Не­бес­ная твердь «Рос­кос­мо­са»

... На­до про­ве­сти при­ва­ти­за­цию кос­ми­че­ской госкор­по­ра­ции и дать от­вет на во­прос, за­чем Рос­сии кос­мос

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ви­та­лий Его­ров

За три го­да ре­фор­мы «Рос­кос­мо­са» си­ту­а­ция в оте­че­ствен­ной кос­мо­нав­ти­ке за­мет­но ухуд­ши­лась, при­чем да­же в тех сфе­рах, где ра­нее со­хра­ня­лось уве­рен­ное ли­дер­ство. Со­кра­ща­ет­ся ко­ли­че­ство за­пус­ков; «Про­тон-М» не ле­та­ет по­чти год, це­на его уже не са­мая при­вле­ка­тель­ная на ми­ро­вом рын­ке; на­деж­ность пус­ков не рас­тет; гря­дет со­кра­ще­ние рос­сий­ско­го эки­па­жа на МКС; США не пла­ни­ру­ют воз­об­нов­лять за­ка­зы на дви­га­те­ли РД-180; сле­ду­ю­щий пуск недав­ней гор­до­сти, ра­ке­ты «Ан­га­ра», от­кла­ды­ва­ет­ся на 2018 г.; бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние, необ­хо­ди­мое для тех­ни­че­ско­го пе­ре­во­ору­же­ния от­рас­ли, не вы­де­ля­ет­ся в тре­бу­е­мой ме­ре.

Есть, ко­неч­но, и по­зи­тив­ные сдви­ги, но они вы­гля­дят как эпи­зо­ди­че­ские по­бе­ды на про­иг­ран­ном фрон­те. «Рос­кос­мос» на­хо­дит­ся еще и в кри­зи­се са­мо­опре­де­ле­ния. Да­же ру­ко­вод­ство не в со­сто­я­нии дать яс­ный от­вет на во­прос: за­чем нам кос­мос?

31 мар­та в «Рос­кос­мо­се» про­шло за­се­да­ние экс­перт­но­го со­ве­та «О стра­те­гии развития госкор­по­ра­ции «Рос­кос­мос» на пе­ри­од до 2025 г. и пер­спек­ти­ву до 2030 г.». На за­се­да­нии обо­зна­ча­ли це­ли и за­да­чи бу­ду­ще­го развития, вы­би­ра­ли при­о­ри­те­ты, об­ра­ща­ли вни­ма­ние на ми­ро­вые трен­ды, го­во­ри­ли о при­вле­че­нии но­вых кад­ров и по­вы­ше­нии про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. В це­лом стра­те­ги­че­ское со­ве­ща­ние сто­ит на­звать так­ти­че­ским, ведь го­во­ри­ли лишь о ро­сте ко­ли­че­ствен­ных по­ка­за­те­лей и ни­кто из со­брав­ших­ся не по­пы­тал­ся оце­нить при­чи­ны се­го­дняш­не­го идео­ло­ги­че­ско­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го ту­пи­ка.

В ми­ре си­ту­а­ция со­всем иная: кос­мос дав­но пре­вра­тил­ся из сфе­ры го­су­дар­ствен­ной де­я­тель­но­сти в биз­нес-сре­ду. В начале ХХI в. го­до­вой объ­ем кос­ми­че­ско­го рын­ка пре­вы­сил еже­год­ные объ­е­мы всех го­су­дар­ствен­ных бюд­же­тов, вы­де­ля­е­мых на кос­мос. Сей­час до­ля го­су­дар­ствен­ных средств в гло­баль­ном кос­ми­че­ском рын­ке со­став­ля­ет око­ло 25%. Еже­год­но ры­нок при­рас­та­ет не мень­ше чем на 5%, и сей­час его обо­рот оце­ни­ва­ет­ся при­мер­но в $330 млрд (по дан­ным Space Foundation). Это боль­ше, чем у NASA ушло на лун­ную программу Apollo за 10 лет. Недол­го оста­лось ждать, ко­гда ком­мер­че­ский кос­мос ком­пен­си­ру­ет все ка­пи­таль­ные рас­хо­ды на кос­мо­нав­ти­ку че­ло­ве­че­ства.

