Ку­да ни шаг­ни – уго­лов­ное де­ло

... Едва ли не каж­дое эко­но­ми­че­ское дей­ствие рас­смат­ри­ва­ет­ся как эко­но­ми­че­ское пре­ступ­ле­ние

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ки­рилл Ти­та­ев

Есть ста­рая шут­ка: «То, что вы не си­ди­те, – это не ваша за­слу­га, а на­ша недо­ра­бот­ка». Она во мно­гом от­ра­жа­ет спо­соб ви­де­ния ми­ра мно­ги­ми пра­во­охра­ни­те­ля­ми, ко­то­рый на уровне по­все­днев­ной прак­ти­ки со­став­ля­ет од­но из клю­че­вых пре­пят­ствий на пу­ти эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Рос­сии.

Мас­шта­бы кри­ми­на­ли­за­ции обыч­но­го пред­при­ни­ма­тель­ско­го по­ве­де­ния в дей­стви­тель­но­сти го­раз­до ши­ре, чем мож­но се­бе пред­ста­вить. Едва ли не каж­дое эко­но­ми­че­ское дей­ствие (и уж точ­но лю­бой неболь­шой сбой в ра­бо­те биз­не­са) по­тен­ци­аль­но ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как пре­ступ­ле­ние. Угро­за уголовного пре­сле­до­ва­ния все боль­ше опре­де­ля­ет по­ве­де­ние лю­дей в хо­зяй­ствен­ном и управ­лен­че­ском пространстве. Ти­по­вые уго­лов­ные де­ла, о ко­то­рых здесь пой­дет речь, не раз­ру­ша­ют биз­нес, не приводят к смер­тям, о них не со­об­ща­ют СМИ. Ча­сто осуж­ден­ным ока­зы­ва­ет­ся не ру­ко­во­ди­тель, а ря­до­вой со­труд­ник. Но имен­но та­кие де­ла вно­сят нераз­бе­ри­ху в хо­зяй­ствен­ную де­я­тель­ность, по­вы­ша­ют из­держ­ки биз­не­са и за­став­ля­ют мно­гих ра­бот­ни­ков по­сто­ян­но «под­стра­хо­вы­вать­ся», вме­сто то­го что­бы вы­пол­нять свои обязанности.

Ин­сти­тут про­блем пра­во­при­ме­не­ния про­ана­ли­зи­ро­вал слу­чай­ную вы­бор­ку дел по ч. 3 ст. 160 УК (при­сво­е­ние или рас­тра­та в круп­ном раз­ме­ре, а рав­но с ис­поль­зо­ва­ни­ем слу­жеб­но­го по­ло­же­ния). При­мер­но треть про­ана­ли­зи­ро­ван­ных слу­ча­ев с точ­ки зре­ния здра­во­го смыс­ла вы­гля­дит аб­сурд­ной. Это на­ло­го­вые на­ру­ше­ния, мел­кая неак­ку­рат­ность – в об­щем, что угод­но, толь­ко не пре­ступ­ле­ния.

Ни од­но де­я­ние, ко­то­рое мо­жет быть ква­ли­фи­ци­ро­ва­но в рам­ках ме­нее ре­прес­сив­но­го за­ко­но­да­тель­ства, не долж­но ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся как пре­ступ­ле­ние

