«Транс­нефть» объ­яс­ни­лась

... Мо­но­по­лия по­те­ря­ла 65 млрд руб., по­то­му что Сбер­банк не пре­ду­пре­дил ее обо всех рис­ках оп­ци­он­ных сде­лок

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Га­ли­на Ста­рин­ская

Сбер­банк был ини­ци­а­то­ром за­клю­че­ния с «Транс­нефтью» до­го­во­ра о про­из­вод­ных фи­нан­со­вых ин­стру­мен­тах, банк не пре­ду­пре­дил обо всех рис­ках, из-за это­го ком­па­ния по­нес­ла убы­ток, за­явил пер­вый ви­це-пре­зи­дент ком­па­нии Мак­сим Гри­ша­нин. По его сло­вам, банк пред­ло­жил «Транс­неф­ти» про­дукт, ко­то­рый ей не под­хо­дил. «Мы счи­та­ем, ко­гда бан­ки предлагают кли­ен­ту ка­кой-то про­дукт, бан­ки долж­ны иметь у се­бя неко­то­рый внут­рен­ний ком­пла­енс: ка­кой про­дукт кому они предлагают. Не­ко­то­рые про­дук­ты мож­но пред­ла­гать толь­ко бан­кам, как это во всем ми­ре та­ко­го ро­да бу­ма­ги пред­ла­га­ют­ся фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми фи­нан­со­вым ор­га­ни­за­ци­ям», – от­ме­тил он.

«Транс­нефть» со­гла­си­лась за­клю­чить до­го­вор со Сбер­бан­ком. «Да, ни­кто не ожи­дал кри­зи­са в 2014 г. Но Сбер­банк не со­всем пол­но нас про­ин­фор­ми­ро­вал обо всех рис­ках, ко­то­рые в этом про­дук­те за­клю­че­ны», – ска­зал Гри­ша­нин.

«Транс­нефть» на ре­гу­ляр­ной ос­но­ве и в те­че­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни за­клю­ча­ла ана­ло­гич­ные сдел­ки с ве­ду­щи­ми участ­ни­ка­ми финансового рынка, за­явил на это пред­ста­ви­тель Сбер­бан­ка: «Ука­зан­ные сдел­ки от­ра­же­ны в пуб­лич­ной финансовой от­чет­но­сти ком­па­нии».

11 ян­ва­ря 2017 г. «Транс­нефть» по­да­ла в Ар­бит­раж­ный суд Моск­вы иск к Сбер­бан­ку «о при­зна­нии сдел­ки недей­стви­тель­ной». Сум­ма ис­ка со­став­ля­ет 66 млрд руб. Речь идет о сдел­ках c про­из­вод­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ин­стру­мен­та­ми, ко­то­рые сто­ро­ны за­клю­ча­ли в 2014 г. Они бы­ли нуж­ны для ми­ни­ми­за­ции ва­лют­ных рис­ков, воз­ни­ка­ю­щих из-за ва­лют­но­го дол­га (ки­тай­ский кре­дит на $10 млрд до 2029 г. и ев­ро­об­ли­га­ции на $1,05 млрд с по­га­ше­ни­ем в 2018 г.), а так­же вре­мен­но

сво­бод­ных де­неж­ных средств, но­ми­ни­ро­ван­ных в ино­стран­ной ва­лю­те, объ­яс­ня­ла «Транс­нефть». В 2014 г. курс дол­ла­ра к руб­лю вырос в 1,7 раза и к кон­цу го­да до­стиг 56,65 руб. В ито­ге «Транс­нефть» по­нес­ла убы­ток от опе­ра­ций с про­из­вод­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ин­стру­мен­та­ми в 75,3 млрд руб. за 2014 г. В 2015 г. убы­ток со­ста­вил 5,1 млрд руб. А в 2016 г. ком­па­ния по­лу­чи­ла при­быль от этих опе­ра­ций в 3,4 млрд руб. На ко­нец го­да чи­стый долг / EBITDA «Транс­неф­ти» со­став­лял 1,7 (см. врез).