Для то­го что­бы при­мер­но оце­нить вло­же­ния че­ло­ве­че­ства в кос­мо­нав­ти­ку, мож­но взять затра­ты NASA и умно­жить на два. У нас по­лу­чит­ся око­ло $1,8 трлн по ны­неш­не­му кур­су. Сум­мар­ный объ­ем кос­ми­че­ско­го рын­ка с 2007 по 2015 г. за вы­че­том го­су­дар­ствен­ных бюд­же­тов уже до­сти­га­ет от­мет­ки $1,95 трлн. Од­на­ко оче­вид­но непро­пор­ци­о­наль­ное рас­пре­де­ле­ние ин­ве­сти­ру­ю­щих и вы­го­до­по­лу­ча­те­лей. Ком­па­нии США за­ни­ма­ют при­мер­но по­ло­ви­ну все­го ми­ро­во­го кос­ми­че­ско­го рын­ка. Вклад же СССР/Рос­сии в ми­ро­вую кос­мо­нав­ти­ку мож­но оце­ни­вать где-то меж­ду 25 и 33% от об­ще­го вкла­да, а до­лю ми­ро­во­го кос­ми­че­ско­го рын­ка она за­ни­ма­ет, по раз­ным оцен­кам, от 0,3 до 1%.

Един­ствен­ное до­сти­же­ние – се­рьез­ная до­ля рын­ка ком­мер­че­ских за­пус­ков, ко­то­рую за­ня­ли в 1990-е и удер­жи­ва­ли до 2013 г. Сей­час эта до­ля наи­мень­шая из всех участ­ни­ков, при этом весь гло­баль­ный ры­нок ком­мер­че­ских за­пус­ков за­ни­ма­ет 2% от все­го кос­ми­че­ско­го рын­ка.

Се­го­дня рос­сий­ская си­сте­ма «Гло­насс», за­пу­щен­ная в 2000-е, удер­жи­ва­ет по­зи­ции вто­рой из двух пол­но­стью сфор­ми­ро­ван­ных на­ви­га­ци­он­ных груп­пи­ро­вок в ми­ре на­ря­ду с GPS. При этом на ми­ро­вом рын­ке на­ви­га­ци­он­но­го обо­ру­до­ва­ния и сер­ви­сов рос­сий­ская про­дук­ция прак­ти­че­ски не пред­став­ле­на. А на­ви­га­ци­он­ный сег­мент кос­ми­че­ско­го рын­ка в 14 раз (по дан­ным SIA) боль­ше рын­ка ор­би­таль­ных за­пус­ков.

Рос­сия об­ла­да­ет граж­дан­ской груп­пи­ров­кой ди­стан­ци­он­но­го зон­ди­ро­ва­ния Зем­ли из пя­ти кос­ми­че­ских ап­па­ра­тов вы­со­ко­го раз­ре­ше­ния, од­на­ко сним­ки с них прак­ти­че­ски не про­да­ют­ся. Спут­ни­ки работают ис­клю­чи­тель­но «для се­бя» и да­же на­ци­о­наль­ный кар­то­гра­фи­че­ский сервис «Ян­декс.Кар­ты» опи­ра­ет­ся на дан­ные ино­стран­ных спут­ни­ков.

Да­же в пи­ло­ти­ру­е­мой кос­мо­нав­ти­ке, ко­то­рой за­слу­жен­но гор­дит­ся «Рос­кос­мос», не все хо­ро­шо. Ви­це-пре­мьер Дмит­рий Ро­го­зин не зря по­ин­те­ре­со­вал­ся, чем за­ни­ма­ют­ся кос­мо­нав­ты. Хо­тя из 145 че­ло­век со­ста­ва эки­па­жа МКС рос­сий­ских космонавтов сле­та­ло боль­ше всех – 68. При этом на­уч­ный потенциал стан­ции ис­поль­зу­ет­ся меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми в несколь­ко раз эф­фек­тив­нее. По дан­ным пор­та­ла Web of Science, Рос­сия усту­па­ет по ко­ли­че­ству на­уч­ных пуб­ли­ка­ций, свя­зан­ных с МКС: у США – 2203, у Гер­ма­нии – 631, у Япо­нии – 534, у Ита­лии – 449, у Рос­сии – 418.

