Ма­лыш и тач­ки

«Фор­саж» со­всем впал в дет­ство. В вось­мой се­рии су­перуспеш­ной фран­ши­зы об улич­ных гон­ках сю­жет по­стро­ен во­круг спа­се­ния мла­ден­ца, а ге­рои чув­ству­ют се­бя как в ма­га­зине иг­ру­шек

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов ВЕДОМОСТИ

Его под­ме­ни­ли! Ав­то­ры «Фор­са­жа-8» де­ла­ют невоз­мож­ное до­пу­ще­ние: До­ми­ник То­рет­то идет про­тив сво­их. Про­тив тех, ко­го все­гда на­зы­вал се­мьей. Про­тив все­го, во что ве­рил. Но мы же по­ни­ма­ем, что это лож­ная ин­три­га. Ге­рой Ви­на Ди­зе­ля не мо­жет быть пло­хим.

Он крут, но добр. Су­ров, но нежен и сен­ти­мен­та­лен. Он сталь­ной и плю­ше­вый. А как он лю­бит свою вер­ную Лет­ти (Ми­шель Род­ри­гес). Ведь не мог он ее про­ме­нять на хо­лод­ную стерву по име­ни Сай­фер, ге­ни­аль­ную ха­кер­шу с ма­ни­ей ми­ро­во­го гос­под­ства. В ко­ман­де То­рет­то то­же есть ге­ни­аль­ная ха­кер­ша (На­та­ли Эм­ма­ну­эль), ко­то­рую ре­кру­ти­ро­ва­ли в про­шлой се­рии. Но Сай­фер ге­ни­аль­нее, ее иг­ра­ет са­ма Шар­лиз Те­рон, не­дав­но бро­сав­шая вы­зов муж­ско­му ми­ру в «До­ро­ге яро­сти». И те­перь То­рет­то на ее сто­роне.

Обыч­но в слу­чае «Фор­са­жа» хо­чет­ся опу­стить сю­жет­ные по­дроб­но­сти и пе­рей­ти сра­зу к трю­кам. Но в вось­мой се­рии слиш­ком много смеш­но­го, что­бы прой­ти ми­мо. Тем бо­лее что по­чти все неле­по­сти свя­за­ны с рус­ски­ми. Во-пер­вых, наш ми­нистр обо­ро­ны, при­ле­тев­ший по слу­жеб­ной на­доб­но­сти в Нью-Йорк, при­вез с со­бой ядер­ный че­мо­дан­чик. Во-вто­рых, на се­ве­ре на­шей стра­ны ка­кие-то се­па­ра­ти­сты за­хва­ти­ли во­ен­ную ба­зу с атом­ной под­лод­кой. Рос­сий­ская ар­мия бес­силь­на, вся на­деж­да на Ди­зе­ля. Он дол­жен за­брать под­лод­ку у се­па­ра­ти­стов и не от­дать ее Шар­лиз Те­рон, ко­то­рая сра­зу ак­ти­ви­ру­ет ядер­ные бо­е­го­лов­ки. А то, что у ко­го-то хва­та­ет сме­кал­ки дол­ба­нуть по ко­раб­лю с ядер­ным ору­жи­ем ра­ке­той с теп­ло­вым на­ве­де­ни­ем, спол­на опи­сы­ва­ет­ся вы­ра­же­ни­ем «сла­бо­умие и от­ва­га».

Но в ло­ги­ке «Фор­са­жа» все это аб­со­лют­но нор­маль­но. Фран­ши­за идет по пу­ти по­сто­ян­ной эс­ка­ла­ции безу­мия, а для су­ма­сшед­ших трю­ков чем аб­сурд­нее по­вод, тем луч­ше. Глав­ный во­прос пе­ред каж­дой се­ри­ей: ну что, что еще мож­но

при­ду­мать про гон­ки без пра­вил. С бан­ков­ским сей­фом на тро­се уже го­ня­ли. На тан­ке – ха, са­мо со­бой. И с па­ра­шю­том на ав­то­мо­би­лях пры­га­ли. Се­рьез­но, вы все еще на­де­е­тесь нас уди­вить? Да.

