От ти­та­на до биз­нес-дже­тов

... Са­мая до­ро­гая квар­ти­ра Москвы, до­ля в «ВСМПО-Авис­ме» и дру­гие ин­ве­сти­ции быв­ше­го топ-ме­не­дже­ра «Ро­сте­ха»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на Ви­но­гра­до­ва Ри­нат Саг­ди­ев Ири­на Гру­зи­но­ва ВЕДОМОСТИ

Са­мая до­ро­гая из вы­став­лен­ных в от­кры­тую про­да­жу квар­тир в Москве – трех­этаж­ный особ­няк пло­ща­дью 3175 кв. м под на­зва­ни­ем Villa Arbat в Кри­во­ар­бат­ском пе­ре­ул­ке. Вла­де­лец про­сит за нее 4,19 млрд руб. (око­ло $74 млн), со­об­щи­ла на про­шлой неде­ле кон­сал­тин­го­вая ком­па­ния Blackwood. Квад­рат­ный метр в вил­ле сто­ит на 30% до­ро­же, чем сред­няя элит­ная недви­жи­мость в сто­ли­це, уточ­ня­лось в со­об­ще­нии. Зда­ние за­мет­но до­ро­же дру­гих вы­став­лен­ных в от­кры­тую про­да­жу мос­ков­ских особ­ня­ков. До­ход­ный дом стат­ско­го со­вет­ни­ка Павла Ше­ла­пу­ти­на – пя­ти­этаж­ный особ­няк 1907 г. на Ильин­ке, за­ни­ма­ю­щий, по дан­ным агент­ства Savills, вто­рое ме­сто по сто­и­мо­сти, вы­став­лен на про­да­жу за $55 млн (см. фо­то и врез на стр. 21).

«Про­ект из­вест­но­го фран­цуз­ско­го ар­хи­тек­то­ра До­ми­ни­ка Эр­тен­бер­же, вы­пол­нен­ный в сти­ле нео­клас­си­циз­ма, Villa Arbat пред­ста­ет пе­ред на­ми сдер­жан­ным, стро­гим и од­но­вре­мен­но рос­кош­ным, эле­гант­ным и гар­мо­нич­ным. Ар­хи­тек­тур­ное убран­ство особ­ня­ка воз­вра­ща­ет нас в эпо­ху изыс­кан­но­сти, спо­кой­ствия и ве­ли­ко­ле­пия Лю­до­ви­ка XVI», – хва­лит Blackwood особ­няк. Фа­сад­ная часть зда­ния укра­ше­на 14-мет­ро­вой ро­тон­дой с бал­ко­ном, во дво­ре-па­тио устро­ен кра­си­вый фон­тан, ин­те­рье­ры укра­ше­ны бо­га­той леп­ни­ной, по­зо­ло­той и мра­мо­ром. Ве­ли­ко­леп­ный особ­няк, от­ве­ча­ю­щий всем по­треб­но­стям ре­спек­та­бель­ной се­мьи, за­клю­ча­ют ав­то­ры объ­яв­ле­ния.

Как вы­яс­ни­ли «Ведомости», эф­фект­ный объ­ект недви­жи­мо­сти че­рез це­поч­ку струк­тур при­над­ле­жит ком­па­нии 49-лет­не­го Ми­ха­и­ла Шел­ко­ва, со­вла­дель­ца круп­ней­ше­го в ми­ре про­из­во­ди­те­ля ти­та­на «ВСМПО-Ависма» и дав­не­го зна­ко­мо­го ген­ди­рек­то­ра госкор­по­ра­ции «Ро­стех» Сер­гея Че­ме­зо­ва (дан­ные СПАРК и дру­гих ре­ест­ров – см. врез). Особ­няк был пе­ре­стро­ен со­всем недав­но. Пра­во соб­ствен­но­сти на дом бы­ло оформ­ле­но 6 мар­та 2017 г., и он по­чти сра­зу был вы­став­лен на про­да­жу. Шел­ков еще и ма­жо­ри­тар­ный вла­де­лец ком­па­нии Blackwood, за­ни­ма­ю­щей­ся про­да­жей особ­ня­ка.

