Школа без ми­фов

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Ни­ко­лай Куль­ба­ка

Мы жи­вем в ми­ре ми­фов и идей, со­че­та­ю­щих­ся са­мым при­чуд­ли­вым об­ра­зом. Идея пре­вра­ща­ет­ся в миф, а миф со­зда­ет но­вые идеи, фор­ми­ру­ю­щие по­вест­ку на дол­гие го­ды. Од­ной из сфер, где ми­фо­ло­гия весь­ма по­пу­ляр­на, яв­ля­ет­ся оте­че­ствен­ное обра­зо­ва­ние. При­чи­ной та­ко­го ми­фо­твор­че­ства слу­жит, как и во все вре­ме­на, от­сут­ствие у ши­ро­ко­го кру­га лю­дей по­ни­ма­ния то­го, что и как про­ис­хо­дит в этой сфе­ре, как ме­ня­лось на­ше обра­зо­ва­ние и ка­кие про­бле­мы сто­ят сей­час пе­ред пре­по­да­ва­те­ля­ми. С од­ной сто­ро­ны, ка­за­лось бы, все мы про­хо­дим че­рез сред­нюю шко­лу, зна­чи­тель­ное чис­ло лю­дей за­кан­чи­ва­ет вуз, а поз­же тем же пу­тем идут на­ши де­ти и вну­ки. Од­на­ко, поль­зу­ясь те­ле­фо­ном или ком­пью­те­ром, мы мо­жем не раз­би­рать­ся в том, как они ра­бо­та­ют.

Ка­кие же ми­фы бы­ту­ют в на­шем об­ще­ствен­ном со­зна­нии?

Гим­на­зи­че­ское обра­зо­ва­ние бы­ло настолько силь­ным, что не по­те­ря­ло сво­ей ак­ту­аль­но­сти и в на­ше вре­мя. В рам­ках это­го сте­рео­ти­па пе­ре­из­да­ют­ся гим­на­зи­че­ские учеб­ни­ки, луч­шие шко­лы на­зы­ва­ют­ся гим­на­зи­я­ми, а обу­че­ние несколь­ким язы­кам яв­ля­ет­ся при­зна­ком ка­че­ства обу­че­ния.

Со­вет­ское обра­зо­ва­ние бы­ло луч­шим в ми­ре. Сле­ду­ет вос­ста­но­вить его си­сте­му. В за­щи­ту это­го ми­фа при­во­дит­ся мно­же­ство фак­тов – от по­ле­та Га­га­ри­на и атом­ной про­мыш­лен­но­сти до вос­тре­бо­ван­но­сти за ру­бе­жом на­ших ма­те­ма­ти­ков и про­грам­ми­стов.

Рос­сий­ское обра­зо­ва­ние по­гиб­ло с внед­ре­ни­ем ЕГЭ. Все эти те­сты и на­тас­ки­ва­ние на них при­ве­ли к то­му, что де­ти не мо­гут ни­че­го ре­шать, а учат­ся ме­ха­ни­че­ски вы­би­рать пра­виль­ный ответ, ни­че­го не по­ни­мая в су­ти во­про­са. В ка­че­стве до­ка­за­тель­ства пуб­ли­ку­ют­ся глу­пые во­про­сы из ЕГЭ (обыч­но без ука­за­ния го­да) или срав­ни­ва­ет­ся те­сто­вая часть ЕГЭ с кон­троль­ной по ма­те­ма­ти­ке 1980-х гг.

На этом де­ло не за­кан­чи­ва­ет­ся, ми­фы фор­ми­ру­ют сце­на­рии бу­ду­ще­го, ко­то­рые мо­гут в ка­кой-то сте­пе­ни из сфе­ры ми­фов пе­рей­ти в об­ласть ре­аль­но­сти. Как пра­ви­ло, рас­смат­ри­ва­ют­ся толь­ко по­ляр­ные сце­на­рии.

Все про­па­ло! Обра­зо­ва­ние де­гра­ди­ру­ет, мир ру­шит­ся. Нам оста­ет­ся толь­ко сбе­речь ост­ров­ки культуры и зна­ния в бу­шу­ю­щем ми­ре бес­куль­ту­рья и хам­ства.

