Эван Уи­льямс

«Я не вел уче­та, я хва­тал­ся за но­вые про­ек­ты, не за­вер­шив преж­них»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов ВЕ­ДО­МО­СТИ

В2007 г. Эван Уи­льямс устро­ил маль­чиш­ник в Лас-Ве­га­се и про­бол­тал­ся го­стям: есть ин­ве­сто­ры, го­то­вые ку­пить у него Twitter за $70 млн с лиш­ним. Но он им от­ка­зал, по­то­му что сде­ла­ет ком­па­нию «еди­но­ро­гом» (т. е. с ка­пи­та­ли­за­ци­ей бо­лее $1 млрд). На маль­чиш­ни­ке гу­лял и его род­ной брат Лин­кольн. По­сле этих слов он ре­шил, что Эва­ну, по­жа­луй, боль­ше не сто­ит се­го­дня пить, рас­ска­зы­ва­ет га­зе­та Omaha World-Herald. Про­шло несколь­ко лет – и не толь­ко Twitter, но и сам Эван стал стоить мил­ли­ар­ды. А на про­шлой неде­ле объ­явил, что про­даст в те­че­ние 2017 г. 30% сво­их ак­ций – эта до­ля мо­жет стоить бо­лее $200 млн, что очень непло­хо для убы­точ­но­го про­ек­та. Как под­шу­чи­ва­ет The Atlantic, ни один из биз­не­сов Уи­льям­са так и не смог до­бить­ся рен­та­бель­но­сти. Что­бы успо­ко­ить ин­ве­сто­ров, Уи­льямс объ­явил, что оста­ет­ся в со­ве­те ди­рек­то­ров Twitter, а боль­шую часть ак­ти­вов по-преж­не­му бу­дет дер­жать в ак­ци­ях ком­па­нии. Ре­ше­ние о про­да­же по­чти тре­ти па­ке­та он объ­яс­нил лич­ны­ми при­чи­на­ми.

НЕ ЗА­ХО­ТЕЛ ЖИТЬ В ГЛУШИ

«Я вырос на фер­ме в Не­брас­ке, где вы­ра­щи­ва­ли в ос­нов­ном ку­ку­ру­зу и сою, – пи­сал Уи­льямс в The New York Times. – Ле­том у ме­ня бы­ла обя­зан­ность сле­дить, что­бы куль­ту­ры бы­ли по­ли­ты». Отец Уи­льям­са и брат Лин­кольн об­ра­ба­ты­ва­ли сот­ню ак­ров зем­ли и раз­вле­ка­лись, охо­тясь на ал­ли­га­то­ров, ка­ба­нов и про­чую дичь. А вот Эван сто­ро­нит­ся и фер­мер­ства, и охоты. Жизнь в аме­ри­кан­ской сель­ской глу­бин­ке ве­ге­та­ри­а­нец с 20-лет­ним ста­жем про­ме­нял на Сан-Фран­цис­ко, пи­шет Omaha World-Herald.

Эван Уи­льямс ро­дил­ся 31 мар­та 1972 г. в ме­стеч­ке под на­зва­ни­ем Кларкс с на­се­ле­ни­ем 360 че­ло­век. Отец – мест­ный фер­мер в тре­тьем по­ко­ле­нии, мать ра­бо­та­ла в шко­ле учи­тель­ни­цей. Из чет­ве­рых де­тей Эван тре­тий. Ро­ди­те­ли вспо­ми­на­ли, что с ним бы­ло лег­че, чем с осталь­ны­ми, – он, как пра­ви­ло, сам на­хо­дил, чем за­нять­ся. Так про­дол­жа­лось и в шко­ле. Эван пел в хо­ре, иг­рал в школь­ном ан­сам­бле и бас­кет­боль­ной ко­ман­де, за­пи­сал­ся в кру­жок ри­то­ри­ки и по­лу­чил зва­ние луч­ше­го ак­те­ра мест­но­го те­ат­раль­но­го круж­ка.

С дет­ства он осто­ро­жен, ме­то­ди­чен, не лю­бит быть в центре внимания, ни­ко­гда не был хва­сту­ном – та­кие от­зы­вы со­бра­ла о нем Omaha World-Herald. «Он спо­ко­ен и со­зер­ца­ет пер­спек­ти­ву, ви­дит суть про­бле­мы, на­блю­дая за ве­ща­ми с раз­ных ра­кур­сов, – рас­ска­зы­вал дру­гой со­ос­но­ва­тель Twitter, Биз Сто­ун. – И ни­ко­гда не от­вер­га­ет мои неле­пые за­яв­ле­ния».

