$1 трлн за юань

Агрес­сив­ная под­держ­ка юа­ня угро­жа­ет эко­но­ми­че­ско­му ро­сту Ки­тая. Цен­тро­банк по­тра­тил на ва­лют­ные ин­тер­вен­ции уже око­ло $1 трлн

Vedomosti.Piter - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Лин­лин Вэй THE WALL STREET JOURNAL ПЕРЕВЕЛ АЛЕК­СЕЙ НЕВЕЛЬСКИЙ

На за­кры­той встре­че с чи­нов­ни­ка­ми в де­каб­ре пред­се­да­тель КНР Си Цзинь­пин дал по­нять, что не по­тер­пит неста­биль­но­сти в эко­но­ми­ке в 2017 г., рас­ска­за­ли зна­ко­мые с си­ту­а­ци­ей лю­ди. Осо­бое вни­ма­ние в ито­го­вом ком­мю­ни­ке бы­ло уде­ле­но ста­биль­но­сти юа­ня.

Стрем­ле­ние Ки­тая за­мед­лить ослаб­ле­ние юа­ня име­ет огром­ное зна­че­ние для ми­ро­вой эко­но­ми­ки. Но агрес­сив­ный под­ход На­род­но­го бан­ка Ки­тая (НБК) мо­жет на­вре­дить эко­но­ми­че­ско­му ро­сту стра­ны. «Ва­лют­ный во­прос стал око­ва­ми, ме­ша­ю­щи­ми вла­стям пред­при­ни­мать дру­гие важ­ные ша­ги», – го­во­рит Ю Ён­дин, стар­ший эко­но­мист Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук КНР и быв­ший со­вет­ник НБК.

За 2,5 го­да НБК по­тра­тил на под­держ­ку юа­ня око­ло $1 трлн, или по­чти чет­верть ва­лют­ных ре­зер­вов. Но в 2016 г. курс юа­ня про­дол­жил сни­жать­ся. С де­каб­ря НБК еще боль­ше огра­ни­чил воз­мож­ность вы­во­дить день­ги за гра­ни­цу и по­вы­сил крат­ко­сроч­ные став­ки.

НБК от­ка­зал­ся предо­ста­вить ком­мен­та­рии.

Ки­тай столк­нул­ся с так на­зы­ва­е­мой три­лем­мой: в го­су­дар­стве не мо­жет быть од­но­вре­мен­но фик­си­ро­ван­но­го кур­са ва­лю­ты, сво­бод­но­го дви­же­ния ка­пи­та­ла и не­за­ви­си­мой де­неж­ной по­ли­ти­ки. В по­след­ние го­ды ка­за­лось, что Пе­кин опро­вер­га­ет эту тео­рию: по­сте­пен­но сни­жал кон­троль за дви­же­ни­ем ка­пи­та­ла, про­дол­жая кон­тро­ли­ро­вать курс юа­ня и про­цент­ные став­ки. Но си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. Бо­рясь с от­то­ком ка­пи­та­ла, Ки­тай был от­бро­шен на несколь­ко лет на­зад в по­ли­ти­ке при­вле­че­ния ино­стран­ных ин­ве­сти­ций и под­держ­ке ки­тай­ских ин­ве­сти­ций за ру­бе­жом.

Мно­го лет ин­ве­сти­ции тек­ли в Ки­тай ре­кой, Пе­кин по­ку­пал дол­ла­ры и про­да­вал юа­ни, а За­пад кри­ти­ко­вал его за ослаб­ле­ние юа­ня ра­ди по­мо­щи экс­пор­те­рам. Но ле­том 2014 г. НБК стал дей­ство­вать на­обо­рот, так как на фоне за­мед­ле­ния эко­но­ми­ки воз­ник от­ток ка­пи­та­ла. Ко­гда ва­лют­ных ин­тер­вен­ций ста­ло недо­ста­точ­но, Ки­тай уже­сто­чил кон­троль за дви­же­ни­ем ка­пи­та­ла, пуб­лич­но за­яв­ляя о воз­вра­ще­нии кур­са юа­ня к нор­маль­но­му уров­ню. А в по­след­нее вре­мя стал вли­ять и фак­тор пре­зи­ден­та США До­наль­да Трам­па, об­ви­няв­ше­го Ки­тай в ослаб­ле­нии юа­ня. Пе­кин на­де­ет­ся, что под­держ­ка ва­лю­ты сни­зит ве­ро­ят­ность тор­го­вой вой­ны с США, го­во­рят ки­тай­ские чи­нов­ни­ки. На про­шлой неде­ле уже Трамп за­явил, что не бу­дет на­зы­вать Ки­тай ва­лют­ным ма­ни­пу­ля­то­ром (с на­ча­ла го­да юань укре­пил­ся к дол­ла­ру на 1%).

