Мак­сим Тру­до­лю­бов

«Мет­ры, сте­ны и кры­ша суть ос­но­ва­ния неза­ви­си­мо­сти»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Мак­сим Тру­до­лю­бов Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru

За­няв­шись жи­лы­ми до­ма­ми, мос­ков­ские вла­сти по­до­шли близ­ко к те­лу каж­до­го го­род­ско­го жи­те­ля. Нам до­ро­ги эти до­ма, точ­нее, то, что у них внут­ри. Сна­ру­жи они в лю­бом слу­чае вы­гля­дят так се­бе.

За некра­си­вы­ми па­не­ля­ми с их про­ма­зан­ны­ми за­маз­кой шва­ми пря­чет­ся дра­го­цен­ная част­ная жизнь, вы­стра­дан­ная те­ми, кто хо­ро­шо знал, что зна­чит не иметь ни­че­го сво­е­го. Се­мей­ная па­мять по-на­сто­я­ще­му креп­ка внут­ри тех трех-че­ты­рех по­ко­ле­ний, ко­то­рые жи­вы од­но­вре­мен­но. Ны­неш­нее стар­шее по­ко­ле­ние в боль­шин­стве се­мей – это лю­ди, у ко­го од­но из ран­них теп­лых вос­по­ми­на­ний – все­ле­ние в первую от­дель­ную квар­ти­ру. Се­го­дняш­ние де­душ­ки и ба­буш­ки в 1950–1960-е гг. бы­ли детьми, школь­ни­ка­ми, сту­ден­та­ми в се­мьях, пе­ре­ез­жав­ших из ком­му­на­лок, ба­ра­ков и де­ре­вян­ных до­мов-ульев в со­бран­ные из па­не­лей пу­стые ко­роб­ки с от­дель­ны­ми ячей­ка­ми. Вот вам ма­лень­кий ис­ход и ма­лень­кая зем­ля обе­то­ван­ная внут­ри каж­дой рос­сий­ской се­мьи. Это пер­вая гла­ва в каж­дой се­мей­ной «биб­лии» – вот по­че­му па­мять о хру­щев­ском вре­ме­ни сей­час так чув­стви­тель­но ре­зо­ни­ру­ет.

Квад­рат­ные мет­ры, сте­ны и по­то­лок квар­ти­ры – не толь­ко се­мей­ная прав­да и па­мять, но и са­мая боль­шая цен­ность. Это то, что стар­шее по­ко­ле­ние мо­жет пе­ре­дать по наследству, а мо­ло­дое при­нять; то, что де­лит­ся или при­умно­жа­ет­ся, смот­ря по се­мей­ной си­ту­а­ции. Для мно­гих квар­ти­ра – ма­те­ри­аль­ное ос­но­ва­ние сво­бо­ды, в том чис­ле и сво­бо­ды от го­су­дар­ства. Пре­вра­тив го­род­ские квад­рат­ные мет­ры в день­ги, мож­но уехать по­даль­ше от го­ро­да, на воз­дух, а мож­но и в даль­ние края. Квар­ти­ра – ка­пи­тал, ко­то­рый мо­жет быть обес­пе­че­ни­ем для кре­ди­та и обес­пе­че­ни­ем для жизни и ис­точ­ни­ком до­хо­да.

Квад­рат­ные мет­ры, сте­ны и кры­ша суть ос­но­ва­ния неза­ви­си­мо­сти, а по­то­му и чув­ства соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. А раз уж речь идет о сво­бо­де и неза­ви­си­мо­сти от го­су­дар­ства, то тут долж­но быть за­дей­ство­ва­но пра­во соб­ствен­но­сти. И оно за­дей­ство­ва­но. Но не так пря­мо­ли­ней­но, как ду­ма­ют неза­ви­си­мые граж­дане, вы­хо­дя­щие про­те­сто­вать про­тив на­ру­ше­ния их пра­ва соб­ствен­но­сти мос­ков­ским пра­ви­тель­ством. Раз­ные го­ро­жане, со­су­ще­ству­ю­щие в од­ной сре­де, ча­сто на од­ной лест­нич­ной пло­щад­ке, по­ни­ма­ют под пра­вом раз­ные ве­щи. Ча­сто даже в од­ной го­ло­ве есть раз­ные по­ни­ма­ния пра­ва. В со­зна­нии оби­та­те­ля го­род­ской квар­ти­ры их вполне мо­жет быть два – пра­во по­лу­чить со­ци­аль­ную услу­гу от го­су­дар­ства и пра­во «по-за­пад­но­му» рас­по­ря­жать­ся соб­ствен­но­стью; пра­во со­ци­аль­ное и пра­во ры­ноч­ное. Как мы зна­ем, да­ле­ко не все жи­те­ли пя­ти­эта­жек со­про­тив­ля­ют­ся пе­ре­се­ле­нию, т. е. на­о­бо­рот, лишь мень­шин­ство со­про­тив­ля­ет­ся.