Ко­гда Уи­льямс учил­ся в стар­ших клас­сах, его ро­ди­те­ли раз­ве­лись и ма­ма пе­ре­еха­ла за 30 миль, в дру­гой город, с Эва­ном и его млад­шей сест­рой. По­сле ком­му­ны в 360 че­ло­век го­ро­док Ко­лум­бус с 17 300 жи­те­ля­ми «ка­зал­ся мет­ро­по­ли­сом», го­во­рил Уи­льямс Omaha World-Herald. К то­му же у него по­явил­ся соб­ствен­ный BMW гор­чич­но­го цве­та, пусть и его ро­вес­ник. Но это­го ка­за­лось ма­ло. «Ма, ес­ли я не пе­ре­еду, то сдох­ну», – вс­по­ми­на­ет его сло­ва ма­ма.

И он пе­ре­ехал, по­сту­пив в Уни­вер­си­тет Не­брас­ки в г. Лин­кольне, но про­учил­ся все­го пол­то­ра го­да. «У ме­ня бы­ло чув­ство, что кол­ледж – это тра­та вре­ме­ни; я хо­тел на­чать ра­бо­тать, – пи­сал он в ста­тье для The New York Times. – Я пе­ре­ехал во Фло­ри­ду, где немно­го по­ра­бо­тал вне­штат­ным ко­пи­рай­те­ром. По­том в Те­хас, где оста­но­вил­ся у стар­шей сест­ры и раз­мыш­лял, чем бы даль­ше за­нять­ся». В 1994 г. вер­нул­ся в Не­брас­ку и от­крыл свои пер­вые ком­па­нии – на день­ги от­ца.

«Моя жизнь бы­ла се­ри­ей хо­ро­шо спла­ни­ро­ван­ных ка­та­строф. Я все­гда стра­дал от гал­лю­ци­но­ген­но­го оп­ти­миз­ма, – би­че­вал се­бя Уи­льямс на стра­ни­цах The New York Times. – Я си­дел без гро­ша бо­лее 10 лет. Пом­ню, как не спал всю ночь во вре­ме­на пер­вой ком­па­нии, а на­ут­ро ис­кал под ди­ван­ны­ми по­душ­ка­ми за­ва­лив­шу­ю­ся ме­лочь, что­бы ку­пить ко­фе».

Од­ним из про­ек­тов Уи­льям­са бы­ло из­да­ние ис­то­рии футбольной ко­ман­ды Университета Не­брас­ки – Cornhuskers («Ку­ку­руз­ни­ки») в по­пу­ляр­ном то­гда фор­ма­те, на CD-Rom. Дру­гим – вы­пуск CD-Rom и ви­део­кас­сет, обу­ча­ю­щих ра­бо­те в ин­тер­не­те. Еще од­ним – веб­хо­стинг. В по­мощ­ни­ки при­влек­ли и несколь­ких дру­зей-эн­ту­зи­а­стов, ко­то­рые сра­зу на­ки­да­ли мно­же­ство интересных идей. «Увы, ни­кто из нас тол­ком не умел пи­сать код, к то­му же у нас бы­ло не так мно­го де­нег. Мы смот­ре­ли, что тво­рят пред­при­ни­ма­те­ли в Ка­ли­фор­нии, и пы­та­лись им под­ра­жать», – вспо­ми­нал Уи­льямс в The New York Times.

Спе­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся на веб­хо­стин­ге он не хо­тел – это зна­чи­ло ра­бо­тать на чу­жие про­ек­ты. А свои на­чи­на­ния не кле­и­лись. «Мы зна­ли, сколь­ко здесь ком­пью­те­ров и сколь­ко у них драй­ве­ров для CD-Rom, но мы не зна­ли, сколь­ко лю­дей не уме­ют встав­лять в них диск», – объяснял Omaha WorldHerald при­чи­ны про­ва­ла отец Уи­льям­са. Сам Эван на стра­ни­цах The New York Times был бо­лее са­мо­кри­ти­чен: «Я ни­ко­гда не ра­бо­тал в на­сто­я­щей ком­па­нии. Я не знал, как ве­сти де­ла с людь­ми, мне не хва­та­ло це­ле­устрем­лен­но­сти и дис­ци­пли­ны. Я хва­тал­ся за но­вые про­ек­ты, не за­вер­шив преж­них, я не вел учет день­гам. Я по­те­рял мно­го де­нег, в том чис­ле ин­ве­сти­ции от­ца, и в кон­це кон­цов за­дол­жал на­ло­го­ви­кам – не за­пла­тил на­лог на зар­пла­ту. Это разо­зли­ло мно­гих со­труд­ни­ков». А отец от­ка­зал­ся даль­ше вкладывать день­ги в про­ек­ты сы­на. Пришлось то­му ехать на­би­рать­ся ума-опы­та, ра­бо­тая «на дя­дю».

