Се­вер­ное си­я­ние

Фе­сти­валь «Опе­ра апри­о­ри» за­вер­шил­ся рос­сий­ской пре­мье­рой опе­ры Си­бе­ли­уса «Дева в зам­ке». Ей со­ста­вил ком­па­нию «Ка­щей Бес­смерт­ный» Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Петр Поспе­лов ВЕ­ДОМОСТИ

Ума­сте­ров уров­ня Си­бе­ли­уса пло­хой му­зы­ки нет, и да­же ес­ли сам фин­ский ге­ний был сво­им тво­ре­ни­ем недо­во­лен и после успеш­ной пре­мье­ры в 1896 г. за­су­нул его в ящик сто­ла с на­ме­ре­ни­ем пе­ре­де­лать, но по ле­ни так его и не осу­ще­ствил до кон­ца жиз­ни, те­перь че­ло­ве­че­ство впра­ве иметь опе­ру в сво­ем куль­тур­ном ак­ти­ве. Ее вер­ну­ли к жиз­ни в 1981 г., те­перь же ко­ман­да му­зы­ко­ве­дов под началом ди­ри­же­ра Ол­ли Му­сто­не­на при­ве­ла пар­ти­ту­ру в со­от­вет­ствие с ру­ко­пи­ся­ми ком­по­зи­то­ра – и вот по­се­ти­те­ли от­да­лен­но­го мос­ков­ско­го за­ла «Фи­лар­мо­ния-2» в Олим­пий­ской де­ревне услы­ха­ли «Де­ву в зам­ке» в столь аутен­тич­ном ви­де, в ка­ком мир ее еще не знал.

Де­ре­вен­скую де­ву си­лой дер­жит в зам­ке рас­пут­ный фогт, бед­няж­ка мо­лит­ся, а свой же на­род кра­си­вым хо­ром упре­ка­ет ее в про­даж­но­сти. Де­ре­вен­ский воз­люб­лен­ный, на­про­тив, не ве­рит в па­де­ние суже­ной и го­тов пойти на фог­та с ку­ла­ком. На сча­стье, вме­ши­ва­ет­ся хо­зяй­ка зам­ка, ко­то­рая ре­ша­ет, что фогт пре­вы­сил пол­но­мо­чия, и ве­лит его на­ка­зать (ве­дет она тут се­бя как спра­вед­ли­вый За­рас­т­ро в «Вол­шеб­ной флей­те» Мо­цар­та, вы­пи­сав­ший соб­ствен­но­му мав­ру Мо­но­ста­то­су 200 уда­ров по пят­кам). Дева и же­них со­еди­ня­ют­ся, и тут уже на­род, пе­ре­мет­нув­шись на сто­ро­ну спа­сен­ной, сла­вит вес­ну и лю­бовь.

Ран­ний опус Си­бе­ли­уса – счаст­ли­вый по­да­рок, как и, на­при­мер, его «Кул­лер­во», ис­пол­нен­ное в 2011 г. Ми­ха­и­лом Плет­не­вым. В обе­их пар­ти­ту­рах Си­бе­ли­ус, как ху­дож­ник мо­дер­на ру­бе­жа XIX–XX вв., по­доб­но Ри­хар­ду Штра­у­су за­во­ро­жен эро­ти­кой и на­си­ли­ем. Од­на­ко они впи­сы­ва­ют­ся в су­ро­вый и ра­дост­ный северный пей­заж, про­ни­зан­ный на­род­ным пе­ни­ем. То­нус опе­ре при­да­ют имен­но хо­ры: они зву­чат све­жо, при­под­ня­то и да­же эпич­но. Соль­ные пар­тии то­же кра­си­вы, хо­тя во­каль­ная дис­по­зи­ция весь­ма стран­на: ба­ри­тон и мец­цо-со­пра­но по­ют вы­со­ко (а по­след­нее да­же под­зву­че­но тру­бой), в то вре­мя как со­пра­но и осо­бен­но те­нор же­сто­ко за­гна­ны вниз. Од­на­ко Мар­кус Ни­е­ми­нен, Ев­ге­ния Се­ге­нюк, На­та­лья Му­ра­ды­мо­ва и Ар­тем Са­фро­нов спра­ви­лись с пар­ти­я­ми, а Ол­ли Му­сто­нен до­бил­ся от ка­пел­лы Юр­ло­ва и ор­кест­ра Musica Viva со­бран­но­го и про­зрач­но­го зву­ка.

В па­ру «Де­ве в зам­ке» был вы­бран «Ка­щей Бес­смерт­ный» Рим­ско­го­Кор­са­ко­ва, на­пи­сан­ный по­чти на тот же самый сю­жет, толь­ко со ска­зоч­ны­ми пер­со­на­жа­ми. Оче­вид­ную па­рал­лель не под­дер­жа­ло ис­пол­не­ние. Хо­тя Ста­ни­слав Мо­сто­вой непло­хо про­вел гро­теск­но-ха­рак­тер­ную партию Ка­щея, а Се­ге­нюк, Ни­е­ми­нен и Петр Ми­гу­нов бы­ли убе­ди­тель­ны в дру­гих ро­лях, пар­тия пле­нен­ной Ца­рев­ны Му­ра­ды­мо­вой не по­до­шла, хор пел рез­ко, а рас­ши­рен­ный со­став ка­мер­но­го ор­кест­ра Musica Viva так и не пре­вра­тил­ся в пол­но­звуч­ный сим­фо­ни­че­ский ор­кестр. И хо­тя со­мне­ний в месте Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва на Олим­пе ни у ко­го не возникло, в Олим­пий­ской де­ревне по­бе­ду одер­жал Си­бе­ли­ус.-

ИРА ПОЛЯРНАЯ / ОПЕ­РА АПРИ­О­РИ

Сце­на «Фи­лар­мо­нии-2» удо­сто­и­лась рос­сий­ской пре­мье­ры

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.