Впро­чем, Ки­тай стре­мит­ся не оста­но­вить ослаб­ле­ние юа­ня, а толь­ко кон­тро­ли­ро­вать его. Слиш­ком рез­кое сни­же­ние кур­са мо­жет вы­звать ска­чок ин­фля­ции и спро­во­ци­ро­вать некон­тро­ли­ру­е­мый от­ток ка­пи­та­ла, а это­го ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии не нуж­но. Кро­ме то­го, ки­тай­ским ком­па­ни­ям ста­нет труд­нее об­слу­жи­вать ва­лют­ные дол­ги, пре­вы­ша­ю­щие $1 трлн.

Но со­глас­но три­лем­ме по­пыт­ки ста­би­ли­зи­ро­вать юань то­же со­зда­ют рис­ки для фи­нан­со­вой устой­чи­во­сти. Ме­ры по борь­бе с от­то­ком ка­пи­та­ла за­ста­ви­ли за­ду­мать­ся мно­гих ино­стран­ных ин­ве­сто­ров. «Мы хо­тим быть уве­ре­ны, что ес­ли вло­жим день­ги в Ки­тай, то смо­жем по­том их от­ту­да за­брать», – го­во­рит Дэ­вид Ло­вин­гер из аме­ри­кан­ской ин­вест­ком­па­нии TCW Group.

В стрем­ле­нии под­дер­жать юань НБК стал да­же по­вы­шать про­цент­ные став­ки вслед за ФРС США, что ред­ко слу­ча­лось преж­де. В мар­те НБК сде­лал это все­го че­рез несколь­ко ча­сов по­сле ФРС. Но мно­гие эко­но­ми­сты счи­та­ют, что сей­час Ки­тай не мо­жет се­бе это поз­во­лить. «Ки­таю сле­ду­ет уже­сто­чать де­неж­ную по­ли­ти­ку как мож­но мень­ше, что­бы зай­мы не ста­ли слиш­ком до­ро­ги для его ком­па­ний. Но в то же вре­мя нуж­но уже­сто­чать ее до­ста­точ­но, что­бы не бы­ло от­то­ка ка­пи­та­ла за гра­ни­цу», – от­ме­ча­ет профессор эко­но­ми­ки Пе­кин­ско­го уни­вер­си­те­та Кри­сто­фер Бал­динг.

В этом го­ду НБК по­лу­чил воз­мож­ность для ма­нев­ра бла­го­да­ря ослаб­ле­нию дол­ла­ра. Но под­держ­ка юа­ня бу­дет об­хо­дить­ся до­ро­же из-за повышения ста­вок в США, утвер­жда­ет гло­баль­ный стра­тег PIMCO Джин Фри­да. «Это до­ро­га в ни­ку­да, по­ка пра­ви­тель­ство не ре­шит успеш­но про­бле­му с дол­га­ми и не про­ве­дет ре­фор­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие бо­лее здо­ро­вый рост эко­но­ми­ки», – го­во­рит он.

Как пре­ду­пре­жда­ют эко­но­ми­сты и ин­ве­сто­ры, из-за ро­ста про­цент­ных ста­вок и силь­ной дол­го­вой на­груз­ки ком­па­ний Пе­ки­ну, воз­мож­но, придется от­ка­зать­ся от ре­гу­ли­ро­ва­ния кур­са юа­ня и опу­стить став­ки. «Са­мый боль­шой риск в 2017 г. – что Ки­тай бу­дет вы­нуж­ден вы­брать ста­биль­ность фи­нан­со­вой си­сте­мы вме­сто ста­биль­но­сти ва­лют­но­го кур­са», – го­во­рит Фри­да.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.