22 го­да

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Алек­сей Ни­коль­ский

Вы­не­сен­ный на про­шлой неде­ле при­го­вор ге­не­ра­лу по­ли­ции Де­ни­су Су­гро­бо­ву – 22 го­да ли­ше­ния сво­бо­ды – ед­ва ли не са­мый су­ро­вый в пост­со­вет­ское вре­мя в от­но­ше­нии пра­во­охра­ни­те­ля, об­ви­не­ния в ад­рес ко­то­ро­го бы­ли непо­сред­ствен­но свя­за­ны с его слу­жеб­ны­ми обя­зан­но­стя­ми. Суд со­гла­сил­ся со след­стви­ем в от­но­ше­нии мо­ти­ва ин­кри­ми­ни­ру­е­мых Су­гро­бо­ву и его под­чи­нен­ным пре­ступ­ле­ний – же­ла­ния по­лу­чить про­дви­же­ние по служ­бе, на­гра­ды и пре­мии. Вы­гля­дит это до­воль­но стран­но, так как про­дви­же­ние на­верх яв­ля­ет­ся мо­ти­вом лю­бой служ­бы. При этом за­щи­та Су­гро­бо­ва утвер­жда­ла, что, на­про­тив, же­ла­ние по­лу­чать все эти на­гра­ды са­мим бы­ло це­лью раз­ра­бо­тав­ших Су­гро­бо­ва опе­ра­тив­ни­ков под­раз­де­ле­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти ФСБ, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ли так­же рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии экс­гу­бер­на­то­ра Ни­ки­ты Бе­лых, быв­ше­го ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Алек­сея Улю­ка­е­ва и вид­ных чи­нов­ни­ков и биз­не­сме­нов в других гром­ких де­лах.

Уго­лов­ное де­ло «со­об­ще­ства Су­гро­бо­ва», су­деб­ный про­цесс и мо­ти­ви­ро­воч­ная часть при­го­во­ра за­сек­ре­че­ны – как мож­но су­дить из уте­чек, а так­же из дел в от­но­ше­нии по­тер­пев­ших, по­то­му что там опи­сы­ва­лись «ме­то­ды опе­ра­тив­ной ра­бо­ты». То есть спо­со­бы внед­ре­ния аген­тов с по­сле­ду­ю­щей ор­га­ни­за­ци­ей за­дер­жа­ния взя­точ­ни­ков и рас­хи­ти­те­лей с по­лич­ным. Лич­но Су­гро­бо­ву вме­ня­ет­ся и про­во­ка­ция взят­ки.

По­сколь­ку про­во­ка­ция взят­ки пря­мо счи­та­ет­ся Уго­лов­ным ко­дек­сом пре­ступ­ле­ни­ем, но без че­го-то по­доб­но­го для за­дер­жа­ния взя­точ­ни­ка с по­лич­ным не обой­тись, в оби­ход во­шло по­ня­тие «опе­ра­тив­ный экс­пе­ри­мент». Чем он от­ли­ча­ет­ся от про­во­ка­ции взят­ки, сами опе­ра­тив­ни­ки тол­ком объ­яс­нить не мо­гут – в обо­их слу­ча­ях ини­ци­а­ти­ва по кон­крет­но­му эпи­зо­ду ис­хо­дит от опе­ра­тив­ных ра­бот­ни­ков. Как из­вест­но, са­жа­ют обыч­но не за то, что ты украл, а за то, что уда­лось до­ка­зать. Имен­но из-за прак­ти­че­ской невоз­мож­но­сти до­ка­за­тель­ства по­лу­че­ния взят­ки ина­че как при пря­мой пе­ре­да­че на­лич­ных бес­чис­лен­ные ан­ти­кор­руп­ци­он­ные кон­вен­ции и за­ко­ны пред­ла­га­ют срав­ни­вать до­хо­ды и рас­хо­ды, кон­тро­ли­ро­вать рас­хо­ды и пред­пи­сы­ва­ют дру­гие кос­вен­ные ме­ры про­ти­во­дей­ствия кор­руп­ции. Од­на­ко ес­ли у бор­цов с кор­руп­ци­ей сто­ит цель «на­ру­бить» как мож­но быст­рее «жир­ных па­лок», то без про­во­ка­ций с по­мо­щью аген­ту­ры раз­ной глу­би­ны за­ле­га­ния в по­доб­ной ра­бо­те не обой­тись. Де­ло все быст­рее идет к фаль­си­фи­ка­ции до­ка­за­тельств, и это один из слу­ча­ев, ко­гда борь­ба с кор­руп­ци­ей ху­же, чем са­ма кор­руп­ция. Сто­ит, кста­ти, от­ме­тить, что у са­мо­го Су­гро­бо­ва (в от­ли­чие от его быв­ше­го под­чи­нен­но­го пол­ков­ни­ка Дмит­рия За­хар­чен­ко) мил­ли­ар­дов не на­шли и кон­фис­ка­ции иму­ще­ства в при­го­во­ре нет.

Ра­но или позд­но ко­ли­че­ство по­стра­дав­ших от та­кой борь­бы с кор­руп­ци­ей «не по­след­них лю­дей» ста­но­вит­ся слиш­ком ве­ли­ко, и уве­рен­ность бор­цов с кор­руп­ци­ей в дан­ном им свер­ху карт-блан­ше пре­вра­ща­ет­ся в ил­лю­зию. Оста­ет­ся лишь най­ти в на­шей слож­ной и раз­ветв­лен­ной си­сте­ме пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов про­ти­во­вес, с по­мо­щью ко­то­ро­го уже в от­но­ше­нии са­мих этих бор­цов мож­но про­ве­сти успеш­ный опе­ра­тив­ный экс­пе­ри­мент, – и бор­цы с кор­руп­ци­ей ста­но­вят­ся ор­га­ни­зо­ван­ным пре­ступ­ным со­об­ще­ством.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.