Рос­си­яне су­ро­вы к пре­ступ­но­сти ... Чем

мень­ше они до­ве­ря­ют го­су­дар­ству, тем боль­шей жест­ко­сти на­ка­за­ния от него тре­бу­ют

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ки­рилл Ти­та­ев www.vedomosti.ru Пол­ная вер­сия ста­тьи:

Ис­сле­до­ва­тель­ская груп­па «Цир­кон» по за­ка­зу Цен­тра стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток и НИУ ВШЭ про­ве­ла пи­лот­ный опрос по по­во­ду от­но­ше­ния граж­дан к уго­лов­ной по­ли­ти­ке го­су­дар­ства в це­лом и о воз­мож­но­стях ее ре­фор­ми­ро­ва­ния. Это один из пер­вых опро­сов, ко­то­рый поз­во­ля­ет на кон­крет­ном ма­те­ри­а­ле го­во­рить об оте­че­ствен­ной пра­во­вой куль­ту­ре. Не­смот­ря на пи­лот­ный ха­рак­тер и неболь­шой охват, эти дан­ные да­ют воз­мож­ность уви­деть несколь­ко зна­чи­мых за­ко­но­мер­но­стей.

Как и во всем ми­ре, на­ши граж­дане очень су­ро­вы по от­но­ше­нию к пре­ступ­ни­кам. Так, по­ло­ви­на по­ла­га­ет, что за се­мей­ное на­си­лие (по­бои) нуж­но на­ка­зы­вать ре­аль­ным ли­ше­ни­ем сво­бо­ды. По дан­ным 2016 г., на­ка­за­ние, свя­зан­ное с ре­аль­ным ли­ше­ни­ем сво­бо­ды, по­лу­ча­ет за это пре­ступ­ле­ние ме­нее чем 2% осуж­ден­ных. Бо­лее то­го, УК раз­ре­шал на­ка­зы­вать за та­кое пре­ступ­ле­ние ре­аль­ным ли­ше­ни­ем сво­бо­ды толь­ко на про­тя­же­нии вто­рой по­ло­ви­ны 2016 г. По­лу­ча­ет­ся, что ко­декс и судьи го­раз­до гу­ман­нее, чем опро­шен­ные граж­дане. По мо­шен­ни­че­ству си­ту­а­ция схо­жая: 58% граж­дан тре­бу­ют ре­аль­но­го сро­ка, но су­ды в 2016 г. по всем мо­шен­ни­че­ским со­ста­вам да­ли та­кое на­ка­за­ние толь­ко 27% осуж­ден­ных. Опять граж­дане вы­гля­дят су­ро­вы­ми и же­сто­ки­ми, а го­су­дар­ство – гу­ман­ным и ра­зум­ным. Это из­вест­ное яв­ле­ние.

Как по­ка­зы­ва­ют дан­ные, са­мые су­ро­вые граж­дане – это граж­дане наи­ме­нее ин­фор­ми­ро­ван­ные. Они в сред­нем ре­же стал­ки­ва­лись с пре­ступ­ле­ни­я­ми са­ми, ре­же об­ра­ща­лись в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны. Они ча­ще за­труд­ня­ют­ся в от­ве­тах на со­дер­жа­тель­ные во­про­сы. То есть чем даль­ше че­ло­век от этой сто­ро­ны жизни, тем бо­лее жест­кую по­ли­ти­ку он счи­та­ет же­ла­тель­ной. Тут при­мер­но как с ка­ким-ни­будь фаст­фу­дом. Ес­ли че­ло­век жи­вет в боль­шом го­ро­де, он, воз­мож­но, зна­ет, что фаст­фуд бы­ва­ет раз­ным и что объ­яв­лять это все вред­ной едой – стран­ное ре­ше­ние. Ес­ли же пе­ред на­ми ре­спон­дент, ко­то­рый слы­шал про фаст­фуд толь­ко по те­ле­ви­зо­ру, в кон­тек­сте «Аме­ри­ка», «нездо­ро­вая еда» и т. д., он ско­рее бу­дет тре­бо­вать че­го-ни­будь вро­де пол­но­го за­пре­та. Тот, кто слы­шит про кор­руп­цию по те­ле­ви­зо­ру, бу­дет тре­бо­вать ре­аль­но­го сро­ка для всех, а тот, у ко­го, ска­жем, шу­рин на днях был под су­дом из­за то­го, что пы­тал­ся от­ку­пить­ся от со­труд­ни­ка ГИБДД по­сле пе­ре­се­че­ния двой­ной сплош­ной, бу­дет ку­да осто­рож­нее в сво­их вы­ска­зы­ва­ни­ях.

Как и вез­де в ми­ре, сред­ний обы­ва­тель в Рос­сии очень су­ров, при­чем чем мень­ше он зна­ет, тем боль­ших на­ка­за­ний он тре­бу­ет. Имен­но по­это­му стро­ить по­ли­ти­ку же­сто­ко­сти на­ка­за­ний ис­хо­дя из то­го, что ду­ма­ет сред­ний че­ло­век, нель­зя ка­те­го­ри­че­ски – это по­ли­ти­ка на ос­но­ва­нии мне­ния тех, кто почти ни­че­го не зна­ет. И по­это­му же нор­маль­ное про­све­ще­ние по по­во­ду то­го, как ра­бо­та­ет си­сте­ма уго­лов­ной юс­ти­ции и уго­лов­ная сре­да (не ро­ман­ти­за­ция, а про­све­ще­ние), – это очень важ­ная за­да­ча, ес­ли мы ду­ма­ем о раз­ви­тии об­ще­ства.