Для Шел­ко­ва недви­жи­мость – часть ин­ве­сти­ци­он­но­го биз­не­са, Villa Arbat – де­ве­ло­пер­ский про­ект, изна­чаль­но де­лав­ший­ся на про­да­жу, го­во­рит пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва. «Ми­ха­ил Ев­ге­нье­вич ре­а­ли­зо­вал этот ин­вест­кон­тракт с ну­ля, при­ду­мал идею стро­и­тель­ства имен­но клас­си­че­ско­го особ­ня­ка и кон­тро­ли­ро­вал все эта­пы ре­а­ли­за­ции от про­ек­ти­ро­ва­ния и раз­ра­бот­ки ар­хи­тек­тур­но­го про­ек­та до стро­и­тель­ства и сда­чи в экс­плу­а­та­цию», – до­бав­ля­ет он.

Но ме­тал­лур­ги­ей и де­ве­ло­п­мен­том ин­те­ре­сы Шел­ко­ва не огра­ни­чи­ва­ют­ся. Он вла­дел до­лей в круп­ней­шем фарм­дис­три­бу­то­ре «Ир­вин-2» и дру­гих фар­ма­цев­ти­че­ских ком­па­ни­ях, а так­же в про­ек­те по раз­ви­тию биз­нес-авиа­ции, ко­то­рый Шел­ков на­чи­нал вместе со струк­ту­ра­ми бе­не­фи­ци­а­ров «Вну­ко­во» Ви­та­лия Ван­це­ва и Вла­ди­ми­ра Скот­ча.

ЧЕ­ЛО­ВЕК С ОРБИТЫ «РО­СТЕ­ХА»

Шел­ков ро­дил­ся в 1968 г., окон­чил Московский фи­зи­ко-тех­ни­че­ский ин­сти­тут, ра­бо­тал в бан­ках РБРР и Ев­ро­сиб­банк (их уже не су­ще­ству­ет),

а по­том пе­ре­шел в со­здан­ную «Ро­со­бо­ронэкс­пор­том» и ВЭБом струк­ту­ру «Обо­ро­ним­п­экс». Соз­дан­ная в 2001 г. ор­га­ни­за­ция за­ни­ма­лась рас­че­та­ми в ва­лю­тах,

ко­то­ры­ми стра­ны тре­тье­го ми­ра рас­пла­чи­ва­лись за по­став­ки рос­сий­ско­го ору­жия.

«В струк­ту­ры «Ро­со­бо­ронэкс­пор­та» я по­пал бла­го­да­ря Сер­гею Вик­то­ро­ви­чу [Че­ме­зо­ву]. Я ра­бо­тал в бан­ке, и мы с ним как-то од­на­жды об­суж­да­ли, как на­до струк­ту­ри­ро­вать ра­бо­ту с мяг­ки­ми ва­лю­та­ми. Ни­ко­го, что­бы воз­гла­вить это на­прав­ле­ние, не на­шлось, и я стал этим за­ни­мать­ся – как я то­гда ду­мал, вре­мен­но. По­том это «вре­мен­но» за­тя­ну­лось», – рас­ска­зы­вал Шел­ков в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» в 2008 г.

В 2007 г. «Ро­со­бо­ронэкс­порт» пре­вра­тил­ся в госкор­по­ра­цию «Ро­сте­х­но­ло­гии» (сей­час – «Ро­стех»). А в 2008 г. «Обо­ро­ним­п­экс» был пе­ре­име­но­ван в «Про­мин­вест». Он счи­тал­ся ин­ве­сти­ци­он­ным под­раз­де­ле­ни­ем госкор­по­ра­ции. Имен­но Шел­ков, воз­глав­ляв­ший эту струк­ту­ру, и дру­гой топ-ме­не­джер струк­тур госкор­по­ра­ции, ныне ген­ди­рек­тор «ВСМПО-Ависмы» Ми­ха­ил Во­е­во­дин, в 2006–2009 гг. вы­ку­па­ли для «Ро­сте­ха» 66% ак­ций про­из­во­ди­те­ля ти­та­на у Вя­че­сла­ва Бре­шта, Вла­ди­сла­ва Те­тю­хи­на и Вик­то­ра Век­сель­бер­га. Сдел­ки осу­ществ­ля­лись на кре­ди­ты ВТБ ($294 млн) и Сбер­бан­ка ($495 млн).