«Увы, ни­кто из нас тол­ком не умел пи­сать код, к то­му же у нас бы­ло не так мно­го де­нег. Мы смот­ре­ли, что тво­рят пред­при­ни­ма­те­ли в Ка­ли­фор­нии, и пы­та­лись им под­ра­жать»

ПИОНЕР БЛОГОВ

В 1997 г. Уи­льямс пе­ре­ехал в Ка­ли­фор­нию и на­нял­ся в O’Reilly Media. Эта из­да­тель­ская ком­па­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лась на ком­пью­тер­ной ли­те­ра­ту­ре. Че­рез год он по­лу­чил до­ста­точ­но зна­ний, что­бы стать про­грам­ми­стом-вне­штат­ни­ком в той же O’Reilly Media. А в 1999 г. ос­но­вал с по­дру­гой, Мэг Ху­ри­хан, стар­тап Pyra Labs по со­зда­нию ПО для ком­па­ний. Но глав­ным его про­дук­том ока­зал­ся по­боч­ный про­ект. Вме­сто то­го что­бы объ­яс­нять его суть, про­ще при­ве­сти на­зва­ние – Blogger.

Это был один из пер­вых бло­гер­ских сер­ви­сов. Бо­лее то­го, Уи­льямс счи­та­ет­ся по­пу­ля­ри­за­то­ром са­мо­го сло­ва «блог». Пред­по­ла­га­ет­ся, что воз­ник­ло оно где-то за год до ос­но­ва­ния Pyra Labs как web log, т. е. «ин­тер­нет-жур­нал за­пи­сей». По­том воз­ник­ла шут­ка, что на са­мом де­ле это гла­гол – we blog (бук­валь­но «мы бло­гим­ся»). Мод­ное сло­веч­ко под­хва­тил Уи­льямс и сде­лал на­зва­ни­ем про­грам­мы. Соз­да­ва­лась она как ра­бо­чий днев­ник для со­труд­ни­ков Pyra Labs, пи­шет Omaha WorldHerald, но быст­ро вы­шла за пре­де­лы ла­бо­ра­то­рии. Точ­но так же Facebook пе­ре­рос идею за­кры­той сети для сту­ден­тов.

Blogger поз­во­лил фак­ти­че­ски со­зда­вать он­лайн-стра­ни­цы в по­пу­ляр­ном ин­тер­не­те тем, у ко­го со­всем не бы­ло на­вы­ков про­грам­ми­ро­ва­ния, объ­яс­ня­ет по­пу­ляр­ность про­ек­та The Atlantic. Толь­ко вот вре­мя для по­яв­ле­ния Blogger бы­ло

вы­бра­но не са­мое удач­ное. Толь­ко что лоп­нул пу­зырь до­тко­мов. И хо­тя стар­тап не тре­бо­вал боль­ших за­трат, пе­ре­пу­ган­ные вен­чур­ные ка­пи­та­ли­сты на вся­кий слу­чай сто­ро­ни­лись его. Pyra Labs ста­ла за­дер­жи­вать зар­пла­ту, со­труд­ни­ки по­бе­жа­ли. В ян­ва­ре 2001 г. ушла Ху­ри­хан. Но Уи­льямс дер­жал­ся, пе­ре­би­ва­ясь мел­ки­ми кон­трак­та­ми. Че­рез два го­да, по его сло­вам, у Blogger был 1 млн за­ре­ги­стри­ро­ван­ных поль­зо­ва­те­лей, и это ка­за­лось огром­ной циф­рой. Бы­ла за­пу­ще­на пре­ми­ум-вер­сия соц­се­ти, за ко­то­рую на­до бы­ло пла­тить. А в фев­ра­ле 2003 г. Google ку­пил Pyra Labs ра­ди сети блогов, ко­то­рая до сих пор ра­бо­та­ет по ад­ре­су blogger.com. Сум­ма сдел­ки не рас­кры­ва­лась. Business Insider оце­ни­вал ее в $20–50 млн.

