зо­ва­ния ненеф­те­га­зо­вы­ми недра­ми в на­шей стране.

– Но вы ведь ра­бо­та­ли в струк­ту­ре го­су­дар­ствен­но­го «Газ­про­ма». Соб­ствен­но у него вы в 2001 г. и вы­ку­пи­ли до­лю в «Газ­ме­тал­ле», ко­то­рый вла­дел Ос­коль­ским элек­тро­ме­тал­лур­ги­че­ским

– Се­кун­доч­ку. Лич­но я счи­тал, что «Газ­про­му» вы­год­но бы­ло то­гда иметь ме­тал­лур­ги­че­ский хол­динг. В тот мо­мент, ко­гда я при­шел в «Газ­пром», он за газ по­лу­чал не день­ги, а ино­гда да­же хлеб. Сред­не­ве­ко­вый на­ту­раль­ный об­мен. По­том по­яви­лись век­се­ля. У «Газ­про­ма» бы­ло огром­ное ко­ли­че­ство ме­тал­лур­ги­че­ской про­дук­ции, ко­то­рая от­да­ва­лась в за­чет по­став­ки га­за. «Газ­пром» со­хра­нил эко­но­ми­ку Рос­сии в пе­ри­од ее по­лу­рас­па­да по­сле эко­но­ми­че­ских ре­форм пра­ви­тель­ства Гай­да­ра. Не имею в ви­ду, что это бы­ли непра­виль­ные ре­фор­мы, имею в ви­ду то, как их пре­тво­ря­ли в жизнь. То­гда ме­ня при­зва­ли ре­а­ли­зо­вы­вать непро­филь­ные ак­ти­вы, а про­филь­ные ак­ти­вы вер­нуть на ба­ланс «Газ­про­ма». И что­бы из­бе­жать кон­флик­та ин­те­ре­сов, так как мои парт­не­ры (не я) уже бы­ли ак­ци­о­не­ра­ми ОЭМК и Ле­бе­дин­ско­го ГОКа, я пред­ло­жил вы­ста­вить до­лю в «Газ­ме­тал­ле» на про­да­жу. То­гда «Газ­пром» бла­го­да­рил ме­ня, хо­тя я говорил: «А мо­жет быть, оста­вить? Бу­дет рас­ти». Точ­но та­кая же си­ту­а­ция бы­ла, ко­гда про­сил у рос­сий­ских бан­ки­ров день­ги на Corus Group, что­бы ку­пить па­кет по­боль­ше: мне ни­кто не по­ве­рил. Ни один банк ни­че­го не дал. Так же как и на по­куп­ку Facebook, на что я потратил все свои день­ги, ко­то­рые бы­ли у ме­ня на тот мо­мент.

МЕДНЫЙ БИЗ­НЕС – Да­вай­те по­го­во­рим про ва­ши новые про­ек­ты. Бай­каль­ская гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ская ком­па­ния вла­де­ет ли­цен­зи­ей на тре­тье ме­сто­рож­де­ние ме­ди в ми­ре – Удо­кан­ское. Ко­гда нач­не­те его раз­ра­ба­ты­вать?

– По Удо­ка­ну идут ак­тив­ные пе­ре­го­во­ры с бан­ка­ми и парт­не­ра­ми из Рус­ской мед­ной ком­па­нии (РМК) о сов­мест­ной раз­ра­бот­ке ме­сто­рож­де­ния. Их ве­дет Бай­каль­ская гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ская ком­па­ния, мы пол­но­стью от­кры­ты для со­труд­ни­че­ства и на­ча­ла стро­и­тель­ства обо­га­ти­тель­ной фаб­ри­ки.

– Ваш парт­нер по Удо­ка­ну – РМК Иго­ря Ал­туш­ки­на. Раз­ве у РМК есть до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство средств, что­бы ин­ве­сти­ро­вать на­равне с ва­ми? Они толь­ко в 2013 г. за­пу­сти­ли Ми­хе­ев­ский ГОК, сей­час изу­ча­ют воз­мож­ность стро­и­тель­ства вто­рой оче­ре­ди, работают над за­пус­ком То­мин­ско­го ГОКа.

