Воз­вы­ше­ние вой­ны и пре­вра­ще­ние По­бе­ды

... Как ухо­дят пе­ре­жи­ва­ния, свя­зан­ные с го­рем, но опас­но сбли­жа­ют­ся сло­ва «вой­на» и «празд­ник»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Алек­сандр Руб­цов АВ­ТОР – РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ЦЕН­ТРА ИС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРО­ЦЕС­СОВ

Во­круг Дня По­бе­ды на­пря­жен­но об­суж­да­ет­ся пре­вра­ще­ние смыс­лов со­бы­тия и тор­же­ства. Ухо­дят пе­ре­жи­ва­ния, свя­зан­ные с го­рем, но опас­но сбли­жа­ют­ся сло­ва «вой­на» и «празд­ник». Буд­то от­цы и де­ды от­да­ва­ли жизнь не за то, что­бы боль­ше не бы­ло войн, а что­бы дети и вну­ки мог­ли «по­вто­рить». День уста­нов­ле­ния ми­ра ста­но­вит­ся днем по­бе­ды вой­ны.

Это слож­но. Та­кие му­та­ции чув­ству­ют ко­жей – ли­бо ни­че­го это­го знать не хо­тят, сле­по втя­ги­ва­ясь в «план ме­ро­при­я­тий». Са­кра­ли­за­ция вла­сти снис­хо­дит и на тех, ко­го меж­ду де­лом на­ня­ли сла­вить По­бе­ду – буд­то ува­же­ние к про­шло­му обя­зы­ва­ет к по­чти­тель­но­му мол­ча­нию пе­ред лю­бы­ми по­дви­га­ми агит­про­па. Вы­зы­ва­ет агрес­сию да­же лег­кое со­мне­ние в ка­че­стве по­ста­но­вок вы­со­ко­бюд­жет­ных дра­ма­тур­гов, сце­на­ри­стов, ре­жис­се­ров и по­лит­тех­но­ло­гов с за­ма­хом на идео­ло­гию. За­щи­та прав­ды о войне под­ме­ня­ет­ся за­пре­том на кри­ти­ку са­мих ре­кон­струк­то­ров.

Но­вая «по­ли­ти­ка па­мя­ти» сти­ли­зу­ет­ся под па­фос­ное тор­же­ство с эле­мен­та­ми во­е­ни­зи­ро­ван­но­го кар­на­ва­ла. Эти силь­ные чув­ства вос­про­из­во­дят­ся с ви­ди­мым удо­воль­стви­ем. Де­валь­ва­ция го­ря поз­во­ля­ет ис­поль­зо­вать вой­ну как глав­ный, а по су­ти – един­ствен­ный мо­тив спло­че­ния и мо­би­ли­за­ции.

Го­во­рить об этом необ­хо­ди­мо, не стес­ня­ясь по­вто­ров, – вос­при­я­тие вой­ны не как бед­ствия и ка­та­стро­фы, а как цен­но­сти и мо­мен­та наи­выс­ше­го во­оду­шев­ле­ния то­же до­сти­га­ет­ся не ра­зо­вы­ми де­кла­ра­ци­я­ми, а си­сте­ма­ти­че­ским вну­ше­ни­ем. С во­е­ни­зи­ро­ван­ной фи­е­стой все про­ще, но сей­час важ­нее и труд­нее объ­яс­нить, по­че­му про­бле­ма не ухо­дит, да­же ко­гда все де­ла­ют «пра­виль­но» и «эти­че­ски кор­рект­но», с по­до­ба­ю­щей в та­ких слу­ча­ях ат­ри­бу­ти­кой ме­мо­ри­а­ла и тра­у­ра.

На это у вла­сти чи­стое али­би: нор­мы изоб­ра­же­ния скор­би и транс­ля­ции го­ря со­блю­де­ны. Филь­мо­те­ка в те­ле­ви­зо­ре в це­лом дер­жит ви­ди­мость ба­лан­са меж­ду вой­ной опе­ре­точ­ной и ре­аль­ной, меж­ду во­ен­ны­ми ко­ме­ди­я­ми и дра­мой. Ри­ту­а­лы офи­ци­аль­ной па­мя­ти ис­пол­не­ны, необ­хо­ди­мые сло­ва ска­за­ны. С фор­маль­ной точ­ки зре­ния при­драть­ся по­чти не к че­му. Про­бле­ма лишь в том, что об­ще­го ре­зуль­та­та и ат­мо­сфе­ры все это ни­как не ме­ня­ет.

