Фе­сти­валь ком­про­мис­сов

На­ци­о­наль­ная те­ат­раль­ная пре­мия «Зо­ло­тая мас­ка» вы­да­ла на­гра­ды за се­зон 2015/16 г. Се­зон вы­дал­ся уро­жай­ным: к мэт­рам при­мкну­ли но­вич­ки, и жю­ри бы­ло из че­го вы­би­рать

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да Еле­на Смо­ро­ди­но­ва Еле­на Гу­бай­дул­ли­на ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Ив му­зы­каль­ном, и в дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре ко­ли­че­ство пре­тен­ден­тов на на­гра­ды по­би­ло все ре­кор­ды. В опе­ре за зва­ние луч­ше­го бо­ро­лись 12 спек­так­лей, в со­вре­мен­ном тан­це – де­вять, в дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре – 28. Жю­ри взва­ли­ло на се­бя мис­сию ми­ро­твор­че­ских сил и по­пы­та­лось от­ме­тить мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство ра­бот.

БАЛЕТ И ТА­НЕЦ

В си­лу недаль­но­вид­но­сти экс­пер­тов еще до стар­та фе­сти­ва­ля ли­шил­ся ли­де­ра со­вре­мен­ный та­нец: ше­девр Соль Ле­он – По­ла Лайт­фу­та «Со­всем недол­го вме­сте» они от­пра­ви­ли в клас­си­че­ский балет. Не риск­ну­ло жю­ри по­ста­вить и на де­бю­тан­та Ан­дрея Кай­да­нов­ско­го с его оба­я­тель­ным спек­так­лем «Чай или ко­фе?» (Те­атр им. Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко). По­бе­да до­ста­лась тре­тий раз штур­мо­вав­шей «Маску» Ка­рин Пон­тьес. Ее драйв и агрес­сив­ная тан­це­валь­ность в спек­так­ле «Ба­ле­та Москва» «Все пу­ти ве­дут на се­вер» не та­ят ни­ка­кой опас­ной мно­го­знач­но­сти.

В ба­ле­те сам с со­бой со­рев­но­вал­ся Вя­че­слав Са­мо­ду­ров. Ожи­да­е­мо жю­ри пред­по­чло скру­пу­лез­но вы­то­чен­ную пси­хо­ло­ги­че­скую дра­му «Ро­мео и Джу­льет­та» (Ека­те­рин­бург­ский опер­ный те­атр) со спа­ян­ным ан­сам­блем ис­пол­ни­те­лей, во гла­ве ко­то­ро­го ока­за­лась вы­да­ю­ща­я­ся ак­тер­ская ра­бо­та Иго­ря Булы­цы­на – Мер­ку­цио (он луч­ший тан­цов­щик се­зо­на). Ми­сти­че­ская «Ун­ди­на» Боль­шо­го те­ат­ра, в ко­то­рой хо­рео­граф от­ка­зал­ся от про­то­рен­но­го пу­ти и про­ник на неосво­ен­ные тер­ри­то­рии, где бе­лый балет со­еди­ня­ет­ся с сю­жет­ным, ока­за­лась слиш­ком ра­ди­каль­ной. В ней оце­ни­ли толь­ко труд ди­ри­же­ра Павла Кли­ни­че­ва, осво­ив­ше­го пар­ти­ту­ру ма­ло из­вест­но­го в Рос­сии Хан­ца Вер­не­ра Хен­це.

При­ма Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра Вик­то­рия Те­реш­ки­на, без ин­стру­мен­таль­но­го тан­ца ко­то­рой слож­но пред­ста­вить со­вре­мен­ный русский балет, на­ко­нец до­жда­лась сво­ей пер­со­наль­ной на­гра­ды за «Скри­пич­ный кон­церт № 2».

