Ци­та­та неде­ли

«Тот, кто ата­ку­ет ис­то­рию Рос­сии до 17-го го­да, ата­ку­ет Рос­сию, тот, кто ата­ку­ет ис­то­рию со­вет­ско­го пе­ри­о­да <...> ата­ку­ет Рос­сию. Но нель­зя го­во­рить, что тот, кто ата­ку­ет ис­то­рию со­вет­ско­го пе­ри­о­да, ата­ку­ет Рос­сию, но при этом ес­ли ата­ку­ет ис­то­рию Рос­сии

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Дмит­рий Ка­мы­шев

Тут неко­то­рые зло­пы­ха­те­ли за­яви­ли, что ни­че­го не по­ня­ли из этой фра­зы ува­жа­е­мо­го пред­се­да­те­ля Го­с­ду­мы, и да­же об­ви­ни­ли его в кос­но­язы­чии. Ложь и кле­ве­та! Ес­ли ко­му-то непо­нят­на глу­бо­кая ло­ги­ка Вя­че­сла­ва Вик­то­ро­ви­ча, то пре­тен­зии нуж­но предъ­яв­лять не ему, а се­бе и сво­е­му очень сред­не­му об­ра­зо­ва­нию.

На са­мом де­ле все пре­дель­но яс­но. Нет Пу­ти­на – нет Рос­сии. Есть Пу­тин – нет Рос­сии до и по­сле 1917го, а есть еди­ная и неде­ли­мая рос­сий­ская ис­то­рия. И тот, кто ее ата­ку­ет, – враг, про­во­ка­тор и пя­тая ко­лон­на. При­чем ес­ли ты ата­ку­ешь Рос­сию до 1917-го, но не ата­ку­ешь по­сле 1917-го, то ты та­кой же пре­да­тель, как и тот, кто не ата­ку­ет Рос­сию до 1917-го, но ата­ку­ет по­сле 1917-го. Что же тут непо­нят­но­го?

Ра­зу­ме­ет­ся, в этой строй­ной кон­цеп­ции есть ряд ню­ан­сов, в ко­то­рые ора­тор не стал вда­вать­ся в си­лу недо­стат­ка вре­ме­ни. По­нят­но же, на­при­мер, что ес­ли ты ата­ку­ешь Рос­сию до 988 г., то на са­мом де­ле ты ее не ата­ку­ешь, по­то­му что до кре­ще­ния Русь бы­ла убо­гой и язы­че­ской, а по­сле сра­зу ста­ла ве­ли­кой и свя­той. Не ата­ку­ет Рос­сию и тот, кто не ата­ку­ет ее с 988-го по 1598-й, но ата­ку­ет с 1598-го по 1613-й, по­то­му что Сму­та – это ужас­но, а по­ля­ки в Крем­ле во­об­ще воз­му­ти­тель­но. И на­обо­рот: ес­ли ты ата­ку­ешь Рос­сию по­сле 1917-го, но не ата­ку­ешь с 1924-го по 1953-й, то в дей­стви­тель­но­сти ты Рос­сию как бы не ата­ку­ешь, по­то­му что ре­прес­сии, ко­неч­но, бы­ли, но не на­до рас­ка­лы­вать об­ще­ство и спе­ку­ли­ро­вать на тра­ге­дии.

Кро­ме то­го, пат­ри­о­ти­че­ским ис­то­ри­кам еще пред­сто­ит клас­си­фи­ци­ро­вать наи­бо­лее слож­ные слу­чаи ком­би­ни­ро­ван­ных атак. Ска­жем, на­до чет­ко опре­де­лить, ата­ку­ешь ли ты Рос­сию, когда ата­ку­ешь Ни­ки­ту Хру­ще­ва, ведь Ка­риб­ский кри­зис – это пло­хо, а по­ка­зать аме­ри­кан­цам кузь­ки­ну мать – очень да­же здо­ро­во. Или, к при­ме­ру, Ми­ха­ил Гор­ба­чев: мож­но ли ата­ко­вать его эпо­ху вы­бо­роч­но, что­бы не ата­ко­вать са­му пе­ре­строй­ку, но ата­ко­вать раз­вал СССР и сда­чу Во­сточ­ной Ев­ро­пы? И яв­ля­ет­ся ли, на­ко­нец, ата­кой на Рос­сию ата­ка на ли­хие 1990е, ко­то­рые при­нес­ли рос­си­я­нам ни­ще­ту, бан­ди­тизм, оли­гар­хов и Пу­ти­на?..

И как толь­ко мы от­ве­тим на эти во­про­сы, у нас на­сту­пит но­вый ис­то­ри­че­ский кон­сен­сус – вме­сто по­ти­хонь­ку вы­вет­ри­ва­ю­ще­го­ся крым­ско­го.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.