С уче­том все­го вы­ше­ска­зан­но­го ста­но­вят­ся по­нят­ны про­бле­мы с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем Фе­де­раль­ной кос­ми­че­ской про­грам­мы до 2025 г. Ку­ра­то­ры кос­мо­нав­ти­ки в Крем­ле ни­че­го не мог­ли про­ти­во­по­ста­вить тре­бо­ва­ни­ям Мин­фи­на. Нече­го. Рос­сий­ская кос­мо­нав­ти­ка – это убы­точ­ное для гос­бюд­же­та за­ня­тие с крайне низ­кой про­из­во­ди­тель­но­стью тру­да, ми­ни­маль­ным на­уч­ным вы­хло­пом, и толь­ко все­на­род­ная лю­бовь ме­ша­ет бро­сить ее раз и на­все­гда.

В та­кой си­ту­а­ции для со­хра­не­ния и развития рос­сий­ской кос­мо­нав­ти­ки долж­на стать един­ствен­но оправ­дан­ной стра­те­гия по­вы­ше­ния до­хо­дов рос­сий­ской кос­ми­че­ской от­рас­ли на ми­ро­вом рын­ке. Рос­сия на кос­мо­се долж­на за­ра­ба­ты­вать как ми­ни­мум вдвое боль­ше, чем тра­тит на «Рос­кос­мос».

Кому-то та­кая цель по­ка­жет­ся из­лишне при­зем­лен­ной. А как же фун­да­мен­таль­ная наука? Пи­ло­ти­ру­е­мая кос­мо­нав­ти­ка? Как же на­ши все неро­див­ши­е­ся лу­но­хо­ды и мар­со­хо­ды? Не­уже­ли за­бу­дем про них и от­пра­вим­ся за­ко­ла­чи­вать день­гу?

Лу­но­хо­ды, мар­со­хо­ды и кос­мо­нав­ты ни­ку­да не де­нут­ся. Про­сто нуж­но по­ни­мать, для че­го они хо­дят и ле­та­ют. Го­су­дар­ство, за­ка­зы­вая слож­ные и ам­би­ци­оз­ные кос­ми­че­ские про­грам­мы, вкла­ды­ва­ет в про­из­вод­ствен­ный потенциал сво­их ра­кет­но­кос­ми­че­ских пред­при­я­тий, при­вле­ка­ет спо­соб­ные, го­то­вые к развитию кад­ры. Ге­ро­и­че­ские кос­мо­нав­ты и мар­со­хо­ды вдох­нов­ля­ют мо­ло­дежь,

По­ло­же­ние «Рос­кос­мо­са» на ми­ро­вом кос­ми­че­ском рын­ке как нель­зя луч­ше де­мон­стри­ру­ет, что го­су­дар­ство – крайне неэф­фек­тив­ный соб­ствен­ник

вы­зы­ва­ют ин­те­рес к точ­ным на­у­кам, по­лу­че­нию ин­же­нер­ных про­фес­сий, а это бу­ду­щее не толь­ко кос­мо­нав­ти­ки, но и все­го го­су­дар­ства, стре­мя­ще­го­ся к тех­но­ло­ги­че­ско­му ли­дер­ству.

Кос­ми­че­ский ап­па­рат, са­дя­щий­ся на ко­ме­ту, или про­ле­та­ю­щий ми­мо Плу­то­на, или от­ка­пы­ва­ю­щий оче­ред­ную мар­си­ан­скую ока­ме­не­лую бак­те­рию, – это не про­сто на­уч­ный при­бор, удо­вле­тво­ря­ю­щий лю­бо­пыт­ство горст­ки уче­ных. Это де­мон­стра­ция на­уч­но­го и про­мыш­лен­но­го по­тен­ци­а­ла стра­ны, ка­че­ства и на­деж­но­сти про­из­во­ди­мой тех­ни­ки, и та­кая ре­кла­ма ра­бо­та­ет на­мно­го луч­ше, чем пла­сти­ко­вые ма­ке­ты, пе­ре­во­зи­мые по Зем­ле с од­ной аэро­кос­ми­че­ской вы­став­ки на дру­гую. Это по­ни­ма­ют США. Это по­ни­ма­ет Ев­ро­па. Это по­ни­ма­ет Юж­ная Ко­рея. Это по­ни­ма­ет Ин­дия. Это по­ни­ма­ют да­же Объ­еди­нен­ные Араб­ские Эми­ра­ты.