РОЖ­ДЕ­НИЕ TWITTER

Еще пол­го­да Уи­льямс тру­дил­ся на Google, а по­лу­чен­ные день­ги вло­жил в новый стар­тап Odeo, ос­нов­ной це­лью ко­то­ро­го бы­ло про­из­вод­ство под­ка­стов. Их тех­но­ло­гию раз­ра­бо­тал со­ос­но­ва­тель Odeo Ноа Гласс. Мож­но бы­ло по­зво­нить на те­ле­фон­ный но­мер, на­дик­то­вать со­об­ще­ние – и оно вы­кла­ды­ва­лось в ин­тер­нет в ви­де mp3-фай­ла. Но тут стар­та­пе­ры опоз­да­ли. «Apple од­ним ма­хом сде­ла­ла уста­рев­шей зна­чи­тель­ную часть на­шей ра­бо­ты, вве­дя под­ка­сты в iTunes», – пи­сал Уи­льямс в The New York Times. Пришлось су­до­рож­но ис­кать что-то но­вое для раз­ра­бот­ки.

Са­мым вы­год­ным сно­ва ока­зал­ся по­боч­ный про­дукт – Twitter. Он был за­ду­ман как ми­ни-соц­сеть, ку­да лю­ди пи­са­ли бы для дру­зей, где они и чем за­ни­ма­ют­ся в дан­ный мо­мент. По­это­му из­на­чаль­но про­ект хо­те­ли на­звать «Ста­тус». Осо­бен­но­стью его бы­ла воз­мож­ность по­слать на опре­де­лен­ный но­мер sms – и за­пись при­хо­ди­ла в мес­сен­джер всем под­пис­чи­кам, объ­яс­ня­ет The Atlantic. По­это­му дли­на тви­та из­на­чаль­но бы­ла 140 сим­во­лов: мак­си­маль­ный раз­мер sms – 160 зна­ков, 20 из них ре­зер­ви­ро­ва­лось для уни­каль­но­го ад­ре­са поль­зо­ва­те­ля. Это огра­ни­че­ние бы­ло смяг­че­но толь­ко в про­шлом го­ду – Twitter пе­ре­стал счи­тать зна­ка­ми ссыл­ки, кар­тин­ки, ани­ма­цию, ци­та­ты и опро­сы.

Ав­то­ром идеи был Джек Дор­си – еще один увле­чен­ный циф­ро­вой ре­во­лю­ци­ей про­грам­мист, бро­сив­ший вуз ра­ди ра­бо­ты. В кни­ге «Рож­де­ние Twitter: на­сто­я­щая ис­то­рия де­нег, вла­сти, друж­бы и пре­да­тель­ства» Ник Бел­тон рас­ска­зы­ва­ет об их встре­че так: по­сле про­да­жи Blogger Уи­льямс был из­вест­ной фи­гу­рой в Крем­ни­е­вой до­лине. Ле­том 2005 г. Дор­си уви­дел его в ка­фе, но по­стес­нял­ся по­дой­ти по­зна­ко­мить­ся. Зато от­пра­вил ре­зю­ме на элек­трон­ную по­чту. Дор­си по­нра­вил­ся и был на­нят.

Ко­гда за­тея с под­ка­ста­ми про­ва­ли­лась, идея со­сре­до­то­чить­ся на Twitter Уи­льям­су не по­нра­ви­лась. Ее от­ста­и­ва­ли толь­ко Дор­си и Гласс, ко­то­рый стал ру­ко­во­ди­те­лем про­ек­та, пи­шет Business Insider.

21 мар­та 2006 г. Дор­си опуб­ли­ко­вал пер­вый твит, а в июле про­ект был офи­ци­аль­но за­пу­щен. В сен­тяб­ре 2006 г. Уи­льямс на­пи­сал ин­ве­сто­рам Odeo пись­мо: ком­па­нии гро­зит ско­рый крах, про­рыв­ных идей у нее нет, го­во­ри­лось в нем. В кон­це пись­ма пред­ла­га­лось вы­ку­пить до­ли ин­ве­сто­ров. Сум­ма сдел­ки неиз­вест­на. Но Business Insider поговорил с ря­дом ин­ве­сто­ров, вло­жив­ших в со­во­куп­но­сти $5 млн (су­дя по вы­ска­зы­ва­ни­ям Сто­у­на, ко­то­рый был и од­ним из участ­ни­ков Odeo, при­мер­но та­ко­ва и бы­ла сум­ма внеш­них ин­ве­сти­ций). Они утвер­жда­ют, что по­лу­чи­ли об­рат­но все свои день­ги.

