Бан­ки­ры до­гна­ли стар­та­пе­ров

... Ни од­на ин­ду­стрия в ис­то­рии не мо­дер­ни­зи­ро­ва­лась так быст­ро, как фи­нан­со­вая под воз­дей­стви­ем но­вых тех­но­ло­гий

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ев­ге­ний Тим­ко

Фи­нан­со­вым стар­та­пам не уда­лось по­бе­дить тра­ди­ци­он­ные бан­ки, ко­то­рые быст­ро циф­ро­ви­зу­ют­ся. Фин­тех 2.0 – это сим­би­оз с бан­ка­ми и раз­ви­тие в дру­гих по­тре­би­тель­ских сек­то­рах.

До сих пор в ис­то­рии ни од­на ин­ду­стрия не транс­фор­ми­ро­ва­лась так быст­ро, как фи­нан­сы под дав­ле­ни­ем фин­те­ха. Что­бы луч­ше пред­ста­вить те­ку­щее со­сто­я­ние от­рас­ли, ко­то­рая, по оцен­кам экс­пер­тов, мо­жет со­кра­тить до 30% ра­бо­чих мест в бан­ках к 2025 г., сто­ит по­смот­реть на эта­пы ее раз­ви­тия.

На­чаль­ный этап про­дол­жал­ся с мо­мен­та ста­нов­ле­ния ин­тер­не­та в кон­це 1990-х и вплоть до кри­зи­са 2008 г. В это вре­мя ос­нов­ной мо­де­лью ста­ли он­лайн-пла­те­жи и со­пут­ству­ю­щая ин­фра­струк­ту­ра. Зна­ко­вые ком­па­нии этой эпо­хи – ныне круп­ней­шие фин­тех-ком­па­нии ми­ра PayPal (оцен­ка – $50 млрд) и Ant Financial (оцен­ка – $60 млрд), где ос­но­вой биз­не­са слу­жит ки­тай­ский кон­ку­рент PayPal – мо­биль­ный ко­ше­лек Alipay.

По­сле кри­зи­са 2008 г. из­ме­не­ния в ре­гу­ли­ро­ва­нии бан­ков­ской от­рас­ли и об­щее ухуд­ше­ние си­ту­а­ции на бан­ков­ском рын­ке при­ве­ли к то­му, что мно­гие бан­ки ста­ли за­кры­вать це­лые на­прав­ле­ния де­я­тель­но­сти. Зна­чи­тель­но по­стра­да­ло кре­ди­то­ва­ние сег­мен­та сред­не­го и ма­ло­го биз­не­са (СМБ): в США бан­ки до сих пор вы­да­ют мень­ше зай­мов сег­мен­ту СМБ, чем де­ла­ли это 10 лет на­зад. Так­же бан­ки по все­му ми­ру ста­ли по­вы­шать тре­бо­ва­ния к по­тен­ци­аль­ным за­ем­щи­кам, за­крыв до­ступ к бан­ков­ско­му кре­ди­то­ва­нию зна­чи­тель­ной до­ле на­се­ле­ния. Все это от­кры­ло до­ро­гу мно­же­ству фин­тех-стар­та­пов, по­ста­рав­ших­ся за­пол­нить ни­ши, остав­лен­ные бан­ка­ми.

Кре­ди­то­ва­ние за­ни­ма­ет бо­лее 50% в при­бы­ли бан­ков, и имен­но в этом сег­мен­те по­яви­лось наи­боль­шее ко­ли­че­ство фин­тех­стар­та­пов по­след­них 10 лет. За счет боль­шей гиб­ко­сти (ча­сто вслед­ствие недо­смот­ра ре­гу­ля­то­ра), он­лайн-мо­де­ли, уме­ния ра­бо­тать с аль­тер­на­тив­ны­ми дан­ны­ми, не ис­поль­зу­е­мы­ми бан­ка­ми, а так­же на­ли­чия де­ше­во­го фон­ди­ро­ва­ния, на­пол­нив­ше­го фи­нан­со­вую си­сте­му по­сле кри­зи­са, мно­гие стар­та­пы смог­ли

Хо­тя ре­гу­ли­ро­ва­ние фин­те­ха в Рос­сии и не от­ли­ча­ет­ся силь­ной про­грес­сив­но­стью, ска­зать, что имен­но оно яв­ля­ет­ся ос­нов­ным пре­пят­стви­ем на пу­ти раз­ви­тия ин­ду­стрии, нель­зя

пред­ло­жить сво­им кли­ен­там луч­шие усло­вия, чем бан­ки.