«Рос­кос­мос» это­го не по­ни­ма­ет или, мо­жет быть, не по­ни­ма­ет, как сов­ме­стить боль­шие про­ек­ты, ма­лень­кое фи­нан­си­ро­ва­ние и за­да­чу вый­ти на ры­нок. Рос­сия об­ла­да­ет все­го дву­мя на­уч­ны­ми спут­ни­ка­ми на око­ло­зем­ной ор­би­те, меж­пла­нет­ных ап­па­ра­тов не бы­ло с 1988 г. О по­ле­тах рос­си­ян на Луну толь­ко го­во­рят, но от­кла­ды­ва­ют со­зда­ние сверх­тя­же­лой ра­ке­ты для этой за­да­чи на по­сле 2035 г.

Что­бы по­нять ис­тин­ные при­чи­ны за­тяж­но­го кри­зи­са «Рос­кос­мо­са», сле­ду­ет об­ра­тить­ся к его ис­то­рии.

«Рос­кос­мос» получил в на­след­ство ко­лос­саль­ный про­мыш­лен­ный ком­плекс, ре­а­ли­зо­вав­ший два од­но­вре­мен­но слож­ных и мас­штаб­ных про­ек­та: ор­би­таль­ную стан­цию «Мир» и авиа­кос­ми­че­скую си­сте­му «Бу­ранЭ­нер­гия». Это бы­ла вто­рая по мас­шта­бам кос­ми­че­ская от­расль мира на пи­ке сво­е­го развития. Ра­бо­тать в нор­маль­ном ре­жи­ме и раз­ви­вать­ся она мог­ла толь­ко в усло­ви­ях со­хра­не­ния мас­шта­ба де­я­тель­но­сти, что в 1990-е бы­ло нере­аль­но. В ре­зуль­та­те что-то без­воз­врат­но де­гра­ди­ро­ва­ло, что-то пы­та­ет­ся вы­жи­вать, как мо­жет, что-то ока­за­лось за­кон­сер­ви­ро­ва­но, но все-та­ки мно­гое со­хра­ни­лось и бо­ро­лось за за­ка­зы в 2000-е. Сей­час «Рос­кос­мос» вы­нуж­ден «раз­ма­зы­вать масло тон­ким сло­ем», что­бы за­гру­зить ра­бо­той все пред­при­я­тия, хо­тя их потенциал на­мно­го боль­ше.

На­деж­дой со­вре­мен­ной рос­сий­ской кос­ми­че­ской от­рас­ли на то, что­бы вы­жить и раз­ви­вать­ся без ка­ких-ли­бо су­ще­ствен­ных из­ме­не­ний, до по­след­не­го вре­ме­ни бы­ло по­лу­че­ние от го­су­дар­ства фи­нан­си­ро­ва­ния и ра­бо­ты в тех мас­шта­бах, для ко­то­рых вся от­расль бы­ла ко­гда-то со­зда­на. На­при­мер, в ближ­ней пер­спек­ти­ве это мог­ла бы быть пи­ло­ти­ру­е­мая лун­ная про­грам­ма. Все­го несколь­ко лет на­зад, ко­гда дол­лар сто­ил 35 руб., а нефть – $100 за бар­рель, на­де­ять­ся на та­кую за­да­чу еще мож­но бы­ло. Се­го­дня оче­вид­но, что Лу­ны в обо­зри­мом фи­нан­со­вом бу­ду­щем у Рос­сии не бу­дет.

По­это­му есть толь­ко од­но оче­вид­ное ре­ше­ние, ко­то­рое долж­но со­кра­тить па­ра­док­саль­ный раз­рыв меж­ду объ­е­мом со­вет­ско-рос­сий­ских инвестиций в кос­мос и до­лей Рос­сии на ми­ро­вом кос­ми­че­ском рын­ке. Это же ре­ше­ние спо­соб­но из­ба­вить «Рос­кос­мос» от ряда дуб­ли­ру­ю­щих на­прав­ле­ний и неэф­фек­тив­ных ак­ти­вов. Оно же спо­соб­но вы­ве­сти рос­сий­скую част­ную кос­мо­нав­ти­ку на новый уро­вень и за­дать ей ми­ро­вой мас­штаб. И оно стра­шит «Рос­кос­мос» боль­ше се­к­ве­ст­ра и «Фо­бос грун­та» – это при­ва­ти­за­ция.