Прав­да, по­до­жди они пять лет – смог­ли бы вы­ру­чить $5 млрд, за­ме­ча­ет из­да­ние. Вме­сто это­го ак­ти­вы Odeo вы­ку­пи­ла со­здан­ная Уи­льям­сом с кол­ле­га­ми Obvious Corp. В 2007 г. Twitter стал от­дель­ной ком­па­ни­ей, круп­ней­шим ак­ци­о­не­ром ко­то­рой ока­зал­ся Уи­льямс, а остат­ки Odeo бы­ли про­да­ны.

Во­прос в том, осо­зна­вал ли в тот мо­мент Уи­льямс пер­спек­ти­вы Twitter, рас­суж­дал Business Insider. Он упо­мя­нул о нем в пись­ме к ин­ве­сто­рам в том клю­че, что к немно­го­му цен­но­му, остав­ше­му­ся в Odeo, мож­но от­не­сти Twitter – «воз­мож­но, вы чи­та­ли о нем» (ле­том о соц­се­ти на­пи­сал TechCrunch). Но был прав, предо­сте­ре­гая: че­рез два ме­ся­ца по­сле за­пус­ка у сер­ви­са бы­ло все­го 5000 поль­зо­ва­те­лей и неяс­ные пер­спек­ти­вы. С дру­гой сто­ро­ны, по­тен­ци­ал Twitter мож­но бы­ло раз­гля­деть. На­при­мер, ле­том 2006 г. ра­бот­ни­ки Odeo на­столь­ко за­ра­зи­лись ви­ру­сом тви­тов, что ста­ли тра­тить на sms ги­гант­ские сум­мы. Один умуд­рил­ся на­пи­сать на $400.

КРУГОВОРОТ ГЕН­ДИ­РЕК­ТО­РА

Как бы то ни бы­ло, к де­каб­рю ко­ли­че­ство поль­зо­ва­те­лей Twitter пе­ре­ва­ли­ло за 60 000, пи­шет The Atlantic. В фев­ра­ле 2007 г. его пре­зен­то­ва­ли на фе­сти­ва­ле South by Southwest, гран­ди­оз­ном ме­ро­при­я­тии, в хо­де ко­то­ро­го про­хо­дят му­зы­каль­ные, ки­но-, ме­диа-, тех­но­фе­сти­ва­ли и кон­фе­рен­ции. Сре­ди про­че­го ко­ман­да Twitter уста­но­ви­ла два огром­ных экра­на, на ко­то­рых отоб­ра­жа­лись тви­ты. Но­вая соц­сеть по­ко­ри­ла при­сут­ство­вав­ших. И в ап­ре­ле 2007 г. у нее бы­ло уже 8 млн поль­зо­ва­те­лей.

То вре­мя, с осе­ни 2006 г. по весну 2007 г., ста­ло очень жар­ким для Крем­ни­е­вой до­ли­ны, от­ме­ча­ет The Atlantic. Google ку­пил ком­па­нию, ос­но­ван­ную все­го пол­то­ра го­да на­зад, за $1,6 млрд – это был YouTube. Facebook от­крыл­ся для всех, а не толь­ко для сту­ден­тов. Apple вы­пу­сти­ла пер­вый iPhone. Даль­ше боль­ше. Осо­бен­но­стью пре­зи­дент­ской кам­па­нии – 2008 ста­ло ис­поль­зо­ва­ние блогов, а в 2012 г. ак­цент был сде­лан на Twitter, от­ме­ча­ет The Atlantic.