ОПЕРА

Все­об­щая эй­фо­рия от «Тра­виа­ты» Перм­ско­го те­ат­ра не пе­ре­да­лась жю­ри. Рос­сий­ский опер­ный по­ста­но­воч­ный де­бют Ро­бер­та Уил­со­на от­ме­чен на­гра­да­ми за лич­ные до­сти­же­ния ди­ри­же­ра (Те­одор Ку­рент­зис до­вел свою кол­лек­цию до пя­ти «Ма­сок»), ис­пол­ни­тель­ни­цы луч­шей жен­ской ро­ли (На­деж­да Пав­ло­ва за вре­мя, про­шед­шее по­сле пре­мье­ры, успе­ла стать звез­дой) и ху­дож­ни­ка по све­ту (толь­ко в этой но­ми­на­ции на­граж­ден сам Ро­берт Уил­сон).

Но зва­ние луч­ше­го спек­так­ля до­ста­лось от­то­чен­ной «Ро­де­лин­де» Боль­шо­го те­ат­ра – ко­про­дук­ции с Ан­глий­ской на­ци­о­наль­ной опе­рой. Эта ра­бо­та обо­зна­чи­ла по­во­рот те­ат­ра к му­зы­ке Ген­де­ля, уже дав­но от­во­е­вав­шей луч­шие ми­ро­вые сце­ны. Луч­шим ре­жис­се­ром при­знан ее по­ста­нов­щик Ри­чард Джонс.

Спе­ци­аль­ным при­зом жю­ри от­ме­че­на и вто­рая ген­де­лев­ская пре­мье­ра – «Ге­ракл». Спек­такль по­ста­вил Баш­кир­ский те­атр опе­ры и ба­ле­та, рань­ше в ин­те­ре­се к ра­ри­те­там не за­ме­чен­ный. Но, как ока­за­лось, бла­го­да­ря ра­бо­те ди­ри­же­ра Ан­то­на Ма­ка­ро­ва там на­шлась и слов­но пред­на­зна­чен­ная для му­зы­ки XVIII в. ис­пол­ни­тель­ни­ца – Ди­ля­ра Ид­ри­со­ва.

За луч­шую муж­скую роль в опе­ре на­граж­ден Ли­па­рит Аве­ти­сян, спев­ший ка­ва­ле­ра де Грие в опе­ре «Ма­нон» в спек­так­ле Мос­ков­ско­го му­зы­каль­но­го те­ат­ра им. Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко.

МЮЗИКЛ

Луч­шим мю­зик­лом на­зван «Бин­дюж­ник и ко­роль» Крас­но­яр­ско­го ТЮЗа (те­ат­ры про­дол­жа­ют бо­роть­ся за рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий, вы­дан­ных им при со­зда­нии), луч­шим ре­жис­се­ром – его по­ста­нов­щик Роман Фе­одо­ри. Луч­шим ком­по­зи­то­ром в му­зы­каль­ном те­ат­ре при­знан Эду­ард Ар­те­мьев, на­граж­ден­ный за «Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние» Мос­ков­ско­го те­ат­ра мю­зик­ла.

Част­ные но­ми­на­ции по­де­ли­ли «Бе­лый. Пе­тер­бург» пе­тер­бург­ско­го Те­ат­ра муз­ко­ме­дии и «Ис­то­рия ло­ша­ди» Са­мар­ской дра­мы.

ДРАМА

При­сут­ствие на ма­соч­ной кар­те дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра Гла­зо­ва, Ша­ры­по­ва или Но­во­куй­бы­шев­ска крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ет о том, что, несмот­ря на фи­нан­со­вый кри­зис, те­ат­раль­ный рас­цвет про­дол­жа­ет­ся – прав­да, ча­сто во­все не там, где его ждешь.

