«Уби­вай­те всех, гос­подь узна­ет сво­их»

Vedomosti.Piter - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - ПЕРЕВЕЛ АН­ТОН ОСИПОВ

Бе­зье был ос­но­ван в VII в. до н. э. и пе­ре­жил нема­ло бур­ных со­бы­тий. Один из при­ме­ров – Аль­би­гой­ский кре­сто­вый по­ход про­тив фран­цуз­ских ере­ти­ков. Из­вест­ная фра­за «Уби­вай­те всех, гос­подь узна­ет сво­их» бы­ла, по пре­да­нию, ска­за­на имен­но пе­ред штур­мом Бе­зье, ка­то­ли­ки ко­то­ро­го ре­ши­ли за­щи­щать­ся вме­сте с ере­ти­ка­ми-ка­та­ра­ми (вы­ре­за­ли всех). В Бе­зье есть ан­тич­ные раз­ва­ли­ны, сред­не­ве­ко­вые со­бо­ры и со­вре­мен­ный Юж­ный ка­нал – слож­ная си­сте­ма шлю­зов, со­еди­ня­ю­щая го­ро­да (в том чис­ле Ту­лу­зу) со Сре­ди­зем­ным мо­рем. Бе­зье счи­та­ет­ся од­ним из из­вест­ней­ших цен­тров ви­но­де­лия во Фран­ции.

«На­ци­о­наль­но­го фрон­та» в го­ро­де. На пре­зи­дент­ских вы­бо­рах 2012 г. за кан­ди­да­та от этой пар­тии го­ло­со­вал один из че­ты­рех жи­те­лей Бе­зье. Два го­да спу­стя на вы­бо­рах в Ев­ро­пар­ла­мент – каж­дый тре­тий. На мест­ных вы­бо­рах 2015 г. пар­тия на­бра­ла 48%.

В от­ли­чие от быв­ше­го опло­та со­ци­а­ли­стов – ин­ду­стри­аль­но­го се­ве­ра Фран­ции, где «На­ци­о­наль­ный фронт» толь­ко недав­но на­чал за­во­е­вы­вать по­зи­ции, – пар­тия дав­но име­ет проч­ную из­би­ра­тель­ную ба­зу на юге стра­ны, осо­бен­но сре­ди боль­шой про­слой­ки «чер­но­но­гих» (pied-noir, так на­зы­ва­ют фран­ко­ал­жир­цев. – «Ве­до­мо­сти») – око­ло 1 млн фран­цу­зов из Ал­жи­ра, ко­то­рые бы­ли вы­нуж­де­ны уехать на ро­ди­ну, по­сле то­го как стра­на в 1962 г. по­лу­чи­ла неза­ви­си­мость. Мно­гих из них при­влек­ла ри­то­ри­ка ос­но­ва­те­ля «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» Жан-Ма­ри Ле Пе­на, ко­то­рый во­е­вал в Ал­жи­ре и раз­де­лял их него­до­ва­ние, ко­гда Шарль де Голль ре­шил на­чать пе­ре­го­во­ры о неза­ви­си­мо­сти с ко­ло­ни­ей, ко­то­рой Фран­ция управ­ля­ла 132 го­да. «Чер­но­но­гие» при­вез­ли с со­бой силь­ные ан­ти­а­раб­ские на­стро­е­ния, рас­ска­зы­ва­ет де­пу­тат му­ни­ци­паль­но­го со­ве­та Бе­зье от со­ци­а­ли­сти­че­ской оп­по­зи­ции Фран­с­у­аз Ар­но-Рос­си­ньоль. Она бы­ла шо­ки­ро­ва­на, ко­гда два де­сят­ка лет на­зад пе­ре­бра­лась сю­да из цен­траль­ной Фран­ции: «Лю­ди бы­ли от­кры­ты­ми ра­си­ста­ми».