По­пу­ляр­ной те­мой для под­ры­ва в это вре­мя ста­ли и управ­ля­ю­щие ак­ти­ва­ми, мно­гие из ко­то­рых ис­то­ри­че­ски не хо­те­ли ра­бо­тать с кли­ен­та­ми, име­ю­щи­ми ме­нее $500 000. Все из­ме­ни­лось с при­хо­дом так на­зы­ва­е­мых ро­боад­вай­зе­ров. В от­сут­ствие пла­те­жей жи­вым управ­ля­ю­щим ал­го­рит­мы мог­ли по­ка­зать срав­ни­мую до­ход­ность, а ав­то­ма­ти­за­ция про­цес­са поз­во­ли­ла ми­ни­ми­зи­ро­вать опе­ра­ци­он­ные за­тра­ты.

Но с ро­стом мас­шта­ба фин­те­ха ста­ли про­яв­лять­ся и пер­вые се­рьез­ные слож­но­сти. То, что в свое вре­мя по­мог­ло стар­та­пам вы­де­лить­ся на фоне бан­ков – фо­кус на од­ной клю­че­вой услу­ге, – ста­ло се­рьез­но огра­ни­чи­вать по­тен­ци­ал ро­ста фин­тех-ком­па­ний. На­ли­чие ли­ней­ки про­дук­тов не толь­ко поз­во­ля­ет луч­ше мо­не­ти­зи­ро­вать ауди­то­рию, но и слу­жит для удер­жа­ния кли­ент­ской ба­зы. Не имея воз­мож­но­сти пред­ло­жить сво­ей ауди­то­рии до­пол­ни­тель­ные про­дук­ты, мно­гие стар­та­пы вы­нуж­де­ны бы­ли кон­ку­ри­ро­вать по цене, что при­ве­ло к то­му, что неко­то­рые мо­де­ли ока­за­лись про­сто нера­бо­то­спо­соб­ны­ми.

На­гляд­ный при­мер – ин­ду­стрия ро­боад­вай­зин­га. Ана­ли­ти­ки ожи­да­ют, что сек­тор, ко­то­ро­го прак­ти­че­ски не су­ще­ство­ва­ло еще несколь­ко лет на­зад, к 2020 г. мо­жет со­брать до 10% всех гло­баль­ных ак­ти­вов, или аст­ро­но­ми­че­скую сум­му в $8 трлн. Ка­за­лось бы, иде­аль­ная сре­да для стар­та­пов. Но, как по­ка­за­ла прак­ти­ка, за счет кар­ди­наль­но­го сни­же­ния ко­мис­сий в этом сег­мен­те стар­та­пам для оку­па­е­мо­сти тре­бу­ют­ся де­сят­ки лет ра­бо­ты в ми­нус. Ли­дер от­рас­ли Betterment по­сле $200 млн ин­ве­сти­ций смог при­влечь под управ­ле­ние лишь $6 млрд, то­гда как для оку­па­е­мо­сти ин­ве­сти­ций эта циф­ра должна быть на по­ря­док вы­ше.

По­че­му же ана­ли­ти­ки про­гно­зи­ру­ют та­кой быст­рый рост дан­ной ин­ду­стрии? Все про­сто. Те­ку­щие круп­ней­шие иг­ро­ки управ­ля­ют трил­ли­о­на­ми дол­ла­ров, и в пер­вое вре­мя они при­смат­ри­ва­лись к но­вой мо­де­ли. Но как толь­ко ста­ло оче­вид­но, что ро­боад­вай­зинг пред­став­ля­ет со­бой пер­спек­тив­ный про­дукт, в этот сег­мент под­тя­ну­лись клас­си­че­ские иг­ро­ки. На­при­мер, Vanguard ($3,4 трлн под управ­ле­ни­ем) за пер­вый непол­ный год ра­бо­ты в 2015 г. со­бра­ла бо­лее $30 млрд в свой ро­боад­вай­зин­го­вый сер­вис – в 5 раз боль­ше, чем Betterment по­чти за 10 лет на рын­ке.