Несмот­ря на вну­ши­тель­ную дли­ну, спи­сок непо­лон. Узнав со­став экс­перт­но­го со­ве­та фе­сти­ва­ля это­го го­да, уси­лен­но­го Мин­куль­том уль­тра­кон­сер­ва­то­ра­ми вро­де Ка­пи­то­ли­ны Кок­ше­не­вой, свои ра­бо­ты сняли с ма­соч­ной гон­ки Ки­рилл Се­реб­рен­ни­ков и Константин Бо­го­мо­лов. Се­реб­рен­ни­ков в се­зоне 2015/16 г. вы­пу­стил «Ко­му на Ру­си жить хо­ро­шо», «Ма­ши­ну Мюл­лер» и «Каф­ку» в «Го­голь-цен­тре». Бо­го­мо­лов – «Муш­ке­те­ров. Са­гу» в МХТ им. А. П. Че­хо­ва и «Кня­зя» в «Лен­ко­ме». Та­ким об­ра­зом кар­ти­на в но­ми­на­ции «Спек­такль боль­шой фор­мы» ока­за­лась и так не вполне пол­ной, но по­бе­да в ней спек­так­ля «Русский роман» ли­тов­ско­го тан­де­ма – ре­жис­се­ра Мин­да­у­га­са Кар­ба­ус­ки­са и дра­ма­тур­га Ма­рю­са Иваш­кяви­ч­ю­са –и в этом слу­чае ка­жет­ся как ми­ни­мум неожи­дан­ной. Спек­такль Те­ат­ра им. Ма­я­ков­ско­го – при­мер хо­ро­шо сде­лан­но­го те­ат­ра. Здесь, как все­гда, пре­крас­на сце­но­гра­фия Сер­гея Барх­и­на, за­бав­ны диа­ло­ги, со­чи­нен­ные Иваш­кяви­ч­ю­сом для чле­нов се­мьи Ль­ва Тол­сто­го и со­еди­нен­ные с «Ан­ной Ка­ре­ни­ной», ак­тер­ская иг­ра – при­мер рус­ско­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го те­ат­ра: осо­бен­но хо­ро­ши Ев­ге­ния Си­мо­но­ва в ро­ли Со­фьи Тол­стой, по­лу­чив­шая в ито­ге «Золотую маску» за луч­шую жен­скую роль, и Ве­ра Пан­фи­ло­ва в ро­ли ре­ак­тив­ной Ки­ти.

Но все­го это­го яв­но недо­ста­точ­но, что­бы про­ти­во­сто­ять, на­при­мер, стиль­ной и мрач­ной «Гро­зе» Ан­дрея Мо­гу­че­го. Опер­ные арии Бо­ри­са и фольк­лор­ные пар­тии Ка­те­ри­ны, со­чи­нен­ные ком­по­зи­то­ром Алек­сан­дром Ма­ноц­ко­вым, зад­ник а-ля па­лех­ская шка­тул­ка от Ве­ры Мар­ты­нов – про­дол­жать мож­но дол­го. Впро­чем, Мо­гу­че­му до­стал­ся приз за луч­шую ре­жис­су­ру.

Рав­ным об­ра­зом на­граж­ден­ный «Золотой мас­кой» «Русский роман» про­иг­ры­ва­ет про­ти­во­ре­чи­во­му кон­цеп­ту­аль­но­му «Гам­ле­ту» Ль­ва До­ди­на, в ко­то­ром мэтр де­мон­стри­ру­ет та­кой драйв в ра­бо­те с тек­стом, что мо­ло­дые аван­гар­ди­сты мо­гут по­за­ви­до­вать. А «Мас­ка», вру­чен­ная за луч­шую муж­скую роль Да­ни­ле Коз­лов­ско­му (впер­вые, кста­ти, им по­лу­чен­ная), вы­гля­дит на­гра­дой спек­так­лю.

«Зо­ло­тая мас­ка» для дра­ма­тур­гов, но­во­вве­де­ние это­го го­да, уеха­ла в

Лит­ву вме­сте с Иваш­кяви­ч­ю­сом. И пе­чаль­но, что жю­ри не вос­поль­зо­ва­лось этой но­ми­на­ци­ей, что­бы от­ме­тить бью­щий на­от­машь спек­такль Вик­то­ра Ры­жа­ко­ва по пье­се На­та­льи Во­рож­бит «Са­ша, вы­не­си му­сор», иду­щий на сцене Цен­тра им. Мей­ер­холь­да. Пье­са и спек­такль ре­флек­си­ру­ют на те­мы по­след­них со­бы­тий на Укра­ине, и в этой ре­флек­сии нет ни пра­вых, ни ви­но­ва­тых: од­на толь­ко боль ис­то­рии, в ко­то­рой по­кой­ни­ки вос­кре­са­ют, что­бы от­пра­вить­ся на вой­ну, а их же­ны и до­че­ри вы­сту­па­ют про­тив та­ко­го вос­кре­ше­ния.