Се­мья Ме­на­ра са­ма от­но­сит­ся к «чер­но­но­гим». В ал­жир­ский го­род Оран его пред­ки пе­ре­еха­ли за 100 лет до его рож­де­ния, в 1853 г. Но ко­гда Ме­на­ру ис­пол­ни­лось де­вять лет, се­мье при­шлось бе­жать. Он вспо­ми­на­ет, как его во­зи­ли на от­цов­ской ма­шине из шко­лы до­мой во вре­мя вой­ны: в ба­гаж­ни­ке бы­ло спря­та­но ору­жие, а стар­шие бра­тья го­то­вы бы­ли в лю­бой мо­мент дать бой (его отец со­сто­ял в ОАС, «Се­крет­ной во­ору­жен­ной ор­га­ни­за­ции» во вре­мя пут­ча в Ал­жи­ре 1961 г., пи­са­ла L’Express. – «Ве­до­мо­сти»). Сна­ча­ла се­мья осе­ла в ком­муне Брюск, а по­том пе­ре­бра­лась в Бе­зье, рас­по­ло­жен­ный непо­да­ле­ку, где его жизнь ока­за­лась на­пол­не­на уни­же­ни­я­ми. В шко­ле Ро­бе­ра про­зва­ли «гряз­ным ара­бом». Се­мья сво­ди­ла кон­цы с кон­ца­ми, тор­гуя ис­пе­чен­ны­ми ма­те­рью пи­ро­га­ми. Дни на­про­лет они го­во­ри­ли об Ал­жи­ре.

Как и мно­гие сту­ден­ты по­сле со­бы­тий мая 1968 г. (вол­не­ния, при­вед­шие к от­став­ке пре­зи­ден­та Шар­ля де Гол­ля. – «Ве­до­мо­сти»), Ме­нар увлек­ся троц­киз­мом. В 1985 г. он стал од­ним из ос­но­ва­те­лей ор­га­ни­за­ции «Ре­пор­те­ры без гра­ниц», ра­ту­ю­щей за сво­бо­ду сло­ва (до 2008 г. был ее ге­не­раль­ным сек­ре­та­рем. – «Ве­до­мо­сти»), и в Па­ри­же как-то но­чью да­же за­брал­ся на Нотр-Дам, что­бы вы­ве­сить бан­нер, клей­мя­щий ав­то­ри­тар­ный ре­жим в Пе­кине, где долж­ны бы­ли прой­ти Олим­пий­ские иг­ры 2008 г. «Я из­ме­нил­ся. 30 лет на­зад на­ци­о­наль­ная при­над­леж­ность не бы­ла про­бле­мой, а сей­час уже од­но то, что мы го­во­рим о ней, до­ка­зы­ва­ет, что это пробле­ма», – го­во­рит Ме­нар.

Ко­гда в 1960-е в рай­он Ла-Де­вез хлы­ну­ла пер­вая вол­на пе­ре­се­лен­цев, пре­иму­ще­ствен­но «чер­но­но­гие» и ма­рок­кан­ские ра­бо­чие, ма­ло кто го­во­рил на пуб­ли­ке на араб­ском язы­ке. Му­суль­ман­ки не на­де­ва­ли хи­джа­бов, вы­хо­дя на ули­цу, вспо­ми­на­ет ста­ро­жил­ка Кло­ди Эскю­ди. Сей­час 9000 жи­те­лей это­го рай­о­на Бе­зье – пре­иму­ще­ствен­но им­ми­гран­ты из Ма­рок­ко, неко­гда при­е­хав­шие ра­бо­тать на ви­но­град­ни­ках и фер­мах, окру­жа­ю­щих го­род. Мно­гие зда­ния в та­ком пла­чев­ном со­сто­я­нии, что их вот-вот сне­сут. Жен­щи­ны с за­кры­ты­ми ли­ца­ми спе­шат ку­да-то по ули­цам, где бес­цель­но сло­ня­ют­ся груп­пы мо­ло­де­жи в ка­пю­шо­нах. Уса­тый во­ди­тель гру­зо­ви­ка, пен­си­о­нер ро­дом из ма­рок­кан­ско­го Мек­не­са, жи­вет здесь уже три де­сят­ка лет (он не за­хо­тел на­звать се­бя) – жа­лу­ет­ся, что на ули­цах небез­опас­но: «Тут как в Бей­ру­те». Вот по­че­му он то­же го­ло­со­вал за Ме­на­ра. «Ес­ли они те­бя де­пор­ти­ру­ют, ты не бу­дешь силь­но счаст­лив», – фыр­ка­ет Эскю­ди.