Нас ждет свет­лое бу­ду­щее, ко­то­рое бу­дет ум­ным и пре­крас­ным. Ум­ные га­д­же­ты, бес­пи­лот­ные ав­то­мо­би­ли, мир твор­че­ства и мо­ло­до­сти, эра со­зи­да­ния и сча­стья.

Мир за­хлест­нут тол­пы вар­ва­ров, они сме­тут на­шу ци­ви­ли­за­цию, пре­вра­тив ее в ру­и­ны, ко­то­рые бу­дут изу­чать мно­го лет спу­стя гря­ду­щие по­ко­ле­ния, вы­рос­шие на фун­да­мен­те на­шей утра­чен­ной культуры.

Че­ло­ве­че­ство про­иг­ры­ва­ет од­ну по­зи­цию за дру­гой ис­кус­ствен­но­му ин­тел­лек­ту, вы­тес­ня­ю­ще­му нас на обо­чи­ну жиз­ни, ли­шая ра­бо­ты, при­выч­но­го ми­ра и отуп­ляя. Впе­ре­ди апо­ка­лип­ти­че­ские кар­ти­ны взбун­то­вав­ших­ся ро­бо­тов и вы­жи­ва­ю­щих лю­дей.

Дав­но за­ме­че­но, что апо­ка­лип­ти­че­ские кар­ти­ны, уто­пии и ан­ти­уто­пии ин­те­ре­су­ют чи­та­те­лей на­мно­го боль­ше, чем про­стые спо­кой­ные исто­рии. Это вер­но и для лю­бых про­гно­зов. Кто стал бы ци­ти­ро­вать по­ли­то­ло­га, со­цио­ло­га или эко­но­ми­ста, за­яви он, что в бли­жай­шие го­ды, ско­рее все­го, про­дол­жит­ся с незна­чи­тель­ны­ми ва­ри­а­ци­я­ми су­ще­ству­ю­щая тен­ден­ция? А лю­бой пред­ска­за­тель ка­та­стро­фы или, на­обо­рот, ве­ли­кой по­бе­ды со­бе­рет лав­ры, при­вле­чет вни­ма­ние ауди­то­рии вне за­ви­си­мо­сти от то­го, сбу­дет­ся ли его про­гноз.

Все вы­ше­ска­зан­ное от­но­сит­ся и к на­ше­му мно­го­стра­даль­но­му об­ра­зо­ва­нию, а так­же к на­у­ке и куль­ту­ре, на этом об­ра­зо­ва­нии ба­зи­ру­ю­щим­ся. Обра­зо­ва­ние за по­след­ние два сто­ле­тия про­шло дол­гий путь от уз­ко­го эли­тар­но­го сег­мен­та до мас­со­вой си­сте­мы, про­ни­зы­ва­ю­щей все сфе­ры на­ше­го об­ще­ства. Есте­ствен­но, что та­кое раз­ви­тие неред­ко со­про­вож­да­лось кри­зи­са­ми и про­бле­ма­ми.

Эли­тар­ное обра­зо­ва­ние XIX ве­ка, оста­вив­шее нам ле­ген­ды Цар­ско­сель­ско­го ли­цея, Смоль­но­го ин­сти­ту­та, Па­же­ско­го кор­пу­са и дру­гих ме­нее име­ни­тых alma mater, бы­ло ма­ло­до­ступ­ным да­же для дво­рян. По­па­да­ние в чис­ло их вы­пуск­ни­ков ав­то­ма­ти­че­ски да­ва­ло че­ло­ве­ку весь­ма вы­со­кий шанс на пре­крас­ную ка­рье­ру. Сред­не­ста­ти­сти­че­ские гим­на­зии до уров­ня элит­ных за­ве­де­ний, ко­неч­но, не до­тя­ги­ва­ли. Впро­чем, гим­на­зи­че­ское обра­зо­ва­ние непло­хо под­хо­ди­ло для гу­ма­ни­тар­ных уни­вер­си­тет­ских фа­куль­те­тов, но не слиш­ком го­ди­лось для есте­ствен­но­на­уч­ных и тех­ни­че­ских. Не слу­чай­но во вто­рой по­ло­вине XIX ве­ка в Рос­сии по­яви­лись ре­аль­ные учи­ли­ща, ори­ен­ти­ро­ван­ные на тех­ни­че­ское обра­зо­ва­ние.