Но­вый рос­сий­ский habitus (си­сте­ма при­об­ре­тен­ных уста­но­вок, по­ни­ма­ния) на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии фор­ми­ро­ва­ния и крайне неод­но­ро­ден. В од­ном и том же habitat (в дан­ном слу­чае сре­да оби­та­ния, тип жи­лья) со­жи­тель­ству­ют лю­ди с раз­ны­ми «ха­би­ту­са­ми» и кар­ти­на­ми ми­ра. Те, кто за снос и по­лу­че­ние но­вых квар­тир, ост­ро чув­ству­ют свое со­ци­аль­ное пра­во, а пра­во част­ной соб­ствен­но­сти для них бо­лее но­вая ре­аль­ность, ухо­дя­щая на вто­рой план.

Квар­ти­ры в хру­щев­ках в со­вет­ское вре­мя не по­ку­па­лись в ипо­те­ку. Толь­ко пар­тий­ные на­чаль­ни­ки, ака­де­ми­ки, ар­ти­сты, ху­дож­ни­ки мог­ли вкла­ды­вать во что-ли­бо день­ги. Осталь­ные вкла­ды­ва­ли труд. «Ипо­теч­ным взно­сом» бы­ли пот, кровь и сле­зы, вло­жен­ные в за­во­ды, на­уч­но­ис­сле­до­ва­тель­ские ин­сти­ту­ты, тан­ки и ра­ке­ты. Лег­ко ска­зать, что стар­шее по­ко­ле­ние рос­си­ян – но­си­те­ли па­тер­на­лист­ских при­вы­чек и счи­та­ют, что им все долж­ны. Но... им дей­стви­тель­но долж­ны. Не про­пи­сан­ное в за­ко­нах «тру­до­вое пра­во», еще кре­стьян­ское по про­ис­хож­де­нию, жи­во в со­зна­нии мно­гих.

Лег­ко ска­зать, что стар­шее по­ко­ле­ние рос­си­ян – но­си­те­ли па­тер­на­лист­ских при­вы­чек и счи­та­ют, что им все долж­ны. Но... им дей­стви­тель­но долж­ны

Нель­зя вдруг от­ме­нить со­вет­ское вре­мя и сде­лать вид, что все мы ан­глий­ские зем­ле­вла­дель­цы. Исто­ри­че­ски пра­во част­ной соб­ствен­но­сти на­ча­ло фор­ми­ро­вать­ся на ты­ся­че­ле­тия рань­ше со­ци­аль­ных прав, ко­то­рым всего 100–150 лет. Но в рос­сий­ской си­ту­а­ции со­ци­аль­ные пра­ва «стар­ше». Это нуж­но при­знать. Но и спо­кой­но смот­реть, как чи­нов­ни­ки-биз­не­сме­ны и оли­гар­хи пре­вра­ща­ют этот об­ще­ствен­ный за­прос в ги­гант­ские до­хо­ды, то­же нель­зя. Это ис­то­ри­че­ское об­сто­я­тель­ство толь­ко по­вы­ша­ет зна­чи­мость борь­бы с кор­руп­ци­ей. По­то­му что в на­шем слу­чае кор­руп­ция есть в том чис­ле и при­сво­е­ние пло­дов тру­да со­вет­ских по­ко­ле­ний.

Да, мос­ков­ской вла­сти вы­год­на уста­нов­ка на со­ци­аль­ное пра­во – это «нефть» мос­ков­ской мэ­рии и оли­гар­хов строй­ком­плек­са. Па­тер­на­лист­ское со­ци­аль­ное пра­во под­пи­ты­ва­ет­ся в ущерб пра­ву част­ной соб­ствен­но­сти и сво­бо­до­лю­би­вым «ипо­теч­ни­кам». Но тут си­лы нерав­ны: граж­дане по­став­ле­ны в усло­вия эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской несво­бо­ды в, по су­ти, на­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ной эко­но­ми­ке. Хо­ро­шо бы для на­ча­ла по­нять, ка­ко­во на се­год­ня со­от­но­ше­ние при­вер­жен­цев со­ци­аль­ных прав и прав ры­ноч­ных, част­ных.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.