Бе­зье, как и дру­гие го­ро­да юга Фран­ции, не за­стра­хо­ван от ис­ла­мист­ской угро­зы, рас­суж­да­ет Эль­Ма­хи. В 2001 г., за пол­то­ры неде­ли до тер­ак­тов 11 сен­тяб­ря в США, Са­фир Бги­уа об­стре­лял по­ли­цей­ских из гра­на­то­ме­та и убил оче­ре­дью из «ка­лаш­ни­ко­ва» на­чаль­ни­ка кан­це­ля­рии мэ­ра. Ко­гда в 2012 г. в Ту­лу­зе Мо­хам­мед Ме­ра убил несколь­ких во­ен­ных, учи­те­ля ев­рей­ской шко­лы и тро­их де­тей, Эль-Ма­хи ви­дел, как мо­ло­дежь Ла-Де­ве­за при­вет­ство­ва­ла те­р­акт. Во вре­ме­на его юно­сти де­ти со­вер­шен­но раз­но­го про­ис­хож­де­ния со­би­ра­лись каждое вос­кре­се­нье, что­бы по­иг­рать в фут­бол. «Та­ко­го уже нет, – со­жа­ле­ет Эль-Ма­хи. – Кто по­бо­га­че, от­прав­ля­ет де­тей в част­ные шко­лы, а ара­бы оста­ют­ся сре­ди ара­бов».

В по­ли­ти­ке Ме­на­ра по фор­ми­ро­ва­нию иден­тич­но­сти ве­ду­щая роль от­во­дит­ся ка­то­ли­циз­му. По­се­ти­те­лей мэ­рии встре­ча­ет ста­туя вер­блю­да ле­ген­дар­но­го свя­то­го Аф­ро­ди­за (вер­блюд счи­та­ет­ся од­ним из сим­во­лов Бе­зье, по пре­да­нию, свя­той Аф­ро­диз при­е­хал на нем из Егип­та в III в., стал пер­вым епи­ско­пом го­ро­да, а поз­же был каз­нен вла­стя­ми че­рез от­се­че­ние го­ло­вы. – «Ве­до­мо­сти»). Воз­рож­де­ние ста­рых тра­ди­ций по­нра­ви­лось кон­сер­ва­тив­но­му элек­то­ра­ту, го­во­рит Ро­бер Мар­же, мест­ный за­вод­чик бо­е­вых бы­ков. Сей­час пе­ред про­ве­де­ни­ем кор­ри­ды (Бе­зье – один из немно­гих го­ро­дов Фран­ции, где раз­ре­ше­но убий­ство бы­ка на арене. – «Ве­до­мо­сти») сно­ва слу­жат мес­су, как в ста­ри­ну. «Я ка­то­лик, у нас об­щие цен­но­сти», – до­во­лен он.

Ме­нар вы­ра­жа­ет­ся еще яс­нее: свет­ская Фран­ция долж­на за­явить о сво­их хри­сти­ан­ских кор­нях в пи­ку ис­ла­му, что­бы спра­вить­ся с мо­раль­ным кри­зи­сом. Он до­бав­ля­ет: «К ре­ли­ги­ям нель­зя под­хо­дить на рав­ной ос­но­ве». Ра­ди­каль­ный ис­лам, утвер­жда­ет он, рас­про­стра­ня­ет­ся из при­го­ро­дов. От­кры­тая враж­деб­ность Ме­на­ра огор­ча­ет Эль-Ма­хи. Но он го­во­рит, что боль­шин­ство му­суль­ман Бе­зье не об­ра­ща­ют осо­бо­го вни­ма­ния на про­во­ка­ции мэ­ра.