Мож­но объ­яс­нять этот эф­фект при­сут­стви­ем лиш­не­го за­до­ра и де­ше­во­го эн­ту­зи­аз­ма в до­ро­го­сто­я­щих иг­рах во­круг По­бе­ды. Раз­дра­жа­ет от­кро­вен­но про­ект­ный под­ход (ин­те­рес­но бы­ло бы в каж­дой транс­ля­ции та­ко­го ро­да ме­ро­при­я­тий да­вать бе­гу­щей стро­кой бюд­жет, сме­ту и ка­на­лы фи­нан­си­ро­ва­ния). Здесь как в на­у­ке: об­щее ка­че­ство сбор­ни­ка

Воз­вы­ше­ние вой­ны, ко­то­рая бы­ла, при­зва­но ком­пен­си­ро­вать убо­же­ство ми­ра, ко­то­рый есть. Иде­а­ли­за­ция ис­то­рии го­во­рит не об ува­же­нии к про­шло­му, а о пу­сто­те на­сто­я­ще­го

опре­де­ля­ет­ся не луч­ши­ми, а худ­ши­ми ста­тья­ми. По­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство мо­жет дер­жать об­раз, но все­рос­сий­ская зар­ни­ца для де­тей и взрос­лых на­кла­ды­ва­ет от­пе­ча­ток.

Нечто по­доб­ное про­ис­хо­дит с от­но­ше­ни­ем вла­сти к ста­ли­низ­му. Воз­му­ще­ние пол­зу­чей ре­ста­ли­ни­за­ци­ей встре­ча­ет уве­рен­ный от­вет сто­рон­ни­ков «взве­шен­но­го» и «объ­ек­тив­но­го» под­хо­да к оцен­кам по­ли­ти­ки го­су­дар­ства. На­го­то­ве на­бор ци­тат из вы­ступ­ле­ний офи­ци­аль­ных лиц, в ко­то­рых и ре­прес­сии при­мер­но осуж­де­ны, и за­слу­гам от­ве­де­но до­стой­ное ме­сто. Тут же на­пом­нят, что все ис­то­рии с па­мят­ни­ка­ми Ста­ли­ну по­ка мар­ги­наль­ны. В «ак­ти­ве» вла­сти при­лич­ное от­но­ше­ние к на­сле­дию Сол­же­ни­цы­на, раз­ре­ше­ние на воз­ве­де­ние ме­мо­ри­а­ла жерт­вам ре­прес­сий... На этом фоне при­сво­е­ние «Ме­мо­ри­а­лу» зва­ния ино­стран­но­го аген­та вы­гля­дит от­дель­ной ме­ло­чью.

Но есть ин­те­граль­ный ре­зуль­тат: об­щий дух вре­ме­ни, тренд, из­ме­не­ние ат­мо­сфе­ры и, глав­ное, дан­ные опро­сов, по­ка­зы­ва­ю­щих ка­та­стро­фи­че­ские из­ме­не­ния в со­зна­нии зна­чи­тель­ной ча­сти об­ще­ства. На­ив­но ду­мать, что все это не име­ет от­но­ше­ния к по­зи­ции го­су­дар­ства, к по­лу­про­зрач­ным на­ме­кам и мно­го­зна­чи­тель­но­му мол­ча­нию в кри­тич­ных и по­ка­за­тель­ных слу­ча­ях, к неви­ди­мой уста­нов­ке. Идео­ло­гия – это не толь­ко на­бор слов, но и по­ли­ти­ка со­зна­ния, не толь­ко си­сте­ма идей, но и си­сте­ма ин­сти­ту­тов. Есть те­не­вая и ла­тент­ная идео­ло­гия, ра­бо­та­ю­щая на под­ми­ги­ва­нии и бла­го­же­ла­тель­ном по­пу­сти­тель­стве, на из­би­ра­тель­ном пра­во­су­дии и под­держ­ке ни­зо­вой ре­ак­ции.