– Средств нет ни у кого. Сред­ства есть толь­ко у бан­ков. РМК име­ет боль­шой опыт ре­а­ли­за­ции про­ек­тов в мед­ных гор­но-обо­га­ти­тель­ных ком­би­на­тах. Они уже два ГОКа под­ня­ли. И сде­ла­ли их го­раз­до бо­лее эф­фек­тив­ны­ми, чем дру­гие ком­па­нии. Мы ве­рим в них. Но от­кры­ты к со­труд­ни­че­ству на чест­ной, рав­но­прав­ной ос­но­ве с лю­бы­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся мед­ным биз­не­сом.

МЕ­ДИА, КОМ­МУ­НИ­КА­ЦИИ И КИ­БЕР­СПОРТ – Вы чи­та­е­те «Ком­мер­сантъ» еже­днев­но? Как ча­сто вам зво­нят лю­ди, недо­воль­ные ста­тья­ми в «Ком­мер­сан­те», и как вы на это ре­а­ги­ру­е­те? На­ши кол­ле­ги го­во­рят, что вы на­саж­да­е­те цен­зу­ру в «Ком­мер­сан­те».

– Еже­днев­но чи­таю дай­джест прес­сы, ко­то­рый вклю­ча­ет в се­бя и «Ком­мер­сантъ». А во­об­ще, по­сколь­ку я даю ин­тер­вью вам, а вы все-та­ки кон­ку­рент «Ком­мер­сан­та», по­ла­гаю, бу­дет некор­рект­ным об­суж­дать с ва­ми, как там все устро­е­но.

Мо­гу ска­зать толь­ко од­но: ни­ка­кую цен­зу­ру я там не на­саж­даю. Это не в мо­их пра­ви­лах, и я во­об­ще не при­ни­маю уча­стия в ра­бо­те мо­их ме­дий­ных ак­ти­вов.

Един­ствен­ный ин­ци­дент, ко­гда я лич­но об­ра­тил вни­ма­ние на де­я­тель­ность «Ком­мер­сан­та», был в свя­зи с ху­ли­ган­ской пуб­ли­ка­ци­ей в жур­на­ле «Власть». Кста­ти, от­стра­нен­ный то­гда [глав­ный] ре­дак­тор [Мак­сим Ко­валь­ский] сей­час сно­ва ра­бо­та­ет в «Ком­мер­сан­те», по­то­му что это не бы­ло по­ли­ти­че­ской цен­зу­рой или пер­со­наль­ным кон­флик­том, а бы­ло от­ве­том на эти­че­ски недо­пу­сти­мый стиль и тон. Ожи­даю от со­труд­ни­ков со­блю­де­ния вы­со­ких стан­дар­тов куль­ту­ры, а не еди­ных по­ли­ти­че­ских взгля­дов.

Пред­ла­гаю вам у ва­ше­го вла­дель­ца [Де­мья­на Куд­ряв­це­ва, быв­ше­го ген­ди­рек­то­ра «Ком­мер­сан­та»] спро­сить: бы­ла цен­зу­ра при нем? Бы­ва­ло, я его не ви­дел по пол­го­да.

– За­чем до­ля в Mail.ru Group про­да­на «Ме­га­фо­ну»?

– Mail.ru Group является од­ним из цен­тров вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных инвестиций, по­то­му что со­еди­ня­ет в се­бе как боль­шой опыт инвестиций и стра­те­ги­че­ских сде­лок, так и плат­фор­му для даль­ней­ше­го развития этих ком­па­ний внут­ри сво­ей эко­си­сте­мы. Этот опыт уни­ка­лен в рам­ках рос­сий­ско­го ин­тер­нет-рын­ка. За пле­ча­ми ком­па­нии де­сят­ки сде­лок. Как мы ви­дим, все круп­ные при­об­ре­те­ния Mail.ru Group ока­за­лись успеш­ны­ми: «Од­но­класс­ни­ки», «В кон­так­те», Delivery Club... Важ­но отметить, что по­сле при­об­ре­те­ния все эти ком­па­нии показали зна­чи­тель­ный рост сво­их ос­нов­ных по­ка­за­те­лей. Сдел­ка с «Ме­га­фо­ном» поз­во­лит до­ба­вить к воз­мож­но­стям ин­ве­сти­ци­он­ной плат­фор­мы Mail.ru Group ре­сур­сы те­ле­ко­мо­пе­ра­то­ра.