Вот ти­по­вая фа­бу­ла. Не­боль­шое пред­при­я­тие под­вер­га­ет­ся про­вер­ке кон­троль­но-над­зор­ных ор­га­нов. Вы­яв­ля­ет­ся на­ру­ше­ние, долж­ност­ное ли­цо (обыч­но ру­ко­во­ди­тель) при­вле­ка­ет­ся к ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти. Учи­ты­вая, что мно­гие ста­тьи КоАП пред­по­ла­га­ют ва­ри­а­тив­ную санк­цию – боль­шой штраф на пред­при­я­тие или неболь­шой на долж­ност­ное ли­цо, при­вле­че­ние к от­вет­ствен­но­сти имен­но долж­ност­но­го ли­ца, а не фир­мы – это боль­шое до­сти­же­ние то­го, кто вел пе­ре­го­во­ры с кон­троль­но-над­зор­ны­ми струк­ту­ра­ми. Пред­при­я­тие эко­но­мит су­ще­ствен­ные сред­ства. По­сле это­го ру­ко­во­ди­тель опла­чи­ва­ет свой штраф со сче­та пред­при­я­тия. На уровне здра­во­го смыс­ла это ло­гич­но – ведь он мог сэко­но­мить свои день­ги, «пе­ре­ве­сти стрел­ки» на пред­при­я­тие, но не сде­лал это­го. Эти тра­ты (учи­ты­вая неиз­беж­ность на­ру­ше­ний в лю­бом биз­не­се) – вполне ло­гич­ная часть рас­хо­дов ком­па­нии. Гра­мот­ные организации, ко­то­рые ре­гу­ляр­но стал­ки­ва­ют­ся с та­ки­ми си­ту­а­ци­я­ми, про­сто вы­пла­чи­ва­ют ру­ко­во­ди­те­лю пре­мию в раз­ме­ре штра­фа. Но те, кто стал­ки­ва­ет­ся с этой си­ту­а­ци­ей ред­ко, пе­ри­о­ди­че­ски оши­ба­ют­ся – опла­чи­ва­ют штраф пря­мо со сче­та пред­при­я­тия и при­об­ща­ют кви­тан­цию об опла­те штра­фа к бух­гал­тер­ской от­чет­но­сти. Ес­ли этот факт вы­яв­ля­ет­ся в хо­де про­вер­ки, то воз­буж­да­ет­ся уго­лов­ное де­ло по ч. 3 ст. 160 – санк­ция до ше­сти лет ли­ше­ния сво­бо­ды. В ре­зуль­та­те ру­ко­во­ди­тель по­лу­ча­ет су­ди­мость, а в от­дель­ных слу­ча­ях и раз­ру­шен­ную ка­рье­ру – за­прет за­ни­мать­ся ру­ко­во­дя­щей де­я­тель­но­стью на несколь­ко лет (ре­аль­ное ли­ше­ние сво­бо­ды по та­ким об­ви­не­ни­ям су­ды, сла­ва бо­гу, прак­ти­че­ски не на­зна­ча­ют). Тот факт, что соб­ствен­ни­ки пред­при­я­тий (ес­ли пред­при­я­тие част­ное), ко­то­рые долж­ны яв­лять­ся по­тер­пев­ши­ми, го­во­рят в су­де, что ни­ка­ких пре­тен­зий не име­ют и пре­ступ­ле­ния не усмат­ри­ва­ют, ни­как не вли­я­ет на ре­ше­ния пра­во­охра­ни­те­лей и су­дов. Не об­ра­ща­ют су­ды внимания и на то, что речь, как пра­ви­ло, идет о 5000, или 3000, или да­же 1500 руб. То есть о сум­ме го­раз­до мень­шей, чем днев­ной до­ход ру­ко­во­ди­те­ля. Тот факт, что «пре­ступ­ле­ние» со­вер­ше­но с ис­поль­зо­ва­ни­ем

слу­жеб­но­го по­ло­же­ния, поз­во­ля­ет пра­во­охра­ни­те­лям вы­не­сти во­прос о раз­ме­ре ущер­ба за скоб­ки.

Та­кая фа­бу­ла да­ле­ко не един­ствен­ная. Осуж­да­ют бух­гал­те­ров, ко­то­рые на­чис­ля­ли пре­мии и зар­пла­ты со­труд­ни­кам на ос­но­ва­нии уст­но­го рас­по­ря­же­ния ру­ко­во­ди­те­ля. Ра­бот­ни­ков ма­лых пред­при­я­тий, ко­то­рые поз­во­ля­ли вла­дель­цу биз­не­са брать день­ги из кас­сы, не оформ­ляя со­от­вет­ству­ю­щих до­ку­мен­тов. Вы­но­сят при­го­во­ры ру­ко­во­ди­те­лям го­су­дар­ствен­ных и му­ни­ци­паль­ных пред­при­я­тий и учре­жде­ний, ко­то­рые не кон­тро­ли­ро­ва­ли по­яв­ле­ние на ра­бо­чем ме­сте от­дель­ных со­труд­ни­ков. Су­деб­ные при­ста­вы-ис­пол­ни­те­ли по­лу­ча­ют су­ди­мость за то, что в те­че­ние трех дней не внес­ли на де­по­зит по­лу­чен­ные на­лич­ны­ми сред­ства (в од­ном из дел – те же 1500 руб.).

Во всех по­доб­ных слу­ча­ях есть об­щие чер­ты. Под­су­ди­мый не при­ла­гал ни­ка­ких уси­лий, что­бы скрыть свои дей­ствия, ча­сто на­обо­рот – под­ши­вал ма­те­ри­а­лы, на ос­но­ва­нии ко­то­рых его осуж­да­ют, к бух­гал­тер­ским или иным до­ку­мен­там. Хра­нил не вне­сен­ные на де­по­зит сум­мы в ра­бо­чем ка­би­не­те с при­ко­ло­ты­ми ко­реш­ка­ми при­ход­ных ор­де­ров и т. д. По­тер­пев­ший, там, где он есть, ча­сто не ви­дит для се­бя ни­ка­ко­го ущер­ба. Сум­мы яв­ля­ют­ся ни­чтож­ны­ми по срав­не­нию с ле­галь­ны­ми до­хо­да­ми осуж­ден­но­го.

По пред­ва­ри­тель­ной оцен­ке, та­ких стран­ных при­го­во­ров толь­ко по од­ной ча­сти од­ной ста­тьи не ме­нее ты­ся­чи в год по стране. Но есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что дру­гие ча­сти этой же ста­тьи работают по­хо­жим об­ра­зом. Не­ред­ки та­кие спор­ные слу­чаи и ко­гда речь идет о мо­шен­ни­че­стве и дру­гих по­доб­ных пре­ступ­ле­ни­ях.