Жаль, один из апо­ло­ге­тов Twitter – Гласс на­блю­дал это со сто­ро­ны. Они с Уи­льям­сом по­сто­ян­но ссо­ри­лись, и, ко­гда Obvious Corp. вы­ку­па­ла до­ли ин­ве­сто­ров Odeo, Уи­льямс по­ста­вил уль­ти­ма­тум – Гласс про­да­ет до­лю и ухо­дит из ком­па­нии. При­чи­ны это­го на­зы­ва­ли раз­ные. Ти­хо­ня Уи­льямс и шум­ный Гласс мог­ли не сой­тись ха­рак­те­ра­ми, Гласс мог на­пу­гать Уи­льям­са сво­ей неурав­но­ве­шен­но­стью, осо­бен­но ко­гда он по­ссо­рил­ся со сво­ей де­вуш­кой, или по­пыт­ка­ми вы­де­лить Twitter в от­дель­ный биз­нес под сво­им началом, пе­ре­чис­лял Business Insider. Бел­тон в сво­ей кни­ге «Рож­де­ние Twitter: на­сто­я­щая ис­то­рия де­нег, вла­сти, друж­бы и пре­да­тель­ства» пи­сал, что на са­мом де­ле при­чи­на в Дор­си – яко­бы тот по­ста­вил Уи­льям­су уль­ти­ма­тум: остать­ся дол­жен ли­бо он, ли­бо Гласс. Уи­льямс скло­нил­ся в поль­зу раз­ра­бот­чи­ка Twitter и сде­лал Дор­си ру­ко­во­ди­те­лем про­ек­та. «Не ду­маю, что он бес­по­ко­ил­ся о лю­дях, ко­то­рые воз­ве­ли его ту­да, где он сей­час на­хо­дит­ся», – го­во­ри­ла Business Insider Ху­ри­хан.

Но кор­по­ра­тив­ная война на этом не кон­чи­лась. По­на­ча­лу для ра­бо­ты все­го сер­ви­са Twitter до­ста­точ­но бы­ло лэп­то­па с бес­про­вод­ным ин­тер­не­том. «Я мог взять [весь Twitter] с со­бой в лю­бую точ­ку ми­ра. Это бы­ли ве­се­лые вре­ме­на», – ци­ти­ро­вал Business Insider Глас­са, вла­дель­ца лэп­то­па. Но по­том чис­ло поль­зо­ва­те­лей ста­ло рас­ти ла­ви­но­об­раз­но, Twitter пе­ре­ехал на сер­вер, но ин­фра­струк­ту­ра по­сто­ян­но от­ста­ва­ла в раз­ви­тии, и Twitter мог па­дать несколь­ко раз за день. Это на­ча­ли ста­вить в упрек Дор­си, и в кон­це кон­цов его по­про­си­ли по­ки­нуть пост.

«В ком­па­нии бы­ло два силь­ных ли­де­ра, нуж­но бы­ло вы­брать од­но­го», – при­во­дит Сто­ун дру­гое объ­яс­не­ние для The New York Times. «В ок­тяб­ре 2008 г. ста­ло яс­но, что Twitter нуж­да­ет­ся в опе­ра­тив­ном управ­ле­нии един­ствен­ным лидером. Я стал ген­ди­рек­то­ром, а Джек [Дор­си] – пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров и за­нял стра­те­ги­че­скую по­зи­цию», – вто­рит Уи­льямс на стра­ни­цах этой га­зе­ты. Че­рез год Дор­си ушел из ком­па­нии, что­бы ос­но­вать дру­гой стар­тап – пла­теж­ный сер­вис Square.

Но и Уи­льямс не за­дер­жал­ся на­дол­го. В 2010 г. ком­па­ния объ­яви­ла, что он доб­ро­воль­но усту­па­ет пост Ди­ку Ко­сто­ло, пе­ре­шед­ше­му в про­ект из Google за год до это­го. Бел­тон в сво­ей кни­ге утвер­жда­ет, что на са­мом де­ле на этом на­сто­ял совет ди­рек­то­ров, по­счи­тав­ший, что и Уи­льямс пло­хо справ­ля­ет­ся с обя­зан­но­стя­ми. Круговорот ген­ди­рек­то­ров за­мкнул­ся в 2015 г., ко­гда на эту долж­ность вер­нул­ся Дор­си, ко­то­рый за­ни­ма­ет ее и по­ныне.

ОТ­ДАЛ СЫНОВНИЙ ДОЛГ

«Я смог вы­пла­тить мо­е­му от­цу [все вло­жен­ные в мои стар­та­пы день­ги], что весь­ма хо­ро­шо, а моя ма­ма не бес­по­ко­ит­ся так силь­но обо мне с тех пор, как пол­то­ра го­да на­зад я же­нил­ся. Моя же­на Са­ра, ди­зай­нер, по­мо­га­ет мне со­хра­нять урав­но­ве­шен­ность», – рас­ска­зы­вал Уи­льямс The New York Times в 2009 г. Се­рия «хо­ро­шо спла­ни­ро­ван­ных ка­та­строф» окон­чи­лась, под­во­дил он итог.

