3 млн ев­ро ком­пен­са­ции за Беслан

... Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка при­знал дей­ствия Рос­сии во вре­мя тер­ак­та ненад­ле­жа­щи­ми

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ана­ста­сия Кор­ня ВЕДОМОСТИ

Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ) обя­зал Рос­сию вы­пла­тить 2 955 000 ев­ро ком­пен­са­ции и 88 000 ев­ро су­деб­ных из­дер­жек по­стра­дав­шим при за­хва­те шко­лы в Беслане тер­ро­ри­ста­ми в 2004 г. Ре­ше­ние по де­лу «Та­га­е­ва и дру­гие про­тив Рос­сии» опуб­ли­ко­ва­но 13 ап­ре­ля. С го­су­дар­ством су­ди­лись 409 че­ло­век, в том чис­ле быв­шие за­лож­ни­ки и род­ствен­ни­ки по­гиб­ших и ра­не­ных за­лож­ни­ков.

Суд со­гла­сил­ся с ист­ца­ми, ко­то­рые утвер­жда­ли: в от­но­ше­нии их близ­ких бы­ла на­ру­ше­на вто­рая ста­тья Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции о пра­вах че­ло­ве­ка, га­ран­ти­ру­ю­щая право на жизнь. В част­но­сти, го­су­дар­ство не при­ня­ло мер к за­щи­те жиз­ней граж­дан, до­пу­сти­ло про­сче­ты в пе­ре­го­во­рах с тер­ро­ри­ста­ми и опе­ра­ции про­тив них уже после за­хва­та шко­лы и не рас­сле­до­ва­ло со­бы­тия в Беслане над­ле­жа­щим об­ра­зом. При вы­не­се­нии по­ста­нов­ле­ния судьи Хан­лар Ха­джи­ев и Дмит­рий Де­дов, а та­к­же су­дья Па­у­ло Пин­то де Аль­бу­кер­ке вы­ра­зи­ли два от­дель­ных мне­ния, не сов­пав­ших с мне­ни­ем боль­шин­ства.

«По­тря­са­ю­ще, что суд пол­но­стью со­гла­сил­ся с за­яви­те­ля­ми, по всем пунк­там», – поды­то­жил юрист «Ме­мо­ри­а­ла» Ки­рилл Ко­ро­те­ев, пред­став­ляв­ший в ЕСПЧ по­стра­дав­ших. По его сло­вам, ре­ше­ние су­да – ис­то­ри­че­ский до­ку­мент, впер­вые оце­ни­ва­ю­щий не толь­ко пра­ви­тель­ствен­ную вер­сию со­бы­тий в Беслане, но и то, что утвер­жда­ли за­лож­ни­ки. Кро­ме то­го, до­бав­ля­ет он, впер­вые су­дом офи­ци­аль­но при­зна­но неиз­би­ра­тель­ное ис­поль­зо­ва­ние ору­жия. Суд при­су­дил, ко­неч­но, скром­ные ком­пен­са­ции, от­ме­ча­ет Ко­ро­те­ев, но привел длин­ный пе­ре­чень мер, ко­то­рые Рос­сия долж­на при­нять для ис­прав­ле­ния на­ру­ше­ний. Это и при­зна­ние от­вет­ствен­но­сти, и из­ме­не­ние за­ко­но­да­тель­ства, и ме­ры по рас­сле­до­ва­нию об­сто­я­тельств про­изо­шед­ше­го, пе­ре­чис­лил юрист.