Реклам­ные ро­ли­ки «Фор­са­жа-8» да­ют ба­зо­вое пред­став­ле­ние о том, от че­го у зри­те­ля от­вис­нет че­люсть в этот раз. В пер­вой удар­ной гон­ке ис­поль­зу­ет­ся «сталь­ная ба­ба», ка­кой кру­шат зда­ния, пред­на­зна­чен­ные под снос (пре­ду­пре­жде­ние: чи­тав­шим за­ко­но­про­ект о ре­но­ва­ции мос­ков­ско­го жи­лья на этом эпи­зо­де мо­жет стать пло­хо). Но это для за­трав­ки. Во вто­рой удар­ной сцене Шар­лиз Те­рон при­цель­но бьет по ав­то­про­из­во­ди­те­лям, за­ня­тым раз­ра­бот­кой бес­пи­лот­но­го транс­пор­та. Несколь­ко кли­ков в пи­рат­ской про­грам­ме – и весь пе­ре­до­вой ав­то­парк НьюЙор­ка схо­дит с ума. При­пар­ко­ван­ные ма­ши­ны сры­ва­ют­ся с места и пус­ка­ют­ся за кор­те­жем рос­сий­ско­го ми­ни­стра. Та­ра­нят по­ли­цей­ские ав­то­мо­би­ли. Па­да­ют с верх­них эта­жей вы­сот­но­го пар­кин­га. Вы все еще меч­та­е­те о «Тес­ле»?

Ну и атом­ная под­лод­ка. С ней за­ез­ды еще не устра­и­ва­ли.

При­чем сам-то «Фор­саж» прет на ав­то­пи­ло­те. В смыс­ле во­об­ще все рав­но, кто за ру­лем. Про­шлую се­рию сни­мал Джеймс Ван, по­за­про­шлую Джа­стин Лин, но­вую – Ф. Гэ­ри Грей (что­бы вспом­нить, кто это, при­хо­дит­ся гуг­лить). Но после каж­до­го «Фор­са­жа» хо­чет­ся за­ме­тить, что трю­ко­вая со­став­ля­ю­щая филь­ма – это ка­кое-то по­ка­за­тель­ное по­срам­ле­ние бон­ди­а­ны и про­чих «Не­вы­пол­ни­мых мис­сий», с ко­то­ры­ми «Фор­саж» раз­би­ра­ет­ся под­во­ро­во­му, по-га­раж­но­му. Да у нас вы­хлоп­ная тру­ба с вед­ро! В од­ной из сцен пер­со­на­жи га­да­ют, сколь­ко ло­ша­ди­ных сил в ма­шине То­рет­то. 1000! Да ну, не мень­ше 2000! «Нет, там все 3000!» – ру­бит Джей­сон Ст­этем, ко­то­рый в про­шлой се­рии изоб­ра­жал пло­хо­го пар­ня.

Но Ст­этем, как и Ди­зель, не мо­жет дол­го при­тво­рять­ся пло­хим. По­бо­дав­шись для по­ряд­ка с че­ло­ве­ком-го­рой Ду­эй­ном Джон­со­ном, которого уло­жил в боль­ни­цу в «Фор­са­же-7», он пе­ре­хо­дит на пра­виль­ную сто­ро­ну.

А еще, как мы пом­ним, Ст­этем лю­бит де­тей. Но те­перь мы зна­ем то же са­мое и про Ди­зе­ля. В до­сто­ев­ском вы­бо­ре меж­ду ми­ро­вой гар­мо­ни­ей и сле­зин­кой ре­бен­ка его ге­рой, ни се­кун­ды не со­мне­ва­ясь, вы­би­ра­ет сле­зин­ку. А его бан­да на то и се­мья, что­бы это по­нять и про­стить. При этом сце­на спа­се­ния мла­ден­ца – од­на из са­мых смеш­ных. И раз­го­вор ге­роя Ст­эте­ма с ма­мой, ко­то­рую иг­ра­ет Хе­лен Мир­рен. От­лич­ный ко­мик Джей­сон Ст­этем, за­ме­тим в ко­то­рый раз.

И как-то все хо­ро­шо, пра­виль­но вы­шло с ре­бен­ком. Не толь­ко из­за ухо­да вто­ро­го глав­но­го ге­роя фран­ши­зы Брай­а­на (ак­тер Пол Уо­кер по­гиб до вы­хо­да седь­мой се­рии): нетруд­но до­га­дать­ся, как на­зо­вут ма­лы­ша. Но и по­то­му, что од­на из при­чин оба­я­ния «Фор­са­жа» – со­вер­шен­но дет­ский вос­торг пе­ред тач­ка­ми. Чем даль­ше, тем он от­кро­вен­ней: да мы же про­сто в ма­га­зине иг­ру­шек! – при­зна­ют­ся ге­рои, уви­дев оче­ред­ной се­крет­ный су­перав­то­парк. «Фор­саж-8» в этом смыс­ле уже да­же не «вау!», а про­сто «агу-агу!».-

В ПРО­КА­ТЕ С 13 АП­РЕ­ЛЯ

UNIVERSAL PICTURES INTERNATIONAL SWITZERLAND

В «Фор­са­же-8» ге­рой Ви­на Ди­зе­ля вы­нуж­ден иг­рать на сто­роне зла, по­то­му что доб­рый

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.