Рост бю­ро­кра­тии и про­мыш­лен­ный подъ­ем рез­ко из­ме­ни­ли тре­бо­ва­ния к зна­ни­ям лю­дей. Мас­со­вое эко­но­ми­че­ское про­из­вод­ство нуж­да­лось в боль­шом при­то­ке гра­мот­ных лю­дей. В ответ на эти по­треб­но­сти бы­ла сфор­ми­ро­ва­на школа, ори­ен­ти­ро­ван­ная на под­го­тов­ку боль­шо­го ко­ли­че­ства спе­ци­а­ли­стов, при­год­ных к ра­бо­те в усло­ви­ях про­мыш­лен­но­го подъ­ема XX ве­ка. Штуч­ная под­го­тов­ка гим­на­зи­стов XIX ве­ка про­из­во­ди­ла весь­ма ка­че­ствен­ный че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал. Но и от­бор был су­ров – для по­ступ­ле­ния в гим­на­зию необ­хо­ди­мо бы­ло уметь чи­тать, пи­сать, счи­тать и знать ос­нов­ные мо­лит­вы. Гим­на­зи­че­ское обра­зо­ва­ние бы­ло до­воль­но силь­ным для сво­е­го вре­ме­ни, од­на­ко его од­но­бо­кость и эли­тар­ность при­ве­ли к

Имен­но бла­го­да­ря ЕГЭ уче­ни­ки из про­вин­ции ста­ли по­сту­пать в луч­шие ву­зы стра­ны. И не их ви­на, что фак­ти­че­ский уро­вень зна­ний, ко­то­рые да­ет школа, ока­зал­ся невы­сок

то­му, что его вы­тес­ни­ла мас­со­вая школа об­раз­ца XX ве­ка. Но­вая школа бы­ла зна­чи­тель­но ли­бе­раль­нее к ка­че­ству уче­ни­ков, за­кон­чить ее бы­ло лег­че. Сред­ний вы­пуск­ник та­кой шко­лы не до­тя­ги­вал по ка­че­ству до сред­не­го вы­пуск­ни­ка гим­на­зии. Впро­чем, от него тре­бо­ва­лось на­мно­го мень­ше зна­ний. Как пра­ви­ло, быв­ше­го школь­ни­ка жда­ла ка­рье­ра ра­бо­че­го, ко­то­рый дол­жен был уметь чи­тать и по­ни­мать ин­струк­ции, де­лать про­стей­шие вы­чис­ле­ния и раз­би­рать чер­те­жи. Это­му школа учи­ла с лих­вой. Все вы­ше­ска­зан­ное от­но­сит­ся не толь­ко к сред­ней шко­ле. Ин­же­не­ры об­раз­ца се­ре­ди­ны XX ве­ка су­ще­ствен­но усту­па­ли сво­им пред­ше­ствен­ни­кам – эн­цик­ло­пе­ди­стам XIX ве­ка. Твор­цов и изоб­ре­та­те­лей сме­ни­ли спе­ци­а­ли­сты по се­рий­но­му про­из­вод­ству, на­лад­ке и адап­та­ции.