Во вре­мя IPO Twitter сде­лал его мил­ли­ар­де­ром. Дол­гое вре­мя соз­да­те­ли Twitter не за­ду­мы­ва­лось о мо­не­ти­за­ции. Они твер­ди­ли, что глав­ное – рост ба­зы поль­зо­ва­те­лей и развитие сер­ви­са. BusinessWeek пи­шет, что пер­вые су­ще­ствен­ные день­ги соц­сеть за­ра­бо­та­ла толь­ко в ок­тяб­ре 2009 г. Google и Microsoft за­пла­ти­ли $15 млн и $10 млн со­от­вет­ствен­но, за то что­бы тви­ты ста­ли до­ступ­ны­ми для по­ис­ко­ви­ков Google и Bing. По оцен­кам BusinessWeek, рас­хо­ды Twitter в год на тот мо­мент бы­ли око­ло $20–25 млн.

С тех пор Twitter стал за­ра­ба­ты­вать го­раз­до боль­ше – в ос­нов­ном на ре­кла­ме, но все рав­но оста­ет­ся убыточным. За три квар­та­ла пе­ред IPO он за­ра­бо­тал $422 млн, убы­ток со­ста­вил $134 млн. В про­шлом го­ду при вы­руч­ке в $2,5 млрд убы­ток был $456,87 млн.

РЕ­СТО­РАН, А НЕ ЗАБЕГАЛОВКА

Ли­шив­шись в 2010 г. по­ста ген­ди­рек­то­ра (хо­тя и остав­шись в со­ве­те ди­рек­то­ров) Twitter, Уи­льямс за­нял­ся но­вым про­ек­том – плат­фор­мой для он­лайн-пуб­ли­ка­ций Medium, за­ра­бо­тав­шей с 2012 г. для из­бран­ных ав­то­ров, а с 2013 г. от­крыв­шей­ся для всех же­ла­ю­щих. Кон­цеп­ция вполне со­от­вет­ству­ет на­зва­нию – как Уи­льямс го­во­рил The Atlantic, это ре­сурс для тех, чей кон­тент слиш­ком ко­ро­ток для Blogger и слиш­ком дли­нен для Twitter.

Его лю­би­мая те­ма в по­след­нее вре­мя – рас­суж­де­ния на те­му «сво­бод­ный ин­тер­нет по­чти слом­лен», пи­шет The Atlantic. Под «сво­бод­ным», или «от­кры­тым», ин­тер­не­том (open web) он под­ра­зу­ме­ва­ет ин­тер­нет, ка­ким он дол­жен быть: сво­бод­ным, непод­цен­зур­ным, управ­ля­е­мым неза­ви­си­мы­ми ком­па­ни­я­ми.

«Соц­се­ти ста­ли по-на­сто­я­ще­му огром­ны­ми и от­би­ра­ют все боль­ше и боль­ше нашего внимания», – жа­ло­вал­ся он The Atlantic в про­шлом го­ду. Вни­ма­ние при­но­сит день­ги – Уи­льямс ссы­лал­ся на дан­ные Morgan Stanley, при­ве­ден­ные в The New York Times, – 85 цен­тов от каж­до­го дол­ла­ра он­лайн-ре­кла­мы до­ста­ют­ся ли­бо Google, ли­бо Facebook.

«Худ­ший мир, страш­ная его вер­сия, тот, в котором улов­ки для при­вле­че­ния внимания ста­но­вят­ся на­ра­бо­тан­ным на­вы­ком, при­су­щим в первую очередь ком­па­ни­ям, ори­ен­ти­ро­ван­ным на при­быль, – продолжает он. – [Про­ве­ду] ана­ло­гию с едой. <...> ес­ли ваша ра­бо­та – на­кор­мить лю­дей, но един­ствен­ный кри­те­рий эф­фек­тив­но­сти – ка­ло­рий­ность, со вре­ме­нем вы пой­ме­те, что вы­со­ко­ка­ло­рий­ная <...> пи­ща – са­мый эф­фек­тив­ный спо­соб до­став­ки ка­ло­рий». Ком­па­нии изоб­ре­тут

