ЕСПЧ не за­сту­пил­ся

Страс­бург­ский суд от­кло­нил жа­ло­бу За­ры Мур­та­за­ли­е­вой, осуж­ден­ной за под­го­тов­ку тер­ак­та в Москве

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Эли­на Ибра­ги­мо­ва ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ) не на­шел на­ру­ше­ний в де­ле За­ры Мур­та­за­ли­е­вой, при­го­во­рен­ной в 2005 г. к де­вя­ти го­дам ко­ло­нии за под­го­тов­ку тер­ак­та в мос­ков­ском тор­го­вом цен­тре «Охот­ный Ряд», го­во­рит­ся в со­об­ще­нии на сай­те су­да. В сво­ей жа­ло­бе в ЕСПЧ Мур­та­за­ли­е­ва ука­зы­ва­ла, что в ее де­ле Рос­сия на­ру­ши­ла 6-ю ста­тью Ев­ро­пей­ской кон­вен­ции и, в част­но­сти, пунк­ты о пра­ве на спра­вед­ли­вый суд, пра­ве до­пра­ши­вать сви­де­те­лей, пра­ве на до­ста­точ­ное вре­мя для сво­ей за­щи­ты. В 2012 г. Мур­та­за­ли­е­ва вы­шла на сво­бо­ду и эми­гри­ро­ва­ла во Фран­цию.

Од­ной из глав­ных пре­тен­зий за­яви­тель­ни­цы был от­каз Вер­хов­но­го су­да Рос­сии вы­звать для до­про­са со­труд­ни­ка УБОП ГУВД Моск­вы Са­и­да Ах­ма­е­ва. На пред­ва­ри­тель­ном след­ствии по­ли­цей­ский го­во­рил, что у него бы­ли ос­но­ван­ные на до­ве­рии от­но­ше­ния с Мур­та­за­ли­е­вой, он по­мог ей най­ти жи­лье в Москве. Са­ма Мур­та­за­ли­е­ва счи­та­ет, что Ах­ма­ев сыг­рал клю­че­вую роль в «фаб­ри­ка­ции» это­го де­ла. Од­на­ко ЕСПЧ счел от­каз в до­про­се Ах­ма­е­ва обос­но­ван­ным. По сло­вам ад­во­ка­та Мур­та­за­ли­е­вой Ки­рил­ла Ко­ро­те­е­ва, при го­ло­со­ва­нии по это­му пунк­ту чет­ве­ро су­дей ЕСПЧ бы­ли про­тив удо­вле­тво­ре­ния жа­ло­бы, трое – «за». ЕСПЧ об­ра­тил вни­ма­ние на то, что впер­вые обос­но­ва­ние то­го, по­че­му Ах­ма­ев дол­жен был быть вы­зван в суд, бы­ло пред­став­ле­но толь­ко в ЕСПЧ, а не в суд пер­вой ин­стан­ции, от­ме­ча­ет Ко­ро­те­ев: «Это де­ло – при­мер то­го, как по­зи­ция за­щи­ты на су­деб­ном след­ствии в су­де пер­вой ин­стан­ции опре­де­ля­ет судь­бу жа­ло­бы в ЕСПЧ».

Ра­нее «Рос­балт» со­об­щал, что Ах­ма­ев вхо­дил в лич­ную охра­ну де­пу­та­та Го­с­ду­мы Ада­ма Де­лим­ха­но­ва и был аре­сто­ван по де­лу о вы­мо­га­тель­стве 100 млн руб. у мос­ков­ско­го биз­не­сме­на.

Те­перь у ад­во­ка­тов Мур­та­за­ли­е­вой есть три ме­ся­ца на то, что­бы об­жа­ло­вать ре­ше­ние в боль­шой па­ла­те ЕСПЧ: по сло­вам Ко­ро­те­е­ва, они «вни­ма­тель­но изу­чат по­зи­ции боль­шин­ства и мень­шин­ства су­дей» и ре­шат, сле­ду­ет ли это де­лать.

Из ре­ше­ния ЕСПЧ сле­ду­ет, что нет осо­бой спе­ци­фи­ки уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ства по де­лам о тер­ро­риз­ме и это глав­ный мо­мент в этом де­ле, по­ла­га­ет ру­ко­во­ди­тель меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной груп­пы «Аго­ра» Павел Чи­ков: «Ес­ли об­ви­ня­е­мый в тер­ро­риз­ме не име­ет воз­мож­но­сти до­про­сить клю­че­во­го сви­де­те­ля, то о ка­ком спра­вед­ли­вом су­до­про­из­вод­стве во­об­ще мож­но го­во­рить?» По его мне­нию, в де­ле Мур­та­за­ли­е­вой мо­жет быть вто­рое дно, о ко­то­ром ши­ро­кая пуб­ли­ка не зна­ет.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.