И здесь мы долж­ны раз­ру­шить еще один миф – о луч­шем в ми­ре со­вет­ском об­ра­зо­ва­нии. Что­бы го­во­рить о ка­че­стве со­вет­ских школ, необ­хо­ди­мы кри­те­рии, но та­ких кри­те­ри­ев нет. Со­вет­ский Со­юз не пуб­ли­ко­вал ста­ти­сти­ку, срав­ни­мую с ев­ро­пей­ской или аме­ри­кан­ской. Мож­но срав­ни­вать толь­ко ко­ли­че­ствен­ные па­ра­мет­ры, но они по­чти ни­че­го не отоб­ра­жа­ют. Ори­ен­ти­ро­вать­ся на та­кие до­сти­же­ния, как кос­ми­че­ские стар­ты, так­же до­воль­но слож­но. Это все рав­но что оце­ни­вать по успе­хам олим­пий­ской сбор­ной ка­че­ство школь­ной физ­куль­ту­ры – связь есть, но ед­ва ли очень силь­ная. К то­му же ра­ке­ты за­пус­ка­ли лю­ди, окон­чив­шие шко­лу в кон­це 1930-х – на­ча­ле 1940-х. А лю­ди, учив­ши­е­ся в го­ды рас­цве­та кос­ми­че­ской эры, ста­ли зна­чи­мой ра­бо­чей си­лой в пе­ри­од за­стоя. Так ка­кой же бы­ла со­вет­ская школа? Ско­рее все­го, она бо­лее или ме­нее со­от­вет­ство­ва­ла тре­бо­ва­ни­ям вре­ме­ни и от­но­си­тель­но непло­хо го­то­ви­ла кад­ры для со­вет­ских ву­зов. И еще со­вет­ская школа бы­ла, ко­неч­но же, не гу­ма­ни­тар­ной, а ско­рее тех­ни­че­ской и есте­ствен­но­на­уч­ной. Бу­ду­щих ин­же­не­ров она го­то­ви­ла луч­ше, чем ис­то­ри­ков или фи­ло­ло­гов.

Впро­чем, проблема ка­че­ства под­го­тов­ки вы­пуск­ни­ков все­та­ки име­лась. В 1980-е гг. ста­ло оче­вид­но, что сред­не­ста­ти­сти­че­ский вы­пуск­ник шко­лы сла­бо под­го­тов­лен к по­ступ­ле­нию в вуз, хо­тя фор­маль­но школь­ная про­грам­ма долж­на бы­ла со­от­вет­ство­вать при­ем­ным эк­за­ме­нам в ин­сти­тут или уни­вер­си­тет. Что­бы по­лу­чить ка­че­ствен­ных аби­ту­ри­ен­тов, силь­ные ву­зы на­ча­ли услож­нять всту­пи­тель­ные эк­за­ме­ны, ко­то­рые те­перь ни­как не со­от­вет­ство­ва­ли школь­ной про­грам­ме. По­явил­ся ин­сти­тут ре­пе­ти­тор­ства, ко­гда ву­зов­ские пре­по­да­ва­те­ли на­тас­ки­ва­ли школь­ни­ков на про­грам­му сво­е­го ву­за. Тем са­мым от­се­ка­лось боль­шин­ство ино­го­род­них аби­ту­ри­ен­тов.

В 1990-е бо­лез­нен­ный пе­ре­ход к рын­ку до­ба­вил к нере­шен­ным про­бле­мам но­вые. Бед­не­ю­ще­му го­су­дар­ству ока­за­лось не по кар­ма­ну со­дер­жа­ние со­вет­ской об­ра­зо­ва­тель­ной си­сте­мы, хо­тя от­ка­зы­вать­ся от нее никто на сло­вах не со­би­рал­ся. Воз­ник­ла необ­хо­ди­мость най­ти мо­дель ча­стич­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния ву­зов за счет сту­ден­тов. В 1998 г. ми­ни­стром об­ра­зо­ва­ния ста­но­вит­ся рек­тор РУДН Вла­ди­мир Фи­лип­пов, пред­ста­ви­тель ву­за, ко­то­рый успеш­но за­ра­ба­ты­вал день­ги на обу­че­нии ино­стран­ных сту­ден­тов. В то же вре­мя Ев­ро­па на­ча­ла внед­рять Бо­лон­скую си­сте­му, объ­еди­ня­ю­щую ев­ро­пей­ское выс­шее обра­зо­ва­ние. Мо­дель бы­ла най­де­на: че­рез Бо­лон­скую си­сте­му сде­лать рос­сий­ское обра­зо­ва­ние фор­маль­но со­по­ста­ви­мым с ев­ро­пей­ским и за­ра­бо­тать на ино­стран­ных сту­ден­тах. Ини­ци­а­то­ры пе­ре­хо­да па­ли жерт­вой за­блуж­де­ния о вы­со­ком уровне со­вет­ско­го об­ра­зо­ва­ния и боль­шом по­тен­ци­аль­ном спро­се на него. Увы, ло­вуш­кой здесь ока­за­лось не толь­ко низ­кое ка­че­ство – и на него был бы спрос при невы­со­кой цене. Но ехать в Рос­сию и по­лу­чать там обра­зо­ва­ние, не при­ме­ни­мое в Ев­ро­пе из-за язы­ко­во­го ба­рье­ра, бы­ло до­воль­но бес­смыс­лен­но.

