Не­ре­аль­но­го ка­че­ства ак­ти­вы

Об­сле­до­ва­ние ЦБ показало, что ды­ра в Тат­фондбан­ке – 118,3 млрд руб.

Vedomosti.Piter - - КОМПАНИИ И РЫНКИ - Ан­на Ере­ми­на ВЕ­ДО­МО­СТИ

По ито­гам об­сле­до­ва­ния ЦБ ды­ра в Тат­фондбан­ке со­ста­ви­ла 118,3 млрд руб., сле­ду­ет из лик­ви­да­ци­он­но­го ба­лан­са, опуб­ли­ко­ван­но­го в «Вест­ни­ке Бан­ка Рос­сии». В день от­зы­ва ли­цен­зии у Тат­фондбан­ка – 3 мар­та 2017 г. – ре­гу­ля­тор оце­ни­вал ды­ру в 97 млрд руб. Сре­ди рух­нув­ших бан­ков на боль­шую сум­му обя­за­тель­ства пре­вы­ша­ли ак­ти­вы толь­ко у Вне­ш­пром­бан­ка – 215 млрд руб.

Со­глас­но от­чет­но­сти, у Тат­фондбан­ка бы­ло 171,7 млрд руб. ак­ти­вов, од­на­ко по­сле об­сле­до­ва­ния ЦБ их оста­лось по­чти в 2,5 ра­за мень­ше – 71,4 млрд руб. Ре­гу­ля­тор счел, что ре­аль­ный кре­дит­ный порт­фель бан­ка со­став­ля­ет толь­ко 26,4 млрд руб., а не 96 млрд. Пе­ре­оце­нил он и порт­фель цен­ных бу­маг: 5 млрд руб. вме­сто за­яв­лен­ных 16,6 млрд. Су­ще­ствен­но со­кра­ти­лась ста­тья, учи­ты­ва­ю­щая фи­нан­со­вые ак­ти­вы, оце­ни­ва­е­мые по спра­вед­ли­вой сто­и­мо­сти: 2,9 млрд руб. вме­сто 10,1 млрд. Вло­же­ния в до­чер­ние ор­га­ни­за­ции Тат­фондбан­ка ЦБ оце­нил прак­ти­че­ски в ноль (бы­ло 4,4 млрд руб.).

По­сле об­сле­до­ва­ния обя­за­тель­ства бан­ка вы­рос­ли на 8,2 млрд руб. до 189,7 млрд. У Тат­фондбан­ка есть за­дол­жен­ность пе­ред ЦБ на 3 млрд руб., пе­ред дру­ги­ми бан­ка­ми – на 27 млрд руб., пе­ред юр­ли­ца­ми – на 37 млрд руб., пе­ред Агент­ством по стра­хо­ва­нию вкла­дов – на 52,5 млрд руб., пе­ре­чис­лил пред­ста­ви­тель вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции Тат­фондбан­ка в су­де во втор­ник (цитата по «Ин­тер­фак­су»). Кро­ме то­го, он со­об­щил, что долг бан­ка пе­ред круп­ны­ми вклад­чи­ка­ми со­став­ля­ет 20,2 млрд руб., так­же он вы­пу­стил дол­го­вые обя­за­тель­ства на 16 млрд руб.

ЦБ ввел вре­мен­ную ад­ми­ни­стра­цию в Тат­фондбанк 15 де­каб­ря, по­сле че­го об­суж­дал­ся во­прос са­на­ции бан­ка. На его спа­се­ние по­на­до­би­лось бы 220–230 млрд руб., го­во­ри­ла то­гда зам­пред ЦБ Оль­га Полякова. Око­ло 65% кре­дит­но­го порт­фе­ля бан­ка – это кре­ди­ты, свя­зан­ные с биз­не­сом соб­ствен­ни­ка, а ос­нов­ная часть за­ем­щи­ков – в со­сто­я­нии банк­рот­ства, рас­ска­зы­ва­ла она. «Все про­бле­мы бан­ка за­клю­ча­лись в той биз­нес-мо­де­ли, ко­то­рая бы­ла вы­бра­на, – это кэп­тив­ная биз­нес-мо­дель, ори­ен­ти­ро­ван­ная на кре­ди­то­ва­ние биз­не­са ко­неч­ных бе­не­фи­ци­а­ров. И имен­но она за­ве­ла в та­кое ту­пи­ко­вое со­сто­я­ние дан­ный банк», – объ­яс­ня­ла Полякова.

След­ствен­ный ко­ми­тет Та­тар­ста­на воз­бу­дил уго­лов­ное де­ло про­тив пред­прав­ле­ния Тат­фондбан­ка Ро­бер­та Му­си­на. Му­син кон­тро­ли­ро­вал 17,3% бан­ка че­рез «Но­вую неф­те­хи­мию». Вче­ра его арест про­дли­ли на три ме­ся­ца.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.