Но «Ро­стех» не стал дол­го дер­жать у се­бя ак­ции про­из­во­ди­те­ля ти­та­на. В 2012 г. бы­ло объ­яв­ле­но о про­да­же до­ли госкор­по­ра­ции пу­лу ме­не­дже­ров во гла­ве с Шел­ко­вым и Во­е­во­ди­ным. К 2014 г. сдел­ка бы­ла пол­но­стью за­кры­та. Топ-ме­не­дже­ры сна­ча­ла вы­ку­пи­ли до­лю «Ро­сте­ха» в парт­нер­стве с Газ­пром­бан­ком за $970 млн (это с уче­том ста­рых дол­гов), а по­том вы­ку­пи­ли и 15,27% у Газ­пром­бан­ка. У «Ро­сте­ха» ме­не­дже­ры вы­ку­па­ли ак­ции по цене на 20% вы­ше ры­ноч­ной, го­во­рит пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва, это бы­ла пре­мия за кон­троль. Пре­мию к ры­ноч­ной цене по­лу­чил при вы­хо­де и

Га­з­пром­банк. Струк­ту­ры Шел­ко­ва ста­ли круп­ней­ши­ми со­вла­дель­ца­ми про­из­во­ди­те­ля ти­та­на, го­во­рит его пред­ста­ви­тель, не на­зы­вая точ­ной до­ли.

«Ро­стех» оста­вил за сво­и­ми струк­ту­ра­ми блок­па­кет в ком­па­нии. Че­ме­зов – бес­смен­ный пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров «ВСМПО-Ависмы», а Шел­ков – его за­ме­сти­тель.

Те­перь со­вла­дель­цам «ВСМПОАвисмы» на­до га­сить дол­ги, об­ра­зо­вав­ши­е­ся в ре­зуль­та­те сде­лок. На это идет ос­нов­ная часть ди­ви­ден­дов пред­при­я­тия. В 2012–2015 гг. ме­недж­мент мог по­лу­чить око­ло 15,22 млрд руб. ди­ви­ден­дов. В кон­це про­шлой не­де­ли со­вет ди­рек­то­ров «ВСМПО-Ависмы» ре­ко­мен­до­вал вы­пла­тить по­чти 15 млрд руб. ди­ви­ден­дов за 2016 г. – в 2,8 ра­за боль­ше, чем в преды­ду­щем го­ду. Из этой сум­мы ме­недж­мент мо­жет рас­счи­ты­вать на 9,9 млрд руб.

Все кре­ди­ты пе­ре­кре­ди­то­ва­ны в Сбер­бан­ке, об­слу­жи­ва­ют­ся и по­га­ша­ют­ся в со­от­вет­ствии с гра­фи­ком, го­во­рит пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва. Пред­ста­ви­тель Сбер­бан­ка от ком­мен­та­ри­ев от­ка­зал­ся, пред­ста­ви­тель Газ­пром­бан­ка не от­ве­тил на за­прос «Ве­до­мо­стей».

ДОМ С ИСТОРИЕЙ

Де­ве­ло­п­мен­том Шел­ков за­ни­мал­ся еще в струк­ту­рах «Ро­сте­ха». В 2008 г. под его ру­ко­вод­ством «Обо­ро­ним­п­экс» ку­пил 6% ак­ций круп­но­го ин­фра­струк­тур­но­го под­ряд­чи­ка «Мо­синж­строй». Это, как то­гда го­во­рил Шел­ков, долж­но бы­ло по­ло­жить на­ча­ло фор­ми­ро­ва­нию круп­ной де­ве­ло­пер­ской ком­па­нии в струк­ту­ре госкор­по­ра­ции. Сам Шел­ков со­би­рал­ся вместе с «СМП бан­ком» Ар­ка­дия Ро­тен­бер­га и УК «Раз­ви­тие» за­нять­ся про­да­жей дол­гов де­ве­ло­пе­ров, но де­ло не пошло. «Ро­стех» идею со­зда­ния де­ве­ло­пер­ской ком­па­нии из-за кри­зи­са от­ло­жил. Но Шел­ков, по­ки­нув­ший в 2010 г. пост ген­ди­рек­то­ра «Про­мин­ве­ста», от де­ве­ло­п­мен­та не от­ка­зал­ся. Вско­ре он и стал вла­дель­цем про­ек­та по стро­и­тель­ству вил­лы.