Раз­ви­тие сег­мен­та ро­боад­вай­зин­га на­гляд­но по­ка­зы­ва­ет век­тор дви­же­ния всей фин­тех-ин­ду­стрии. Под­пи­тан­ные де­ше­вой лик­вид­но­стью, на­пол­нив­шей фи­нан­со­вую си­сте­му в пост­кри­зис­ные го­ды, мно­гие стар­та­пы за­кры­ва­ли гла­за на боль­шие убыт­ки и пы­та­лись ид­ти про­тив усто­яв­ших­ся фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов. Но с се­ре­ди­ны 2015 г., ко­гда на вен­чур­ном рын­ке на­сту­пи­ло за­ти­шье, ин­ве­сто­ры ста­ли ак­тив­но ис­кать стар­та­пы, мас­шта­би­ро­ва­ние ко­то­рых не со­пря­же­но с бес­ко­неч­ны­ми вло­же­ни­я­ми. С дру­гой сто­ро­ны, к это­му мо­мен­ту бан­ки окон­ча­тель­но пе­ре­ста­ли бо­ять­ся угро­зы со сто­ро­ны фин­те­ха и пе­ре­шли к ста­дии ак­тив­но­го во­вле­че­ния в ра­бо­ту с сек­то­ром. Ва­ри­ан­ты со­труд­ни­че­ства про­сти­ра­ют­ся от про­стой про­да­жи услуг стар­та­пов по сво­ей кли­ент­ской ба­зе до пол­но­цен­ных тех­но­ло­ги­че­ских парт­нерств, со­зда­ния ак­се­ле­ра­ци­он­ных про­грамм, ин­ве­сти­ро­ва­ния и по­куп­ки стар­та­пов.

Все это при­ве­ло к сле­ду­ю­ще­му ло­ги­че­ско­му вит­ку раз­ви­тия фин­те­ха. Фин­тех 2.0 – это пе­ре­ход от кон­ку­рен­ции меж­ду фин­техом и су­ще­ству­ю­щи­ми иг­ро­ка­ми к со­труд­ни­че­ству. Мож­но ска­зать, что 2016 год стал пе­ре­лом­ным для фин­те­ха. Впер­вые в США до­ля про­ин­ве­сти­ро­ван­ных b2b-про­ек­тов пре­вы­си­ла по­ло­ви­ну, со­ста­вив 56% от об­щих ин­ве­сти­ций в фин­тех. Фо­кус ин­ве­сто­ров на b2b по­ка­зы­ва­ет их ве­ру в то, что ос­но­вой бу­ду­ще­го ро­ста фин­тех-стар­та­пов яв­ля­ет­ся не кон­ку­рен­ция, а ко­опе­ра­ция с су­ще­ству­ю­щи­ми иг­ро­ка­ми.

Во­прос боль­шей тех­но­ло­ги­за­ции бан­ков – де­ло вре­ме­ни. Фин­тех-стар­та­пы ред­ко об­ла­да­ют тех­но­ло­ги­я­ми,

недо­ступ­ны­ми бан­кам. Мно­гие стар­та­пы иг­ра­ют на негиб­ко­сти су­ще­ству­ю­щих бан­ков­ских си­стем и об­щей мед­ли­тель­но­сти иг­ро­ков фи­нан­со­во­го сек­то­ра. Но бан­ки на­ча­ли и про­дол­жат ме­нять­ся. Бан­ки не мо­гут стать в од­но­ча­сье фин­техом, но, вво­дя из­ме­не­ние за из­ме­не­ни­ем, они мо­гут по­сте­пен­но прой­ти циф­ро­вую транс­фор­ма­цию.

На­при­мер, круп­ней­ший банк в США JPMorgan хо­тел оп­ти­ми­зи­ро­вать до­ступ к кре­ди­там для сво­их 4 млн кли­ен­тов сег­мен­та СМБ. Про­цес­сы бан­ка не поз­во­ля­ли быст­ро при­ни­мать кре­дит­ные ре­ше­ния, и об­слу­жи­ва­ние дан­ной ауди­то­рии за­ча­стую ста­но­ви­лось невы­год­ным. Вместо за­пус­ка соб­ствен­но­го про­дук­та в JPMorgan по­шли на парт­нер­ство с OnDeck, од­ной из круп­ней­ших в США он­лайн-пло­ща­док по кре­ди­то­ва­нию СМБ. Сов­мест­ный про­дукт име­ет в ос­но­ве тех­но­ло­гии OnDeck, но рас­про­стра­ня­ет­ся по кли­ент­ской ба­зе JPMorgan, силь­но сни­жая тра­ты на при­вле­че­ние за­ем­щи­ков (клю­че­вая ста­тья рас­хо­да кре­дит­ных стар­та­пов). Са­ми кре­ди­ты так­же вы­да­ют­ся за счет средств JPMorgan, ре­шая ос­нов­ную про­бле­му кре­дит­ных стар­та­пов – до­ступ к ка­пи­та­лу.