Су­ды по­ла­га­ют, что все по­доб­ные дей­ствия мож­но оце­нить как пре­ступ­ле­ния. Но нуж­но ли их так оце­ни­вать? Ес­ли от­влечь­ся от су­гу­бо фор­маль­ной сто­ро­ны во­про­са, то ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что мы име­ем де­ло с добросовестными за­блуж­де­ни­я­ми, неболь­ши­ми ошиб­ка­ми, обы­ча­я­ми де­ло­во­го обо­ро­та, ко­то­рые уси­ли­я­ми сле­до­ва­те­лей на­де­ля­ют­ся фор­маль­ны­ми при­зна­ка­ми пре­ступ­ле­ния. Од­на­ко да­же ес­ли все это по­счи­тать пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми (как опи­сан­ная фа­бу­ла с вы­пла­той штра­фа), все по­след­ствия лег­ко мо­гут быть устра­не­ны, ес­ли по­счи­тать про­изо­шед­шее на­ру­ше­ни­ем пра­вил бух­гал­тер­ско­го и на­ло­го­во­го уче­та.

До тех пор по­ка пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны и су­ды бу­дут рас­смат­ри­вать опи­сан­ную вы­ше прак­ти­ку как пре­ступ­ле­ния, над со­труд­ни­ком лю­бой ком­па­нии (в од­ном из слу­ча­ев осуж­ден был ме­ха­ник пред­при­я­тия ЖКХ за «рас­тра­ту» 2000 руб., по­тра­чен­ных на упла­ту гос­по­шлин) и осо­бен­но над ру­ко­во­ди­те­лем бу­дет по­сто­ян­но ви­сеть опас­ность при­вле­че­ния к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти. Ак­ку­рат­ные ру­ко­во­ди­те­ли и со­труд­ни­ки бу­дут пред­по­чи­тать ни­че­го не де­лать или же тра­тить мас­су вре­ме­ни на до­ку­мен­тар­ное оформ­ле­ние сво­ей де­я­тель­но­сти. А это огром­ные до­пол­ни­тель­ные из­держ­ки для эко­но­ми­ки. Те же, кто не мо­жет се­бе это­го поз­во­лить, бу­дут жить в ми­ре, в котором нет гра­ни­цы меж­ду пре­ступ­ле­ни­ем и обыч­ным по­ве­де­ни­ем: они бу­дут де­лать так, как ра­зум­но, по­ни­мая, что в лю­бой мо­мент прак­ти­че­ски лю­бой их по­сту­пок мо­жет быть объ­яв­лен пре­ступ­ле­ни­ем.

Это и есть мир то­таль­но­го пра­во­во­го ни­ги­лиз­ма. И со­зда­ют его не несо­зна­тель­ные или негра­мот­ные граж­дане, а су­ды и пра­во­охра­ни­те­ли, ко­то­рые склон­ны смот­реть толь­ко на фор­маль­но-юри­ди­че­скую со­став­ля­ю­щую со­бы­тия.

Что же де­лать? Обыч­ное пе­ре­пи­сы­ва­ние Уголовного ко­дек­са – очень со­мни­тель­ный путь. Во­пер­вых, при со­хра­не­нии об­ще­го под­хо­да най­ти спо­соб опи­сать ру­тин­ное дей­ствие че­ло­ве­ка как пре­ступ­ле­ние все­гда най­дет­ся. Во-вто­рых, опыт мно­гих ев­ро­пей­ских стран (в ко­то­рых ана­ло­гич­ные со­ста­вы столь же об­щи и раз­мы­ты) го­во­рит о том, что про­бле­ма ре­ша­ет­ся и без кон­кре­ти­за­ции и де­та­ли­за­ции УК. Неп­ло­хим вы­хо­дом был бы суд при­сяж­ных, в котором опре­де­ля­ет­ся во­прос о том, яв­ля­ет­ся ли то или иное дей­ствие пре­ступ­ле­ни­ем, од­на­ко в обо­зри­мом бу­ду­щем в Рос­сии вве­де­ние су­да при­сяж­ных для та­ких преступлений ма­ло­ве­ро­ят­но.

Воз­мож­но, глав­ным ша­гом долж­на стать коррекция пра­во­при­ме­не­ния, ос­но­ван­ная на двух про­стых прин­ци­пах. Во-пер­вых, ни од­но де­я­ние, ко­то­рое мо­жет быть ква­ли­фи­ци­ро­ва­но в рам­ках ме­нее ре­прес­сив­но­го за­ко­но­да­тель­ства (граж­дан­ско­го, на­ло­го­во­го, об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях), не долж­но ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся как пре­ступ­ле­ние. Во-вто­рых, ни од­но дей­ствие, ко­то­рое яв­ля­ет­ся об­ще­при­ня­тым в неко­то­рой сфе­ре ле­галь­ной де­я­тель­но­сти, не мо­жет быть ква­ли­фи­ци­ро­ва­но как пре­ступ­ле­ние.-

СЕР­ГЕЙ ПОРТЕР / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Угро­за уголовного пре­сле­до­ва­ния все боль­ше опре­де­ля­ет по­ве­де­ние лю­дей в хо­зяй­ствен­ном и управ­лен­че­ском пространстве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.