Ме­нар хо­чет, что­бы «На­ци­о­наль­ный фронт», об­ра­тив­ший разо­ча­ро­ва­ние фран­цу­зов се­бе на поль­зу, ис­поль­зо­вал Бе­зье как шаб­лон для успе­ха на вы­бо­рах пре­зи­ден­та. По­бе­да Ле Пен по­сле пер­во­го ту­ра вы­бо­ров в это вос­кре­се­нье, 23 ап­ре­ля, бу­дет за­ви­сеть от ее спо­соб­но­сти объ­еди­нить­ся с дру­ги­ми пар­ти­я­ми пра­во­го тол­ка, уве­рен он: «Да­же не­смот­ря на то, что ее идеи все бо­лее по­пу­ляр­ны, ее пар­тия по­преж­не­му вос­при­ни­ма­ет­ся как «ра­дио­ак­тив­ная». Она мо­жет до­бить­ся вла­сти, толь­ко до­сту­чав­шись до пра­вых фран­цу­зов».

По­ти­хонь­ку элек­то­ра­ты раз­ных пра­вых объ­еди­ня­ют­ся. При­вер­жен­цы Фран­с­уа Фий­о­на в за­ме­ша­тель­стве – по­сле мно­го­чис­лен­ных скан­да­лов он мо­жет и не прой­ти во вто­рой тур. Око­ло 30% тра­ди­ци­он­но­го элек­то­ра­та пра­во­цен­три­стов го­во­рят, что в этом слу­чае под­дер­жат Ле Пен про­тив со­ци­а­ли­ста Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на. Но бо­лее тре­ти пред­по­чтут воз­дер­жать­ся от го­ло­со­ва­ния.

В та­кой си­ту­а­ции на­ла­дить мо­сты меж­ду дву­мя пар­ти­я­ми по­мо­гут уль­тра­пра­вые с юга: вро­де Ме­на­ра и Ма­ри­он Ма­ре­шаль-Ле Пен, пле­мян­ни­цы кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты и де­пу­та­та На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния от окру­га Во­клюз (Про­ванс). Ве­ру­ю­щие ка­то­ли­ки, бо­лее кон­сер­ва­тив­ные в со­ци­аль­ных во­про­сах и под­дер­жи­ва­ю­щие идею сво­бод­но­го рын­ка, они по­мо­гут пе­ре­ма­нить на свою сто­ро­ну тех рес­пуб­ли­кан­цев, ко­то­рым не нра­вят­ся го­су­дар­ствен­ни­че­ские на­стро­е­ния Ле Пен и ее же­ла­ние вый­ти из зо­ны ев­ро.

Воз­мож­ность Frexit от­пу­ги­ва­ет от Ле Пен мно­гих рес­пуб­ли­кан­ских из­би­ра­те­лей, ве­рит Ме­нар: «Та­кая по­зи­ция со­зда­ет боль­шое на­пря­же­ние. Я по­тра­тил не­сколь­ко ча­сов, убеж­дая ее в этом». Под­ход Ле Пен к ев­ро он счи­та­ет упро­щен­ным: «ЕС не от­вет­стве­нен за все бе­ды Фран­ции». Ме­нар близ­ко зна­ком с Ле Пен и каж­дую неде­лю го­во­рит с ней по те­ле­фо­ну. Она да­же пред­ло­жи­ла по­да­рить кош­ку его до­че­ри Кла­ре.

В во­про­сах им­ми­гра­ции и на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти по­зи­ции крайне пра­вых и пра­во­цен­три­стов сбли­жа­ют­ся до пол­но­го сме­ше­ния. Это­му по­мог­ло то, что в 2007 г. пре­зи­дент-пра­во­цен­трист Ни­ко­ля Сар­ко­зи про­вел успеш­ную кам­па­нию по этим те­мам, по­ло­жив ко­нец до­ми­ни­ро­ва­нию ле­вых в рас­суж­де­ни­ях о цен­но­стях и со­ци­аль­ных про­бле­мах. «Есть ли сей­час раз­ни­ца меж­ду рес­пуб­ли­кан­ским из­би­ра­те­лем и сто­рон­ни­ком «На­ци­о­наль­но­го фрон­та»? – за­да­ет Ме­нар ри­то­ри­че­ский во­прос. – Мы, пра­вые, вы­иг­ра­ли бит­ву идей».-

DEPOSITPHOTOS/PHOTOXPRESS

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.