«Луч­шим спек­так­лем ма­лой фор­мы» стал «Ма­га­дан. Ка­ба­ре» Юрия По­греб­нич­ко. Те­ат­раль­ный маг из мос­ков­ско­го под­ва­ла в Воз­не­сен­ском пе­ре­ул­ке на­ко­нец-то по­лу­чил свою первую «Золотую маску», и это неве­ро­ят­ное чу­до. Спек­такль про край, где сне­га по ко­ле­но, – без­за­щит­но несо­вре­мен­ный ше­девр, ка­кие уме­ет делать толь­ко этот ре­жис­сер. Дру­гое де­ло, что эта по­бе­да уди­ви­ла мно­гих, по­то­му что в но­ми­на­ции бы­ли пред­став­ле­ны «Три сест­ры» Ти­мо­фея Ку­ля­би­на, по­став­лен­ные в но­во­си­бир­ском «Крас­ном фа­ке­ле» и по­лу­чив­шие в ито­ге спец­приз за ак­тер­ский ан­самбль (в аб­со­лют­но ре­жис­сер­ском спек­так­ле).

ЭКС­ПЕ­РИ­МЕНТ

Эта но­ми­на­ция вновь про­де­мон­стри­ро­ва­ла свою уяз­ви­мость: приз до­стал­ся «Сне­гу­роч­ке» но­во­си­бир­ско­го те­ат­ра «Ста­рый дом», где му­зы­ку Алек­сандра Ма­ноц­ко­ва ак­те­ры из­вле­ка­ют из де­ре­вя­шек, бус и тре­що­ток. Прав­да, ес­ли учи­ты­вать на­ли­чие в этой но­ми­на­ции фор­маль­но­го «По­ля» от Дмит­рия Вол­ко­стре­ло­ва и те­ат­ра post, со­ци­аль­но­го «Язы­ка птиц» от Бо­ри­са Пав­ло­ви­ча (БДТ им. Г. А. Тов­сто­но­го­ва и Центр «Ан­тон тут ря­дом») и им­мер­сив­ных «Раз­го­во­ров бе­жен­цев», иг­ра­ю­щих­ся на вок­за­ле (Вла­ди­мир Куз­не­цов, Константин Учи­тель, про­дук­ция лет­не­го фе­сти­ва­ля ис­кусств «Тос­ка до­сту­па»), по­ка­жет­ся, что экс­пе­ри­мен­таль­ная опера «Сне­гу­роч­ка» бы­ла ге­ни­аль­ным вы­хо­дом из си­ту­а­ции, ко­то­рый сов­мест­но нашли му­зы­каль­ное и дра­ма­ти­че­ское жю­ри.

КУКЛЫ

Сре­ди се­ми ку­коль­ных по­ста­но­вок, участ­во­вав­ших в кон­кур­се, от­ме­че­ны яв­ные ли­де­ры. Луч­шим спек­так­лем ста­ло «Ко­ли­но со­чи­не­ние» про­дю­сер­ско­го цен­тра «Кон­тАрт» из Санкт-Пе­тер­бур­га (ре­жис­сер Яна Ту­ми­на). В ос­но­ве – кни­га Сер­гея Го­лы­ше­ва «Мой сын – да­ун» и сти­хи его ода­рен­но­го ре­бен­ка. Де­ли­кат­ная тема рас­кры­та тон­ко, вдум­чи­во и очень кра­си­во. Ан­на Сом­ки­на и Алек­сандр Басла­нов, иг­ра­ю­щие лю­бя­щих ро­ди­те­лей, ста­ли ла­у­ре­а­та­ми пре­мии за ак­тер­ские ра­бо­ты.