Зда­ние, став­шее сей­час Villa Arbat, несколь­ко раз ме­ня­ло назна­че­ние. С на­ча­ла 1990-х гг. в нем на­хо­ди­лось од­но из по­ме­ще­ний ин­сти­ту­та ис­кусств Рос­сий­ско­го меж­ду­на­род­но­го цен­тра твор­че­ской ре­а­би­ли­та­ции ин­ва­ли­дов (РМЦТРИ). К 850-ле­тию Москвы мос­ков­ские вла­сти ре­ши­ли ста­рые стро­е­ния от­ре­ста­ври­ро­вать, воз­ве­сти на ме­сте при­строй­ки те­ат­раль­но-кон­церт­ный ком­плекс и пе­ре­дать в арен­ду для твор­че­ской ре­а­би­ли­та­ции ин­ва­ли­дов. Че­рез че­ты­ре го­да ока­за­лось, что ре­а­би­ли­та­ци­ей мож­но за­ни­мать­ся и по­даль­ше от Ар­ба­та: мос­ков­ское пра­ви­тель­ство раз­ре­ши­ло ЗАО «Кор­по­ра­тив­ное раз­ви­тие нетра­ди­ци­он­ных тех­но­ло­гий в ре­ги­о­нах» по­стро­ить на ме­сте зда­ния в Кри­во­ар­бат­ском пе­ре­ул­ке мно­го­квар­тир­ный жи­лой дом, а те­ат­раль­ный центр и об­ще­жи­тие для сту­ден­тов-ин­ва­ли­дов – на дру­гом участ­ке РМЦТРИ, ря­дом с Ки­ев­ским вок­за­лом. Ин­ве­стор с за­да­чей не спра­вил­ся. В 2004 г. его ме­сто за­ня­ла ком­па­ния «Ин­те­ко» Еле­ны Ба­ту­ри­ной, же­ны то­гдаш­не­го мэ­ра Москвы Юрия Луж­ко­ва. Но строй­ка за­тя­ну­лась: «Ин­те­ко» к 2010 г. по­стро­и­ла толь­ко об­ще­жи­тие и те­ат­раль­ный центр. В ав­гу­сте то­го же го­да Дмит­рий Мед­ве­дев, за­ни­мав­ший то­гда пост пре­зи­ден­та, от­пра­вил Луж­ко­ва в от­став­ку, а Ба­ту­ри­на на­ча­ла рас­про­да­вать активы. В чис­ле про­чих был про­дан и «До­ми­нус», вла­дев­ший пра­ва­ми на ин­вест­про­ект. Ку­пи­ла его струк­ту­ра Шел­ко­ва – Blackwood International.

Со­вла­дель­цем Blackwood Шел­ков стал двумя го­да­ми ра­нее. Он вы­ку­пил две тре­ти ком­па­нии у ее со­вла­дель­цев – Ми­ха­и­ла и Ни­ко­лая Бе­ля­ко­вых. Остав­ша­я­ся треть бы­ла у ген­ди­рек­то­ра Blackwood Кон­стан­ти­на Ко­ва­ле­ва. Ком­па­ния в кри­зис ока­за­лась без средств для раз­ви­тия, то­гда как ей нуж­но бы­ло за­вер­шить свой един­ствен­ный де­ве­ло­пер­ский про­ект – де­ло­вой квар­тал Neopolis в Ру­мян­це­ве. У Шел­ко­ва бы­ли сво­бод­ные сред­ства, и ком­па­ния на­де­я­лась с его по­мо­щью вый­ти на но­вые рын­ки, ак­тив­но за­нять­ся де­ве­ло­п­мен­том, вспо­ми­на­ет один из зна­ко­мых биз­не­сме­на. По его сло­вам, хо­тя Neopolis был до­стро­ен, пло­ща­ди в нем про­да­ва­лись и сда­ва­лись мед­лен­но, кри­зис толь­ко усу­губ­лял­ся, у парт­не­ров разо­шлись взгля­ды на раз­ви­тие кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии, Ко­ва­лев ото­шел от управ­ле­ния. «Шел­ков хо­тел ку­пить кон­сал­тин­го­вую ком­па­нию «на дне», бы­ла на­деж­да, что ры­нок недви­жи­мо­сти быст­ро вос­ста­но­вит­ся, но ста­но­ви­лось толь­ко ху­же, так что на­по­лео­нов­ские пла­ны в об­ла­сти де­ве­ло­п­мен­та ре­а­ли­зо­вать не уда­лось, объ­яс­ня­ет дру­гой зна­ко­мый ак­ци­о­не­ра «ВСМПО-Ависмы». «Сколь­ко сей­час особ­ня­ков на Руб­лев­ке, ко­то­рые до кри­зи­са сто­и­ли $100 млн, а те­перь их не мо­гут про­дать за $10 млн! Так что в этой об­ла­сти мож­но ин­ве­сти­ро­вать очень осто­рож­но, в уни­каль­ные про­ек­ты», – счи­та­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей».