Важ­ней­ший эле­мент, вли­я­ю­щий на век­тор раз­ви­тия фин­те­хин­ду­стрии, – ре­гу­ли­ро­ва­ние. Пра­виль­ная ре­гу­ля­тор­ная сре­да мо­жет как спо­соб­ство­вать ро­сту ко­ли­че­ства фин­тех-стар­та­пов, так и сти­му­ли­ро­вать бан­ков­ский сек­тор на бо­лее ак­тив­ное раз­ви­тие соб­ствен­ных фин­тех-ком­пе­тен­ций. В недав­нем опро­се E&Y са­мой дру­же­люб­ной юрис­дик­ци­ей для фин­тех-стар­та­пов бы­ла при­зна­на Ве­ли­ко­бри­та­ния. Од­ним из важ­ней­ших эле­мен­тов ре­гу­ли­ро­ва­ния в Ве­ли­ко­бри­та­нии яв­ля­ет­ся на­ли­чие так на­зы­ва­е­мой пе­соч­ни­цы (sandbox) – воз­мож­но­сти за­пус­ка и те­ста но­вых про­дук­тов без их обя­за­тель­но­го со­от­вет­ствия те­ку­щим нор­мам. Та­ким об­ра­зом ре­гу­ля­тор ви­дит все но­вые мо­де­ли, по­яв­ля­ю­щи­е­ся на рын­ке, а ком­па­нии, же­ла­ю­щие вы­ве­сти но­вый про­дукт на ры­нок, мо­гут про­те­сти­ро­вать спрос без необ­хо­ди­мо­сти боль­ших пер­во­на­чаль­ных вло­же­ний в по­иск пра­виль­ной пра­во­вой струк­ту­ры.

Дру­гой при­мер по­ло­жи­тель­но­го вли­я­ния ре­гу­ли­ро­ва­ния на раз­ви­тие фин­те­ха – Шве­ция. В стране, где бо­лее 80% на­се­ле­ния поль­зу­ет­ся он­лайн-бан­кин­гом, бан­ки мас­со­во за­кры­ва­ют от­де­ле­ния. По­ка­за­тель­но, что важ­ней­шим драй­ве­ром за­кры­тия от­де­ле­ний ста­ли не стар­та­пы, а са­ми бан­ки. За­пу­щен­ный в 2003 г. еди­ный кли­ент­ский иден­ти­фи­ка­тор BankID из­на­чаль­но был раз­ра­бо­тан кон­сор­ци­у­мом бан­ков, а по­том под­дер­жан и при­нят го­су­дар­ством. На се­го­дняш­ний день BankID поль­зу­ет­ся 80% жи­те­лей стра­ны. Прой­дя иден­ти­фи­ка­цию еди­но­жды, поль­зо­ва­тель боль­ше не дол­жен по­се­щать от­де­ле­ния и за­но­во по­да­вать все до­ку­мен­ты. Од­ним из при­ме­ров ис­поль­зо­ва­ния BankID яв­ля­ет­ся мо­биль­ное при­ло­же­ние для пла­те­жей Swish, за­пу­щен­ное ме­нее пя­ти лет на­зад круп­ней­ши­ми швед­ски­ми бан­ка­ми. При­ло­же­ние поз­во­ля­ет за счи­тан­ные се­кун­ды пе­ре­во­дить день­ги меж­ду бан­ков­ски­ми сче­та­ми раз­лич­ных бан­ков. На се­го­дняш­ний день боль­шая часть на­се­ле­ния Шве­ции при­ме­ня­ет Swish, а сре­ди со­вре­мен­но­го по­ко­ле­ния при­ло­же­ние се­рьез­но по­тес­ни­ло ис­поль­зо­ва­ние на­лич­ных.

Хо­тя ре­гу­ли­ро­ва­ние фин­те­ха в Рос­сии и не от­ли­ча­ет­ся силь­ной про­грес­сив­но­стью, ска­зать, что имен­но оно яв­ля­ет­ся ос­нов­ным пре­пят­стви­ем на пу­ти раз­ви­тия ин­ду­стрии, нель­зя. Фин­тех в Рос­сии ока­зал­ся чуть ли не в худ­ших усло­ви­ях сре­ди всех ми­ро­вых рын­ков со­всем по дру­гим при­чи­нам. С од­ной сто­ро­ны, рос­сий­ские бан­ки ис­то­ри­че­ски не отя­го­ще­ны ар­ха­ич­ны­ми IT-си­сте­ма­ми, как, на­при­мер, их аме­ри­кан­ские кол­ле­ги, и по­ка­за­ли, что уме­ют быст­ро ме­нять­ся (Аль­фа-банк, Сбер­банк, «От­кры­тие»). С дру­гой – в на­шей стране от­но­си­тель­но не­боль­шая до­ля сег­мен­та underbanked (ко­то­рый стал ос­нов­ным драй­ве­ром ро­ста фин­те­ха в Азии).