Вы­сту­пая на за­се­да­нии су­да 27 мар­та, пред­ста­ви­тель бан­ка за­явил, что бы­ли за­клю­че­ны 62 оп­ци­он­ные сдел­ки, по трем из ко­то­рых ком­па­ния по­лу­чи­ла вы­го­ду, со­об­щал «Ин­тер­факс». Пред­ста­ви­тель бан­ка при­вел фак­ты, ко­то­рые, по его мне­нию, под­твер­жда­ют про­фес­си­о­на­лизм со­труд­ни­ков ком­па­нии, ра­бо­та­ю­щих по сдел­ке. То есть «Транс­нефть» бы­ла пре­ду­пре­жде­на о воз­мож­но­сти воз­ник­но­ве­ния для нее рис­ков, под­чер­ки­вал банк. Сле­ду­ю­щее за­се­да­ние на­зна­че­но на 20 апреля. «До вы­не­се­ния су­дом ре­ше­ния по де­лу ком­па­ния «Транс­нефть» де­ла­ет за­яв­ле­ния в СМИ, что мо­жет быть рас­це­не­но как по­пыт­ка ока­зать дав­ле­ние на суд при от­сут­ствии до­ка­за­тельств по за­яв­лен­но­му ком­па­ни­ей «Транс­нефть» ис­ку», – ска­зал в сре­ду пред­ста­ви­тель Сбер­бан­ка.

Кро­ме «Транс­неф­ти» иск к Сбер­бан­ку и «Су­хо­му» в сен­тяб­ре 2016 г. по­да­ла про­ку­ра­ту­ра Моск­вы в ин­те­ре­сах Ро­си­му­ще­ства. Тре­бо­ва­ния про­ку­ра­ту­ры ка­са­ют­ся по­терь «Су­хо­го» от сде­лок с про­из­вод­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ин­стру­мен­та­ми. Эти сдел­ки «Су­хой» за­клю­чал в 2013– 2014 гг. Из су­деб­ных до­ку­мен­тов сле­ду­ет, что Сбер­банк дол­жен списать со сче­та «Су­хо­го» 13,477 млрд руб. до 2018 г. За­се­да­ние на­зна­че­но на 24 апреля.

За­кон «О рын­ке цен­ных бу­маг» не опре­де­ля­ет рис­ки, о ко­то­рых про­фес­си­о­наль­ные участ­ни­ки долж­ны пре­ду­пре­ждать ин­ве­сто­ров, так как обо всех рис­ках при тор­гов­ле на фи­нан­со­вых рын­ках пре­ду­пре­дить невоз­мож­но, го­во­рит юрист ад­во­кат­ско­го бю­ро А2 Мак­сим Са­фи­улин: «Ес­ли в уве­дом­ле­нии о рис­ках (ко­то­рое обыч­но яв­ля­ет­ся при­ло­же­ни­ем к со­гла­ше­ни­ям об ока­за­нии услуг на рын­ке цен­ных бу­маг) ни­че­го не ска­за­но про риск, яв­ля­ю­щий­ся пред­ме­том спо­ра, то доказать что-ли­бо в су­де бу­дет очень слож­но».

Дан­ное ре­ше­ние бу­дет до­ста­точ­но лю­бо­пыт­ным для по­ни­ма­ния обос­но­ва­ния та­ких спо­ров су­да­ми, но вряд ли оно бу­дет пре­це­дент­ным для ана­ло­гич­ных дел, счи­та­ет исполнительный директор Heads Consulting Ни­ки­та Ку­ли­ков. «Та­ко­го ро­да прак­ти­ка крайне ма­ла, и од­но ре­ше­ние, пусть и на та­кую боль­шую сум­му, прак­ти­ку не сфор­ми­ру­ет», – до­бав­ля­ет он.-

«ТРАНС­НЕФТЬ» ТРУБОПРОВОДНАЯ МО­НО­ПО­ЛИЯ pАКЦИОНЕРЫ: Ро­си­му­ще­ство (100% го­ло­су­ю­щих ак­ций), при­ви­ле­ги­ро­ван­ные акции об­ра­ща­ют­ся на бирже. pКАПИТАЛИЗАЦИЯ – 266,7 млрд руб., pВЫРУЧКА (МСФО, 2016 г.) – 848,1 млрд руб., pПРИБЫЛЬ – 232,9 млрд руб.

/ СЕР­ГЕЙ ПЕТРОВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

«Транс­нефть» ока­за­лась не го­то­ва ко всем рис­кам про­из­вод­ных фи­нан­со­вых ин­стру­мен­тов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.