Раз­ви­тие «Ме­га­фо­на» и Mail.ru Group се­го­дня под­чи­не­но об­ще­ми­ро­во­му трен­ду на сбли­же­ние интернета и те­ле­ком­му­ни­ка­ций. По­это­му недав­няя по­куп­ка «Ме­га­фо­ном» па­ке­та ак­ций Mail.ru Group име­ет стра­те­ги­че­скую цель – со­здать

один из пер­вых в ми­ре циф­ро­вых мо­биль­ных про­ек­тов (ана­ло­гич­но пла­ни­ру­е­мым объ­еди­не­ни­ям та­ких ком­па­ний, как Verizon и Yahoo, ATT и Time Warner) с по­тен­ци­аль­ны­ми си­нер­ги­я­ми, ста­биль­ны­ми и дол­го­сроч­ны­ми кон­ку­рент­ны­ми пре­иму­ще­ства­ми. Под­го­тов­лен­ный к бу­ду­ще­му иг­рок смо­жет пред­ло­жить боль­ше циф­ро­во­го кон­тен­та, сов­мест­ных про­дук­тов и сер­ви­сов. На­ли­чие кон­тро­ли­ру­ю­ще­го па­ке­та ак­ций у од­но­го ак­ци­о­не­ра спо­соб­ству­ет со­труд­ни­че­ству меж­ду дву­мя ком­па­ни­я­ми.

– Как вы от­но­си­тесь к при­ня­то­му недав­но за­ко­ну Яро­вой? Об­суж­да­ли ли вы его с кем-то из чи­нов­ни­ков, как вла­де­лец ак­ти­ва, на ко­то­рый этот за­кон ока­жет пря­мое вли­я­ние?

– Мы по­ни­ма­ем, что с точ­ки зре­ния го­су­дар­ства и борь­бы с тер­ро­риз­мом и про­чи­ми пре­ступ­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми этот за­кон на­хо­дит­ся в рус­ле об­ще­ми­ро­вой тен­ден­ции. Весь во­прос в том, как он бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать­ся. На­де­юсь, го­су­дар­ство при­мет взве­шен­ное ре­ше­ние, ко­то­рое не на­не­сет ущер­ба от­рас­ли.

– Вы по­обе­ща­ли ин­ве­сти­ро­вать $100 млн в ки­бер­спорт. За­чем?

– Счи­таю, что по­ощ­ре­ние ум­ствен­ной де­я­тель­но­сти в фор­ме спор­тив­но­го со­стя­за­ния меж­ду мо­ло­де­жью – это очень по­лез­но в це­лом и пер­спек­тив­но с точ­ки зре­ния биз­не­са. Мы уже вло­жи­ли в ки­бер­спорт до­ста­точ­но боль­шую сум­му из за­яв­лен­но­го ка­пи­та­ла, и се­го­дня у нас непло­хие ре­зуль­та­ты, луч­шие ко­ман­ды и ме­диа­пра­ва на них, меж­ду­на­род­ные тур­ни­ры, а в мае мы от­кры­ва­ем один из круп­ней­ших в ми­ре ки­бер­спор­тив­ных ста­ди­о­нов. За по­след­ний год на­ши ко­ман­ды бо­лее пя­ти раз ста­но­ви­лись чем­пи­о­на­ми на меж­ду­на­род­ных тур­ни­рах. Эле­мен­тов мо­не­ти­за­ции в ки­бер­спор­те мно­же­ство: спон­сор­ские кон­трак­ты, при­зо­вые день­ги, мер­чан­дай­зинг, про­да­жа прав. Это то же са­мое, что и обычный спорт, – по­тен­ци­аль­но очень при­быль­ная исто­рия. Мы уже ор­га­ни­зо­ва­ли два боль­ших меж­ду­на­род­ных тур­ни­ра, в июне бу­дет тре­тий. На пер­вом из них, в «Кро­кус си­ти», тур­нир со­брал пол­ный зал, а так­же 28 млн зри­те­лей в он­лайне. Кста­ти, это ме­ро­при­я­тие за­во­е­ва­ло пре­мию ве­ду­ще­го ев­ро­пей­ско­го кон­кур­са ивент-ин­ду­стрии EUBEA как луч­шее в сво­ей ка­те­го­рии.-

ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.