При­ви­де­ния вы­хо­дят из за­ла

В Вене начался му­зы­каль­но-те­ат­раль­ный фестиваль Osterklang («Пасхальный звук»), в этом го­ду он про­хо­дит под зна­ком тан­ца

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Алек­сей Мо­к­ро­усов ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ ДО 16 АП­РЕ­ЛЯ

Ви­део­про­ек­ция в ви­де огром­ных, во весь зад­ник, го­лов, та­бу­рет­ка и ве­шал­ка-ма­не­кен на сцене – ка­жет­ся, для современного ба­ле­та до­ста­точ­но де­ко­ра­ций, да­же, быть мо­жет, слиш­ком мно­го? Но вско­ре ви­део­ли­ца сме­ня­ют­ся ви­дом на фьорд, а про­стран­ство вен­ско­го Те­ат­ра ан дер Вин уплот­ня­ет­ся до пре­де­ла, из глу­би­ны сце­ны вы­ез­жа­ет двух­этаж­ный дом в раз­ре­зе, с ван­ной и спаль­ней на­вер­ху. Мо­ло­дая жен­щи­на (Со­ня Ви­но­град) уса­жи­ва­ет­ся на стул и де­ла­ет вид, что чи­та­ет га­зе­ту, без­звуч­но дви­га­ю­ща­я­ся слу­жан­ка (Гре­те Со­фие Бо­рюд Ню­б­ак­кен) на­по­ми­на­ет о вос­крес­ном уюте; ма­ло что пред­ве­ща­ет тра­ги­че­ские со­бы­тия, на­чи­на­ю­щи­е­ся по­сле то­го, как из Па­ри­жа до­мой к ма­те­ри (Ка­мил­ла Спид­сё) воз­вра­ща­ет­ся ху­дож­ник Освальд Ал­винг (Ан­дре­ас Хай­се). По­сле это­го из шка­фов на­чи­на­ют сы­пать­ся се­мей­ные ске­ле­ты, за­мал­чи­ва­е­мые тай­ны о вне­брач­ных де­тях обо­ра­чи­ва­ют­ся позд­ни­ми скан­да­ла­ми и при­сту­па­ми болезней, мир услов­но­го бла­го­по­лу­чия ру­шит­ся на глазах.

Иб­сен, по чьей пье­се по­став­лен балет «При­ви­де­ния», был бы до­во­лен ра­бо­той Но­р­веж­ско­го на­ци­о­наль­но­го ба­ле­та, хо­рео­гра­фа Си­ны Эс­пей­орд и ре­жис­се­ра Ма­рит Мо­ум Ауне: ли­те­ра­тур­ный балет с по­дроб­но про­пи­сан­ным слож­ным сю­же­том выглядит вполне во вку­се позд­не­го XIX ве­ка, толь­ко то­гда ни­ко­му не при­хо­ди­ло в го­ло­ву ис­поль­зо­вать в ка­че­стве либ­рет­то хи­ты дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра. И уж точ­но бы ни­кто не ре­шил­ся брать­ся за пье­су, ко­то­рую во всем ми­ре пре­сле­до­ва­ла цен­зу­ра – раз­врат, ин­цест и пе­ре­да­ю­щий­ся по на­след­ству си­фи­лис труд­но со­че­та­лись с офи­ци­аль­ной мо­ра­лью, – да и вво­дить в текст но­вых пер­со­на­жей: в ба­ле­те «При­ви­де­ния» по­яви­лись ге­рои в дет­стве или от­сут­ству­ю­щий в иб­се­нов­ской пье­се ка­пи­тан Аль­винг­стар­ший (его то­же тан­цу­ет Хай­се), не­ко­то­рые ге­рои по­яв­ля­ют­ся из-за спин зри­те­лей, вы­хо­дя на сце­ну из тем­но­го за­ла. 70 ми­нут му­зы­ки к од­но­акт­но­му ба­ле­ту на­пи­сал ве­ли­кий Нильс-Пет­тер Мол­вер, один из пи­о­не­ров скан­ди­нав­ско­го New Urban Jazz, «ню-джа­за», в ко­то­ром зву­ча­ние жи­вых ин­стру­мен­тов (в слу­чае Мол­ве­ра – тру­бы) сов­ме­ще­но с ха­у­со­вы­ми би­та­ми и элек­трон­ной музыкой. Вме­сте с Яном Бан­гом Мол­вер сам иг­ра­ет каж­дый ве­чер.