«Маску» за ре­жис­су­ру по­лу­чи­ла На­та­лья Па­хо­мо­ва из Мос­ков­ско­го те­ат­ра ку­кол. Ее «Сказ­ка с за­кры­ты­ми гла­за­ми «Ежик в ту­мане» необыч­на. Зри­те­ли, на­хо­дя­щи­е­ся сре­ди ак­те­ров и де­ко­ра­ций, ощу­ща­ют ат­мо­сфе­ру ле­са, чув­ству­ют его за­па­хи, зву­ки, при­кос­но­ве­ния.

А Вик­тор Ан­то­нов, луч­ший ку­коль­ный ху­дож­ник ны­неш­ней «Мас­ки», ма­стер­ски обо­шел­ся с про­стран­ством в по­ста­нов­ке Пет­ро­за­вод­ско­го те­ат­ра ку­кол «Же­ле­зо». На сцене – пре­ста­ре­лый со­вет­ский «За­по­ро­жец». Внут­ри него жи­вут куклы и лю­ди. Ожи­ва­ет и са­ма ма­ши­на – то раз­ва­ли­ва­ет­ся, то на­ла­жи­ва­ет­ся. Со­всем как нека­зи­стая жизнь ее вла­дель­цев из недав­не­го про­шло­го.

ЦЕ­РЕ­МО­НИЯ

Чуть ли не са­мой удач­ной за несколь­ко лет (а в по­след­ние го­ды смот­реть на вру­че­ние «Золотой мас­ки» очень ин­те­рес­но) ока­за­лась це­ре­мо­ния на­граж­де­ния, со­чи­нен­ная Ни­ной Чу­со­вой и Ксе­ни­ей Пе­ре­тру­хи­ной.

Еще до вхо­да в зал зри­те­ли мог­ли слы­шать тек­сты, про­из­не­сен­ные псев­до­дет­ски­ми го­ло­са­ми с круг­лых плаз­мен­ных экра­нов в ви­де смай­лов – удив­лен­ных, вос­тор­жен­ных, злых. «Мел­ко­те­мье, вся эта ва­ша со­вре­мен­ность – мел­ко­те­мье», – ве­ща­ли чер­но-бе­лые смай­лы го­ло­са­ми сту­ден­тов Мастер­ской Дмит­рия Брус­ни­ки­на в Шко­ле-сту­дии МХАТ. Са­ма це­ре­мо­ния то­же ока­за­лась чер­но-бе­лой и ми­ни­ма­ли­стич­ной. В ней участ­во­ва­ли Мос­ков­ский ан­самбль со­вре­мен­ной му­зы­ки, те­атр пла­сти­че­ско­го ба­ле­та «Но­вый балет», ми­ми­че­ский ан­самбль Боль­шо­го те­ат­ра и хо­рео­граф, со­лист по­лу­чив­ше­го «Золотую маску» «Ба­ле­та Москва» Константин Чел­ка­ев.

Ве­ду­щие Сер­гей Епи­шев и Ан­на Чи­по­в­ская, несколь­ко раз ме­няв­шие чер­но-бе­лые на­ря­ды на бе­ло­чер­ные, му­зы­ка Сти­ва Рай­ха, па­да­ю­щие на сце­ну бе­лые ша­ри­ки, ко­то­рые Пе­ре­тру­хи­на и ху­дож­ник по ко­стю­мам Яков Каж­дан са­ми со­бра­ли и по­том раз­да­ли зри­те­лям, – вся це­ре­мо­ния ока­за­лась со­че­та­ни­ем че­ло­веч­но­сти, кра­со­ты и иро­нии в точ­ных про­пор­ци­ях.-

/ ВА­ЛЕ­РИЙ ШАРИФУЛИН / ТАСС

Те­одор Ку­рент­зис за­ду­мал­ся, вспо­ми­ная, сколь­ко «Зо­ло­тых ма­сок» он уже по­лу­чил

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.