Дру­гим на­прав­ле­ни­ем дей­ствий ста­ло внед­ре­ние ЕГЭ с це­лью уни­фи­ка­ции си­сте­мы при­е­ма во все ву­зы. Увы, этот ме­ха­низм не смог ре­шить про­бле­му раз­ры­ва в зна­ни­ях меж­ду шко­лой и по­треб­но­стя­ми ву­зов, но при­вел, по мно­гим оцен­кам, к еще боль­ше­му па­де­нию уров­ня сту­ден­тов. Есте­ствен­но, что об­ви­не­ния по­сы­па­лись на са­му си­сте­му ЕГЭ и ее раз­ра­бот­чи­ков.

Ед­ва ли сто­ит об­ви­нять ЕГЭ во всех бе­дах на­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Имен­но бла­го­да­ря этой си­сте­ме уче­ни­ки из про­вин­ции ста­ли по­сту­пать в луч­шие ву­зы стра­ны. И не их ви­на, что фак­ти­че­ский уро­вень зна­ний, ко­то­рые да­ет школа, ока­зал­ся невы­сок. Си­сте­ма про­сто вы­яви­ла ре­аль­ное со­сто­я­ние школь­но­го об­ра­зо­ва­ния.

При этом из-за же­ла­ния сэко­но­мить бы­ла сде­ла­на прин­ци­пи­аль­ная ошиб­ка: про­ве­де­ние ЕГЭ бы­ло по­ру­че­но шко­лам, в то вре­мя как в боль­шин­стве стран по­доб­ные те­сты про­во­дят спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные неза­ви­си­мые цен­тры. Как след­ствие, по ре­зуль­та­там ЕГЭ на­ча­ли оце­ни­вать­ся са­ми шко­лы, ди­рек­то­ра школ ста­ли вы­нуж­дать учи­те­лей лю­бы­ми пу­тя­ми до­би­вать­ся вы­со­ких оце­нок на ЕГЭ, что при­ве­ло к при­ми­тив­но­му на­тас­ки­ва­нию уче­ни­ков стар­ших клас­сов.

Иде­аль­ных си­стем об­ра­зо­ва­ния не су­ще­ству­ет. А ес­ли учесть, что школь­ное обра­зо­ва­ние вли­я­ет на об­ще­ство с за­паз­ды­ва­ни­ем лет на 15–20, то мы сей­час по­жи­на­ем ошиб­ки, сде­лан­ные в на­ча­ле 1990-х. На­ши про­сче­ты ста­нут оче­вид­ны­ми к се­ре­дине XXI сто­ле­тия. По­ка мож­но го­во­рить толь­ко о все воз­рас­та­ю­щей несо­сто­я­тель­но­сти мас­со­вой шко­лы об­раз­ца се­ре­ди­ны XX ве­ка, ори­ен­ти­ро­ван­ной на стан­дар­ти­зи­ро­ван­ное обу­че­ние для ми­ра мас­со­во­го про­из­вод­ства.

Сей­час пе­ред шко­лой сто­ит но­вая за­да­ча – на­учить­ся го­то­вить твор­цов, уй­ти от мас­со­во­го ти­ра­жи­ро­ва­ния од­них и тех же зна­ний и на­вы­ков. Имен­но это­го тре­бу­ет со­вре­мен­ный мир. Еди­ные стан­дар­ты долж­ны бу­дут уй­ти в про­шлое, усту­пив ме­сто гиб­ким и адап­тив­ным про­грам­мам, на­стра­и­ва­е­мым под кон­крет­но­го уче­ни­ка. При­чем чем доль­ше ны­неш­няя школь­ная си­сте­ма бу­дет со­про­тив­лять­ся, тем рез­че по­том бу­дет этот пе­ре­ход. Но он бу­дет.-

/ ФОТОХРОНИКА ТАСС

Со­вет­ская школа бы­ла, ко­неч­но же, не гу­ма­ни­тар­ной, а ско­рее тех­ни­че­ской и есте­ствен­но­на­уч­ной

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.