ФАРМАЦЕВТ И АВИАТОР

Blackwood International, бе­не­фи­ци­а­ром ко­то­рой яв­ля­ет­ся Шел­ков, сей­час при­над­ле­жат опто­вые фар­ма­цев­ти­че­ские ком­па­нии «Фар­мо­по­лис» и «Фар­мин­тел­лект». Хо­тя на­зва­ние пер­вой из них и сов­па­да­ет с на­зва­ни­ем фар­ма­цев­ти­че­ско­го хол­дин­га, ко­то­рый «Ро­стех» со­би­рал­ся де­лать в то вре­мя в Во­ло­ко­лам­ском рай­оне Под­мос­ко­вья, ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к госкор­по­ра­ции она не име­ет, под­чер­ки­ва­ет пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва. «Фар­мо­по­лис» в 2010 г. стал вла­дель­цем 63% фарм­ком­па­нии «Би­он», за­ни­мав­шей­ся про­из­вод­ством суб­стан­ций для ле­карств из оте­че­ствен­но­го сы­рья. Сей­час это ли­дер рын­ка в сво­ей об­ла­сти с до­лей 25%. У бли­жай­ше­го кон­ку­рен­та – бел­го­род­ско­го «По­ли­син­те­за» – 18%. Прав­да, боль­шая часть суб­стан­ций про­из­во­дит­ся в Рос­сии из им­порт­но­го сы­рья.

В 2010 г. струк­ту­ра Шел­ко­ва при­об­ре­ла 24% в хол­дин­ге «Фарм­эко», в ко­то­рый вхо­дил один из круп­ней­ших фарм­дис­три­бу­то­ров «Ир­вин-2». Дру­ги­ми круп­ны­ми ак­ци­о­не­ра­ми был ро­сте­хов­ский «Про­мин­вест» и ос­но­ва­тель ком­па­нии Вла­ди­мир Ба­бий. Од­но­вре­мен­но с Шел­ко­вым та­кую же до­лю в «Фарм­эко» по­лу­чи­ла Майя Бо­ло­то­ва, доч­ка дав­не­го зна­ко­мо­го Че­ме­зо­ва – пре­зи­ден­та «Транс­неф­ти» Ни­ко­лая То­ка­ре­ва. Од­на­ко бук­валь­но че­рез год все до­ли в хол­дин­ге со­брал некий кипр­ский оф­шор.

Шел­ко­ва свя­зы­вал с То­ка­ре­вым еще один про­ект. Его Blackwood в 2012 г. опо­сре­до­ван­но при­над­ле­жа­ли 16% ак­ций «Пур­пет­ру­бо­про­вод­строя» (ПТПС, од­на из круп­ней­ших стро­и­тель­ных ком­па­ний в Яма­ло-Не­нец­ком ав­то­ном­ном окру­ге). Дру­гим со­вла­дель­цем ПТПС был ро­сте­хов­ский «Про­мин­вест». ПТПС в то вре­мя участвовала в стро­и­тель­стве са­мой се­вер­ной рос­сий­ской неф­тя­ной ма­ги­стра­ли За­по­ля­рье – Пур­пе – Са­мот­лор по за­ка­зу «Транс­неф­ти». В 2012 г. ком­па­ния на­ча­ла ра­бо­ты на участ­ке За­по­ля­рье – Пур­пе, а так­же при­сту­пи­ла к ра­бо­там по ре­кон­струк­ции ма­ги­страль­но­го неф­те­про­во­да Хол­мо­го­ры – За­пад­ный Сур­гут. Че­рез несколь­ко лет струк­ту­ры Шел­ко­ва из ПТПС вы­шли.