То же с от­но­ше­ни­ем к войне. От­ку­да-то все же бе­рет­ся эта ра­дость со сле­за­ми уми­ле­ния от соб­ствен­ной во­ин­ствен­но­сти. Важ­на не ри­то­ри­ка, а об­щий ре­зуль­тат. Стро­го го­во­ря, ги­брид­ные вой­ны в идео­ло­гии бы­ли осво­е­ны рань­ше си­ло­вых ак­ций с уча­сти­ем веж­ли­вых че­ло­веч­ков в ка­му­фля­же без шев­ро­нов.

На уровне боль­шой по­ли­ти­ки мож­но по-раз­но­му объ­яс­нять столь рез­кие из­ме­не­ния в от­но­ше­нии к празд­но­ва­нию По­бе­ды сра­зу по­сле вой­ны при Ста­лине, при Бреж­не­ве, в 1990-е и в на­ча­ле 2000-х гг. – и сей­час. Но для ис­то­ри­че­ской со­ве­сти сей­час го­раз­до важ­нее чест­но воз­вра­щать­ся к от­но­ше­нию фрон­то­ви­ков к этой да­те, к этой па­мя­ти и к ее ка­но­ни­за­ции. По­нять это не так труд­но. По­ло­жим, на вас на­па­ли от­мо­ро­жен­ные бан­ди­ты, но вы ге­ро­и­че­ски от­би­лись, а неко­то­рых да­же уби­ли. Как ра­дост­но вы бу­де­те от­ме­чать эту слав­ную да­ту в остав­ши­е­ся го­ды сво­ей жиз­ни?

Мы се­бя ве­дем сей­час как дети, зна­ю­щие по­доб­ную ис­то­рию от от­ца, ко­то­ро­го уже нет, но по­двиг ко­то­ро­го мы ре­гу­ляр­но от­ме­ча­ем, со­би­рая дру­зей на тор­же­ство каж­дый раз с но­вым на­иг­ры­шем. Сти­ра­ет­ся об­раз бе­ды и тра­ге­дии. В про­слав­ле­нии По­бе­ды на­стой­чи­во про­сту­па­ет увле­чен­ность са­мим об­ра­зом боя, ко­то­рый нас не кос­нул­ся. Со­бы­тие все бо­лее окра­ши­ва­ет­ся хо­ро­шо упи­тан­ным вос­тор­гом ми­ли­та­ри­за­ции.

Но су­ще­ствен­нее все­го в этой ис­то­рии да­же не то, что про­ис­хо­дит и что есть, а то, че­го в ней нет и быть не мо­жет. Мож­но поз­во­лить се­бе еще один мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент: СССР ми­нус ВОВ. До­пу­стим, что ис­то­рия сло­жи­лась ина­че и Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной не бы­ло, а зна­чит, не бы­ло и По­бе­ды. Что дру­гое да­ло бы нам сей­час та­кие по­во­ды для са­мо­ува­же­ния и гор­до­сти, спло­че­ния и един­ства? Что еще по­слу­жи­ло бы нам мо­ти­вом сим­во­ли­че­ско­го подъ­ема и на­ме­ков на эпи­зо­ди­че­скую со­ли­дар­ность? С чем бы мы оста­лись, за­ва­лив на­у­ку, ин­ду­стри­а­ли­за­цию и со­ци­аль­ную сфе­ру, остав­шись в це­лом ми­ре оди­но­ки­ми но­си­те­ля­ми выс­шей мо­ра­ли и все­об­щей прав­ды?

Воз­вы­ше­ние вой­ны, ко­то­рая бы­ла, при­зва­но ком­пен­си­ро­вать убо­же­ство ми­ра, ко­то­рый есть. Точ­но так же иде­а­ли­за­ция ис­то­рии го­во­рит не о рас­ту­щем ува­же­нии к про­шло­му, а о пу­сто­те на­сто­я­ще­го. При­ме­ром для нас сей­час бы­ло бы со­зна­ние фрон­то­ви­ков, про­шед­ших ад и зна­ю­щих ис­тин­ную це­ну По­бе­ды. Для на­ча­ла нель­зя пре­да­вать имен­но эту память. Ра­ди бу­ду­ще­го, не го­во­ря о ба­наль­ном са­мо­со­хра­не­нии.-

/ СЕР­ГЕЙ САВОСТЬЯНОВ / МИ­НО­БО­РО­НЫ

Но­вая «по­ли­ти­ка па­мя­ти» сти­ли­зу­ет­ся под па­фос­ное тор­же­ство с эле­мен­та­ми во­е­ни­зи­ро­ван­но­го кар­на­ва­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.