Минюст об­жа­лу­ет ре­ше­ние ЕСПЧ, ко­то­рое «ни­че­го, кро­ме ото­ро­пи, не вы­зы­ва­ет», го­во­рит ру­ко­во­ди­тель ап­па­ра­та упол­но­мо­чен­но­го в ЕСПЧ Ан­дрей Фе­до­ров. «Мы ка­те­го­ри­че­ски не со­глас­ны с вы­во­да­ми су­да об от­сут­ствии над­ле­жа­щих пре­вен­тив­ных мер. И с тем вы­во­дом, что расследование не от­ве­ти­ло на во­прос об обос­но­ван­но­сти при­ме­не­ния си­лы, что ру­ко­вод­ство опе­ра­ци­ей яко­бы име­ло ка­кие-то недо­стат­ки в во­про­сах меж­ве­дом­ствен­но­го вза­и­мо­дей­ствия. И ко­неч­но, не со­глас­ны с тем, что нам при­пи­сы­ва­ют при­ме­не­ние тя­же­ло­го во­ору­же­ния в то вре­мя, ко­гда в шко­ле на­хо­ди­лись за­лож­ни­ки. Есть же, в кон­це кон­цов, ви­део­за­пи­си, где все вид­но. В де­лах по­доб­но­го ро­да, ко­гда со­бы­тие свя­за­но с на­столь­ко мас­штаб­ным ог­не­вым про­ти­во­сто­я­ни­ем, суд дол­жен был бо­лее взве­шен­но под­хо­дить к раз­бо­ру и бо­лее де­таль­но, бук­валь­но под мик­ро­ско­пом, рас­смат­ри­вать все об­сто­я­тель­ства де­ла. Су­ду бы­ло предоставлено огром­ное ко­ли­че­ство ма­те­ри­а­лов», – на­ста­и­ва­ет Фе­до­ров. По край­ней ме­ре, до­бав­ля­ет он, суд об­ра­тил вни­ма­ние на то, что был про­ве­ден весь ком­плекс ме­ро­при­я­тий по под­держ­ке по­стра­дав­ших, и со­гла­сил­ся с тем, что необ­хо­ди­мые ме­ры бы­ли при­ня­ты. Это сле­ду­ет хо­тя бы из раз­ме­ра при­суж­ден­ной ком­пен­са­ции: 5000–7000 ев­ро на за­яви­те­ля, обыч­но при­суж­да­ет­ся на­мно­го боль­ше. От­ре­а­ги­ро­ва­ли на ре­ше­ние ЕСПЧ и в Крем­ле. «Нам невоз­мож­но со­гла­сить­ся с та­кой фор­му­ли­ров­кой – стране, ко­то­рая неод­но­крат­но под­вер­га­лась ата­кам тер­ро­ри­стов», – за­явил на бри­фин­ге пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Пу­ти­на Дмит­рий Пес­ков (ци­та­та ТАСС).

Главред «Бюл­ле­те­ня Ев­ро­пей­ско­го су­да» Юрий Бе­рест­нев го­во­рит, что ре­ше­ние ни­как не от­ра­зит­ся на уже сло­жив­шей­ся ре­пу­та­ции Рос­сии: ни­че­го прин­ци­пи­аль­но но­во­го мы о се­бе не узна­ли. Тем не ме­нее де­ло ста­но­вит­ся но­вой точ­кой кон­флик­та в от­но­ше­ни­ях со Страс­бур­гом: те­ма ока­за­лась слиш­ком чув­стви­тель­ной как для за­яви­те­лей, так и для рос­сий­ских вла­стей. Бе­рест­нев до­бав­ля­ет, что в осо­бом мне­нии су­дей Де­до­ва и Ха­джи­е­ва со­дер­жит­ся до­ста­точ­но вес­кая ар­гу­мен­та­ция, ко­то­рой име­ет смысл вос­поль­зо­вать­ся для то­го, что­бы до­бить­ся пе­ре­да­чи де­ла в Боль­шую па­ла­ту и снять, как ми­ни­мум на вре­мя, еще од­ну бо­ле­вую точ­ку в от­но­ше­ни­ях со Страс­бур­гом.-

SERGEI KARPUKHIN / REUTERS

Род­ствен­ни­ки по­гиб­ших в Беслане до­би­лись в Страс­бур­ге ре­ше­ния в свою поль­зу прак­ти­че­ски по всем пунк­там

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.