«В сфе­ре ин­ве­сти­ций по­куп­ка с по­сле­ду­ю­щей про­да­жей ак­ти­ва – стан­дарт­ная фор­ма ве­де­ния биз­не­са. Па­кет «Фарм­эко», как и па­кет «Пур­пет­ру­бо­про­вод­строя», был про­дан ис­хо­дя из эко­но­ми­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти», – го­во­рит пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва.

Кри­зис по­ме­шал еще од­но­му про­ек­ту Шел­ко­ва – в биз­нес-авиа­ции. В 2007 г. ком­па­ния ПТФ «Бал­тик», ко­неч­ным бе­не­фи­ци­а­ром ко­то­рой был Шел­ков, при­об­ре­ла 35% в ООО «Биз­нес-джет-ин­вест». Дру­гим круп­ным со­вла­дель­цем ком­па­нии был Тор­го­вый дом АНК, свя­зан­ный с бе­не­фи­ци­а­ра­ми аэро­пор­та «Вну­ко­во» и тер­ми­на­ла де­ло­вой авиа­ции «Вну­ко­во-3» Ван­це­вым и Ско­чем. ПТФ «Бал­тик» лик­ви­ди­ро­ва­на, Шел­ков в «Биз­не­сджет-ин­ве­сте» боль­ше не участ­ву­ет, го­во­рит его пред­ста­ви­тель.

«Биз­нес-джет-ин­вест» со­зда­вал­ся как ком­па­ния биз­нес-авиа­ции, ко­то­рых в Рос­сии, на­вер­ное, боль­ше двух де­сят­ков, но за­пу­стить про­ект по­ме­шал кри­зис», – го­во­рит зна­ко­мый Шел­ко­ва.

Од­на­ко па­ра са­мо­ле­тов у струк­тур Шел­ко­ва оста­лась. Во «Вну­ко­во-3» ба­зи­ру­ет­ся не­боль­шая авиакомпания Orion-X, авиа­парк ко­то­рой со­сто­ит из трех ли­зин­го­вых биз­нес-дже­тов: Boeing 737700 (2008 го­да вы­пус­ка) и двух Embraer ERJ-135BJ Legacy 600 (2008 и 2010 го­дов вы­пус­ка). Ком­па­ния, на ко­то­рую в 2013 г. бы­ли за­пи­са­ны эти са­мо­ле­ты, – за­ре­ги­стри­ро­ван­ная на ка­риб­ском ост­ро­ве Ару­ба Orex Aviation – при­над­ле­жа­ла струк­ту­ре Шел­ко­ва. Сей­час у ком­па­нии толь­ко два Embraer, го­во­рит пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва. Как ком­па­ния рас­ста­лась с Boeing, он не ком­мен­ти­ру­ет.

Ару­ба – удоб­ное ме­сто для ре­ги­стра­ции са­мо­ле­тов: с од­ной сто­ро­ны, там низ­кие на­ло­ги и вы­со­кие стан­дар­ты авиа­ци­он­ной без­опас­но­сти, с дру­гой – га­ран­тии кон­фи­ден­ци­аль­но­сти для вла­дель­цев ком­па­ний, так­же важ­но, что со­гла­ше­ние меж­ду Рос­си­ей и Ару­бой поз­во­ля­ет та­ким са­мо­ле­там ле­тать у нас в стране, объ­яс­ня­ет ру­ко­во­ди­тель агент­ства BizavNews Дмит­рий Пет­ро­чен­ко. Для биз­нес-авиа­ции, где чис­ло взле­тов и по­са­док су­ще­ствен­но мень­ше, чем в ли­ней­ной авиа­ции, у Orex очень све­жие са­мо­ле­ты, от­ме­ча­ет он.