По­ло­же­ние «Рос­кос­мо­са» на ми­ро­вом кос­ми­че­ском рын­ке как нель­зя луч­ше де­мон­стри­ру­ет, что го­су­дар­ство – крайне неэф­фек­тив­ный соб­ствен­ник. У Рос­сии есть при­мер бо­лее эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния кос­ми­че­ско­го по­тен­ци­а­ла – ОАО «Газ­пром кос­ми­че­ские си­сте­мы». Эта ком­мер­че­ская ком­па­ния опи­ра­ет­ся преж­де все­го на рос­сий­ские тех­но­ло­гии, и она вы­год­на. За­да­чей го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки в кос­мо­се долж­но стать при­умно­же­ние та­ких при­ме­ров. В гос­соб­ствен­но­сти долж­ны остать­ся клю­че­вые мощ­но­сти, обес­пе­чи­ва­ю­щие ба­зо­вые по­треб­но­сти го­су­дар­ства: про­из­вод­ство тя­же­лых ра­кет, пи­ло­ти­ру­е­мая кос­мо­нав­ти­ка, кос­мо­дро­мы. Все, что име­ет ком­мер­че­ский потенциал на ми­ро­вом рын­ке – про­из­вод­ство ра­кет и спут­ни­ков свя­зи, спут­ни­ков ди­стан­ци­он­но­го зон­ди­ро­ва­ния Зем­ли, про­из­вод­ство при­бо­ров и ком­по­нен­тов, – все на­до от­да­вать в бо­лее эф­фек­тив­ные ру­ки с це­лью вы­хо­да на ми­ро­вой ры­нок. И вся­че­ски под­дер­жи­вать это на­прав­ле­ние: гос­за­ка­за­ми, на­ло­го­вы­ми льго­та­ми, пра­во­вым кли­ма­том.

Ко­неч­но, в на­след­ство от 1990-х у мно­гих оста­лось пред­став­ле­ние о при­ва­ти­за­ции как о са­мом страш­ном, что гро­зит про­мыш­лен­но­сти. Для мно­гих при­ва­ти­за­ция за­во­да вы­ра­жа­ет­ся в мас­со­вом уволь­не­нии, про­да­же стан­ков, рас­пи­лов­ке це­хов на ме­тал­ло­лом и ис­чез­но­ве­нии в неиз­вест­ном на­прав­ле­нии при­ва­ти­за­то­ра. Но тут уж го­су­дар­ство долж­но по­за­бо­тить­ся о предот­вра­ще­нии та­ко­го ва­ри­ан­та. «Рос­кос­мо­су» или от­дель­но­му ми­ни­стер­ству по кос­мо­су при­дет­ся за­нять­ся по­ис­ком до­стой­ных, боль­ных кос­мо­сом соб­ствен­ни­ков, го­то­вых вкла­ды­вать­ся и бить­ся за до­лю на ми­ро­вом рын­ке. Им мож­но и нуж­но от­да­вать неэф­фек­тив­ные се­го­дня гос­пред­при­я­тия – воз­мож­но, по сни­жен­ным це­нам или под кре­ди­ты в гос­бан­ках. Ис­кать воз­мож­но­сти сов­мест­ных пред­при­я­тий, да­же с те­ми же ино­стран­ны­ми кор­по­ра­ци­я­ми. Но толь­ко та­кое на­сто­я­щее част­но-го­су­дар­ствен­ное парт­нер­ство спо­соб­но дать се­рьез­ный эф­фект в обо­зри­мом бу­ду­щем и сфор­ми­ро­вать новый об­лик рос­сий­ской кос­мо­нав­ти­ки.

Первый шаг уже сде­лан. Ос­но­ва­тель авиа­ком­па­нии S7 Вла­ди­слав Фи­лев смог вы­ку­пить у РКК «Энер­гия» пла­ву­чий кос­мо­дром «Мор­ской старт». Ку­пить за $160 млн про­ект, в ко­то­рый вло­же­но $3,5 млрд, до­бить­ся ком­пен­са­ции за гос­счет дол­гов, ви­ся­щих на нем, – это ли не клас­си­че­ская при­ва­ти­за­ция? «Мор­ской старт» был со­всем уж че­мо­да­ном без руч­ки, из­ба­вив­шись от него, «Рос­кос­мос» счаст­ли­во вздох­нул. А вот от­дать ра­бо­чие, хоть и неэф­фек­тив­ные про­из­вод­ства – хва­тит ли сме­ло­сти? С пра­виль­ной стра­те­ги­ей долж­но хва­тить.-

/ РИА НО­ВО­СТИ

Ор­би­таль­ная стан­ция «Мир» ста­ла од­ним из слож­ных и мас­штаб­ных про­ек­тов со­вет­ской кос­ми­че­ской от­рас­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.