По су­ти, в Рос­сии ни­ка­кой борь­бы фин­те­ха и бан­ков не бы­ло и не пред­сто­ит. Есть несколь­ко до­воль­но успеш­ных фин­тех-стар­та­пов, ко­то­рые на­шли ни­ши и уни­каль­ные мо­де­ли, где бан­ки не пред­став­ле­ны в си­лу опре­де­лен­ных при­чин. Но го­во­рить о ка­кой-то се­рьез­ной кон­ку­рен­ции с бан­ка­ми не при­хо­дит­ся. При этом су­ще­ству­ет це­лая про­слой­ка стар­та­пов, ак­тив­но ра­бо­та­ю­щих на рын­ке b2b и про­да­ю­щих свои про­дук­ты бан­кам.

С мо­мен­та зна­ме­ни­той фра­зы Бил­ла Гейт­са о том, что лю­дям нуж­ны бан­ков­ские услу­ги, но не нуж­ны бан­ки, про­шло уже по­чти 25 лет. Оче­вид­но, что мас­штаб фи­нан­со­вой эко­си­сте­мы поз­во­ля­ет со­зда­вать от­но­си­тель­но боль­шие биз­не­сы да­же в сег­мен­тах, не за­ня­тых бан­ка­ми. Но по­тес­нить са­ми бан­ки с их ис­то­ри­че­ски силь­ных по­зи­ций фин­тех-стар­та­пам по­ка не уда­лось. Да­же в са­мых раз­ви­тых фин­тех­сег­мен­тах – та­ких как по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние – до­ля но­вых мо­де­лей со­став­ля­ет не бо­лее 2%. И чем даль­ше, тем слож­нее бу­дет рас­ти мно­гим фин­тех-стар­та­пам, ведь ско­рость из­ме­не­ния бан­ков мо­жет быть впе­чат­ля­ю­щей. Так, на­при­мер, в Goldman Sachs уже сей­час треть пер­со­на­ла – это ком­пью­тер­ные ин­же­не­ры, а один про­грам­мист за­ме­ня­ет че­ты­рех вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых трей­де­ров.

Опыт по­ка­зы­ва­ет, что фин­те­ху бу­дет очень слож­но по­дви­нуть бан­ки. Имен­но по­это­му фин­тех 2.0 – это необ­хо­ди­мый шаг в эво­лю­ции ин­ду­стрии, ко­то­рый дол­жен по­мочь фин­те­ху пе­рей­ти в мейн­стрим. При этом фин­тех 2.0 от­кры­ва­ет стар­та­пам до­ро­гу в дру­гие сек­то­ры. Ведь по­ми­мо сим­би­о­за с бан­ка­ми фин­тех име­ет огром­ный по­тен­ци­ал в связ­ке с дру­ги­ми круп­ней­ши­ми кон­сью­мер­ски­ми иг­ро­ка­ми. Ин­тер­нет-ком­па­нии, ри­тей­ле­ры, те­ле­ко­мо­пе­ра­то­ры – все они ви­дят в фин­те­хе огром­ные перспективы и при этом за­ча­стую не име­ют опы­та ра­бо­ты с фи­нан­со­вы­ми про­дук­та­ми. Раз­ви­тие фин­тех-стар­та­пов с та­ки­ми парт­не­ра­ми, име­ю­щи­ми до­ступ к дан­ным и ауди­то­рии, поз­во­лит ин­ду­стрии пе­рей­ти к бо­лее сба­лан­си­ро­ван­но­му раз­ви­тию, ко­гда ее ста­биль­ность не бу­дет так за­ви­сеть от внеш­не­го фон­ди­ро­ва­ния, а са­ми фин­тех­ком­па­нии на­ко­нец нач­нут за­ра­ба­ты­вать при­быль для сво­их ак­ци­о­не­ров.-

/ MICHAEL NAGLE / BLOOMBERG

Бан­ки по­ка­за­ли, что мо­гут быст­ро ме­нять­ся в том чис­ле в сфе­ре он­лайн-тех­но­ло­гий

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.