спо­со­бы са­мо­го вы­год­но­го про­из­вод­ства наи­бо­лее ка­ло­рий­ной пи­щи, но она не бу­дет хо­ро­ша, раз­ви­ва­ет он ана­ло­гию. По­то­му что в оцен­ку не вхо­дят та­кие важ­ные кри­те­рии, как эко­ло­гич­ность, поль­за для здо­ро­вья и да­же сча­стье лю­дей. «Что ста­нут в ос­нов­ном по­треб­лять лю­ди? – во­про­ша­ет он, воз­вра­ща­ясь к раз­го­во­ру о со­дер­жи­мом ин­тер­не­та. – [Круп­ные ком­па­нии] про­во­дят оп­ти­ми­за­цию ра­ди кли­ков и дол­ла­ров. Мо­жет ли че­ло­век с уни­каль­ным мне­ни­ем иг­рать в эту иг­ру?»

Что­бы про­ти­во­сто­ять тен­ден­ции, Уи­льямс и ос­но­вал Medium вме­сте со Сто­уном. Он де­кла­ри­ру­ет, что глав­ное – ка­че­ство ма­те­ри­а­ла раз­ных ав­то­ров, как ма­сти­тых, так и нет. Их ста­тьи груп­пи­ру­ют­ся по под­бор­кам на от­дель­ные темы, а цен­ность опре­де­ля­ет­ся не толь­ко по лай­кам, ко­то­рые здесь зо­вут­ся «ре­ко­мен­да­ци­я­ми», но и по то­му, сколь­ко че­ло­век полностью про­чли ста­тью, и оцен­кой штат­ных ре­дак­то­ров.

Кста­ти, день­ги за ре­кла­му Medium ре­ши­ла брать, ис­хо­дя из вре­ме­ни, за­тра­чен­но­го людь­ми на про­чте­ние пуб­ли­ка­ций от брен­дов-спон­со­ров, объяснял ре­сурс Digiday. А ра­ди качества ря­ду ав­то­ров на Medium да­же пла­ти­ли. Но в про­шлом го­ду Уи­льямс несколь­ко разо­ча­ро­вал­ся в преж­ней мо­де­ли, о чем со­об­щил в сво­ем бло­ге. Он опа­сал­ся, что мо­дель раз­ви­тия с опо­рой на ре­кла­му пре­вра­тит про­ект в один из тех биз­не­сов, о ко­то­рых он рас­ска­зы­вал The Atlantic.

В ян­ва­ре это­го го­да Уи­льямс объ­явил, что со­кра­тит 50, т. е. треть, ра­бот­ни­ков Medium и от­ка­жет­ся от ре­кла­мы. Прав­да, что при­дет на сме­ну этой мо­де­ли, он еще не при­ду­мал. Сей­час ком­па­ния про­бу­ет мо­дель плат­ной под­пис­ки. В кон­це мар­та Medium пред­ло­жи­ла ее за $5 в ме­сяц. По­ка что эта сум­ма да­ет пра­во на до­ступ к «экс­клю­зив­ным ма­те­ри­а­лам» и пе­ре­ход на улуч­шен­ный ин­тер­фейс.

Уи­льямс и даль­ше на­ме­рен экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, на­щу­пы­вая путь, ко­то­рый поз­во­лит вы­де­лить в сети ка­че­ствен­ный кон­тент вме­сто ана­ло­га пуб­ли­ка­ций жел­той прес­сы. «За­ду­май­тесь, что вы де­ла­е­те, – ци­ти­ру­ет его об­ра­ще­ние к бло­ге­рам и ав­то­рам The Atlantic. – Вы иг­ра­е­те в иг­ру по при­вле­че­нию внимания, ко­то­рой за­ня­та по­ло­ви­на че­ло­ве­че­ства. Вы кон­ку­ри­ру­е­те с ты­ся­ча­ми лю­дей, каж­дый день пуб­ли­ку­ю­щи­ми­ся на Medium, с мил­ли­о­на­ми, ко­то­рые пуб­ли­ку­ют­ся на сай­тах и ко­гда­ли­бо пуб­ли­ко­ва­лись, мил­ли­ар­дом ви­део на YouTube, каж­дой кни­гой в ми­ре, не го­во­ря уже об Instagram, Facebook, Twitter, Vine и все про­чее, пря­мо сей­час – уди­ви­тель­но, что лю­ди чи­та­ют ва­ши по­сты!»

DAVID PAUL MORRIS / BLOOMBERG

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.