Но есть и еще од­на очень важ­ная для Рос­сии исто­рия, на пер­вый взгляд па­ра­док­саль­ная. Те, кто мень­ше до­ве­ря­ет го­су­дар­ству, тре­бу­ют от него боль­шей жест­ко­сти, осо­бен­но в том, что ка­са­ет­ся бы­то­вых пре­ступ­ле­ний. Сре­ди тех, кто одоб­ря­ет де­я­тель­ность пре­зи­ден­та, 45% счи­та­ют нуж­ным на­ка­зы­вать за по­бои ре­аль­ным ли­ше­ни­ем сво­бо­ды, а сре­ди тех, кто не одоб­ря­ет, – 62%. Одоб­ря­ю­щие де­я­тель­ность пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов тре­бу­ют та­ко­го на­ка­за­ния за се­мей­ное на­си­лие в 42% слу­ча­ев, не одоб­ря­ю­щие – в 60%. Сре­ди тех, кто счи­та­ет, что рос­сий­ские за­ко­ны в це­лом пло­хие, го­раз­до боль­ше сто­рон­ни­ков то­таль­ной изо­ля­ции (вплоть до тю­рем­но­го за­клю­че­ния) тех, кто упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки, – 44% про­тив 27% в сред­нем. Че­ло­век, ко­то­ро­го в це­лом все не устра­и­ва­ет и ко­то­рый счи­та­ет, что су­ще­ству­ю­щая власть пло­ха, при­дер­жи­ва­ет­ся по­зи­ции, что во­об­ще-то го­су­дар­ство долж­но дей­ство­вать жест­че.

В си­ту­а­ции де­фи­ци­та ин­фор­ма­ции ре­ше­ние пробле­мы все­гда бу­дет со­сто­ять в экс­тен­сив­ном рас­ши­ре­нии че­го бы то ни бы­ло. Вы­ход – опять же про­све­ще­ние и от­каз от при­ня­тия ре­ше­ний с опо­рой толь­ко на об­ще­ствен­ное мнение.

Зна­чит ли это, что мнение граж­дан во­об­ще не на­до учи­ты­вать? Нет, не зна­чит. Очень важ­ной ха­рак­те­ри­сти­кой пра­во­вой куль­ту­ры стра­ны яв­ля­ет­ся ие­рар­хия пре­ступ­ле­ний. За­ко­но­да­тель ни в ко­ем слу­чае не дол­жен ори­ен­ти­ро­вать­ся на кон­крет­ные по­же­ла­ния лю­дей по сро­кам и ви­дам на­ка­за­ния, но очень важ­но иметь в ви­ду то, как со­от­но­сит­ся меж­ду со­бой тя­жесть пре­ступ­ле­ний в по­ни­ма­нии об­ще­ства. В при­ве­ден­ном опро­се есть один яр­чай­ший при­мер. С точ­ки зре­ния граж­дан, мо­шен­ни­че­ство и по­бои в се­мье – это пре­ступ­ле­ния почти оди­на­ко­вой тя­же­сти. За­ко­но­да­тель же од­но фак­ти­че­ски де­кри­ми­на­ли­зу­ет, а дру­гое объ­яв­ля­ет тяж­ким пре­ступ­ле­ни­ем (до 10 лет ли­ше­ния сво­бо­ды при опре­де­лен­ных усло­ви­ях). Су­ды так­же ши­ро­ко при­ме­ня­ют ли­ше­ние сво­бо­ды для мо­шен­ни­ков, но не для ви­нов­ных в до­маш­нем на­си­лии.

Это от­ра­жа­ет один из важ­ней­ших трен­дов – ги­пер­пе­на­ли­за­цию (т. е. из­бы­точ­ную тя­жесть на­ка­за­ния) для нена­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний в Рос­сии. На­при­мер, мо­шен­ни­че­ство c при­чи­не­ни­ем граж­да­ни­ну ущер­ба на сум­му бо­лее 10 000 руб. – та­кое же тяж­кое пре­ступ­ле­ние, как раз­бой (на­па­де­ние с при­ме­не­ни­ем опас­но­го для жизни и здо­ро­вья на­си­лия или угро­зы та­ко­го на­си­лия). Об этом от­сут­ствии раз­ры­ва меж­ду на­си­ли­ем и нена­си­ли­ем дав­но го­во­рят экс­пер­ты, но те­перь мы ви­дим, что для граж­дан эта си­ту­а­ция так­же вы­гля­дит стран­ной. Имен­но в та­ких си­ту­а­ци­ях мнение граж­дан о срав­ни­тель­ной тя­же­сти пре­ступ­ле­ний мо­жет быть важ­ным ар­гу­мен­том при вы­стра­и­ва­нии уго­лов­ной по­ли­ти­ки. В кон­це кон­цов, эта по­ли­ти­ка на­прав­ле­на в первую оче­редь на за­щи­ту ин­те­ре­сов граж­дан. И непло­хо бы учи­ты­вать, как они вы­стра­и­ва­ют иерар­хию угроз, от ко­то­рых их сто­ит за­щи­щать.-

АВТОР – ВЕ­ДУ­ЩИЙ НА­УЧ­НЫЙ СО­ТРУД­НИК ИН­СТИ­ТУ­ТА ПРО­БЛЕМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ПРИ ЕВРОПЕЙСКОМ УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТЕ В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

Те, кто мень­ше до­ве­ря­ет го­су­дар­ству, тре­бу­ют от него боль­шей жест­ко­сти, осо­бен­но в том, что ка­са­ет­ся бы­то­вых пре­ступ­ле­ний

ЕКА­ТЕ­РИ­НА ШИРИНКИНА / ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Чем мень­ше обы­ва­тель зна­ет, тем боль­ших на­ка­за­ний он тре­бу­ет

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.