В вен­скую столицу «При­ви­де­ний» при­вез­ли из Ос­ло, где по­пу­ляр­ную пре­мье­ру пя­ти­лет­ней дав­но­сти воз­об­но­ви­ли в Но­р­веж­ском на­ци­о­наль­ном ба­ле­те лишь в фев­ра­ле. Еще один спек­такль нор­веж­цев, «Кар­мен» на му­зы­ку Би­зе в хо­рео­гра­фии но­во­мод­но­го ан­гли­ча­ни­на Лиа­ма Скар­лет­та, хо­ро­шо под­хо­дит об­щей кон­цеп­ции фе­сти­ва­ля. В этом го­ду она вос­хо­дит к из­вест­но­му вы­ска­зы­ва­нию Ци­це­ро­на о том, что «танец сре­ди всех по­ро­ков – наи­худ­ший». По­то­му «Остер­к­ланг-2017» получил на­зва­ние «От тан­ца смер­ти к ха­ба­не­ре», ко­то­рое на­по­ми­на­ет о его не­про­стой жиз­ни в ев­ро­пей­ской куль­тур­ной ис­то­рии: вро­де бы вполне на­род­ное раз­вле­че­ние – а сколь­ко де­мо­ни­че­ско­го и ведь­мов­ско­го с ним свя­за­но! Впро­чем, и от­вет­ное дви­же­ние в защиту тан­ца не за­ста­ви­ло се­бя ждать, уже древ­не­рим­ские ин­тел­лек­ту­а­лы на­хо­ди­ли в нем сред­ство для упо­ря­до­чи­ва­ния ха­о­са, а в пред­став­ле­нии мно­гих хри­сти­ан­ских мыс­ли­те­лей в раю все пе­ре­дви­га­ют­ся по­сред­ством имен­но тан­ца.

Кон­церт­ная афи­ша фе­сти­ва­ля свя­за­на с его те­ат­раль­ной про­грам­мой. Сре­ди со­бы­тий – соль­ный ве­чер Эли­за­бет Куль­ман «Жен­щи­на – это я» с про­из­ве­де­ни­я­ми от Мо­цар­та и Ва­г­не­ра до Брит­те­на и Ко­ула Пор­те­ра и с непре­мен­ным Би­зе, ве­чер ба­ри­то­на Мар­ку­са Бу­те­ра «Танец смер­ти» – в том числе с цик­лом Му­сорг­ско­го «Пес­ни и тан­цы смер­ти», а так­же вы­ступ­ле­ние ГАСО им. Свет­ла­но­ва под ру­ко­вод­ством Алек­сандра Слад­ков­ско­го. Слад­ков­ский ди­ри­жи­ру­ет музыкой из зна­ме­ни­тых рус­ских ба­ле­тов: сю­и­той из «Ро­мео и Джу­льет­ты» Прокофьева и апо­фе­о­зом куль­тур­но­го язы­че­ства – «Весной свя­щен­ной». К Па­схе ше­девр Стра­вин­ско­го эпо­хи «Рус­ских се­зо­нов» име­ет, ко­неч­но, опо­сре­до­ван­ное от­но­ше­ние, но то­ле­рант­ность в куль­ту­ре тем и хо­ро­ша, что не пред­по­ла­га­ет лож­ных за­пре­тов.-

/ ЕRIK BERG

Ве­ли­кий Иб­сен да­же в ба­лет­ном из­во­де оста­ет­ся са­мим со­бой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.