По­дер­жан­ные Legacy 600 мо­гут сто­ить при­мер­но по $11–13 млн и при же­ла­нии их лег­ко ре­а­ли­зо­вать за 6–8 недель – та­кие са­мо­ле­ты поль­зу­ют­ся хо­ро­шим спро­сом, оце­ни­ва­ет Пет­ро­чен­ко. С Boeing, по его сло­вам, си­ту­а­ция дру­гая: это пол­но­стью ка­сто­ми­зи­ро­ван­ный самолет, его мо­гут се­бе поз­во­лить круп­ные кор­по­ра­ции, гла­вы го­су­дарств или са­мые со­сто­я­тель­ные лю­ди. Су­дя по все­му, у Orex был биз­нес-джет ми­ни­маль­ной вме­сти­мо­сти – до 19 че­ло­век. Це­на та­ко­го са­мо­ле­та по­ми­мо тех­ни­че­ско­го со­сто­я­ния очень силь­но за­ви­сит от на­чин­ки са­ло­на, но в сред­нем со­став­ля­ет око­ло $30 млн, го­во­рит Пет­ро­чен­ко.

ОСТА­ЛАСЬ ЛИ СВЯЗЬ С «РОСТЕХОМ»?

Шел­ков и сей­час мо­жет дей­ство­вать в ин­те­ре­сах «Ро­сте­ха» в дру­гих про­ек­тах, пред­по­ла­га­ет один из со­бе­сед­ни­ков «Ве­до­мо­стей». «Слу­хи раз­ные хо­дят, но лич­но я ни­ка­ких под­твер­жде­ний им не ви­дел», – воз­ра­жа­ет че­ло­век, ра­бо­тав­ший с Шел­ко­вым.

За все вре­мя Шел­ков осу­ще­ствил толь­ко од­ну сдел­ку с «Ростехом» – вы­ку­пил до­лю в «ВСМПО-Авис­ме», го­во­рит его пред­ста­ви­тель. «Ми­ха­ил – глу­бо­ко по­ря­доч­ный че­ло­век, та­лант­ли­вый, – рас­ска­зы­ва­ет один из парт­не­ров Шел­ко­ва, – в биз­не­се осто­рож­ный и вдум­чи­вый, хо­тя лю­бит риск­нуть». На­при­мер, Шел­ков иг­ра­ет на бир­же, но это ско­рее для ду­ши, про­дол­жа­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». «Все бизнесмены от ко­го-то за­ви­сят – от парт­не­ров, вла­стей, но Ми­ха­ил рас­по­ря­жа­ет­ся сво­им ка­пи­та­лом на свой страх и риск, в этом от­но­ше­нии он неза­ви­сим, – про­дол­жа­ет один из парт­не­ров Шел­ко­ва. – Хо­тя с Че­ме­зо­вым, он, без­услов­но, в дру­же­ских от­но­ше­ни­ях».

Слу­хи о свя­зи с «Ростехом» не име­ют от­но­ше­ния к ре­аль­но­сти, утвер­жда­ет пред­ста­ви­тель Шел­ко­ва. Шел­ков – дав­ний парт­нер госкор­по­ра­ции по раз­ви­тию «ВСМПО-Ависмы», но в лич­ных про­ек­тах в ин­те­ре­сах «Ро­сте­ха» или его топ-ме­не­дже­ров не дей­ству­ет, со­гла­ша­ет­ся пред­ста­ви­тель «Ро­сте­ха». Са­мо­ле­та­ми биз­не­сме­на госкор­по­ра­ция и ее струк­ту­ры не поль­зу­ют­ся, до­ба­вил он.-

ЕВ­ГЕ­НИЙ РАЗУМНЫЙ / СЕР­ГЕЙ НИКОЛАЕВ / ВЕДОМОСТИ / ВЛА­ДИ­МИР СЫПАЧЕВ / ТАСС

Ми­ха­ил Шел­ков (спра­ва ввер­ху) ин­ве­сти­ро­вал в мас­штаб­ные про­ек­ты: его струк­ту­рам при­над­ле­жат ак­ции «ВСМПО-Ависмы» (спра­ва вни­зу) и са­мый до­ро­гой особ­няк в Москве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.