Кар­тин­ный бунт

По­ку­па­те­ли пред­ме­тов ис­кус­ства уста­ли от мно­го­чис­лен­ных афер на арт-рын­ке. Они тре­бу­ют от про­дав­цов про­зрач­но­сти, осо­бен­но в круп­ных сдел­ках

Vedomosti.Piter - - ЛИЧНЫЙ СЧЕТ - Джор­джи­на Адам FINANCIAL TIMES ПЕРЕВЕЛА НА­ДЕЖ­ДА БЕЛИЧЕНКО

По­иск ба­лан­са меж­ду ин­те­ре­са­ми про­дав­цов пред­ме­тов ис­кус­ства, же­ла­ю­щих со­хра­нить ин­ког­ни­то, и по­ку­па­те­лей, нуж­да­ю­щих­ся в боль­шей про­зрач­но­сти, ста­но­вит­ся глав­ной про­бле­мой со­вре­мен­но­го арт-рын­ка.

Мно­го­чис­лен­ные афе­ры по­след­не­го вре­ме­ни по­шат­ну­ли до­ве­рие к арт-рын­ку. Яр­кий при­мер – за­крыв­ша­я­ся в 2011 г. нью-йорк­ская га­ле­рея Knoedler Gallery со 165-лет­ней ис­то­ри­ей. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми га­ле­рея про­да­ва­ла под­дел­ки, при этом по­ку­па­те­лям не предо­став­ля­лось ни­ка­кой ин­фор­ма­ции о про­ис­хож­де­нии кар­тин, кро­ме то­го что они при­над­ле­жа­ли «Ми­сте­ру Икс» или его сы­ну «Ми­сте­ру Икс-млад­ше­му». Арт-ди­ле­ра Эри­ка Спу­ца из Ми­чи­га­на недав­но при­зна­ли ви­нов­ным в про­да­же де­сят­ков под­де­лок ни­че­го не по­до­зре­вав­шим по­ку­па­те­лям. Ло­уренс Са­лан­дер из пре­кра­тив­шей свое су­ще­ство­ва­ние ньюй­орк­ской га­ле­реи Salander O’Reilly об­ма­нул по­ку­па­те­лей на мил­ли­о­ны дол­ла­ров, пре­жде чем рас­кры­лась его афе­ра, на­зван­ная «фи­нан­со­вой пи­ра­ми­дой в ми­ре ис­кус­ства».

По­вод для бес­по­кой­ства да­ет и воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния сде­лок с пред­ме­та­ми ис­кус­ства для от­мы­ва­ния пре­ступ­ных до­хо­дов. Так, на­при­мер, кар­ти­ны по­ку­па­лись на день­ги, вы­ве­ден­ные из су­ве­рен­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го фон­да Ма­лай­зии 1MDB, ока­зав­ше­го­ся в цен­тре кор­руп­ци­он­но­го скан­да­ла.

Га­ле­ре­ям и арт-ди­ле­рам при­хо­дит­ся ува­жать же­ла­ние про­дав­цов про­из­ве­де­ний ис­кус­ства со­хра­нить ин­ког­ни­то, ина­че они риску­ют ли­шить­ся кли­ен­тов. С дру­гой сто­ро­ны, мно­гие кол­лек­ци­о­не­ры, а так­же на­ло­го­вые и пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны счи­та­ют, что уси­ле­ние ре­гу­ли­ро­ва­ния и по­вы­ше­ние про­зрач­но­сти не толь­ко по­мо­гут бо­роть­ся с на­ру­ше­ни­я­ми за­ко­на, но и да­дут но­вый им­пульс са­мо­му арт-рын­ку за счет по­вы­ше­ния за­щи­щен­но­сти по­ку­па­те­лей.

Все, кто по­ку­пал пред­ме­ты ис­кус­ства на аук­ци­о­нах, зна­ко­мы с та­ки­ми опи­са­ни­я­ми, как «соб­ствен­ность да­мы знат­но­го про­ис­хож­де­ния» или «из из­вест­ной ев­ро­пей­ской кол­лек­ции». Со­ста­ви­те­ли ка­та­ло­гов ча­сто опус­ка­ют непри­вле­ка­тель­ные ню­ан­сы, име­ю­щие от­но­ше­ние к преды­ду­щим вла­дель­цам ло­та или истории сде­лок с ним. Нет и еди­ных стан­дар­тов для опи­са­ния со­сто­я­ния объ­ек­та про­да­жи.

В га­ле­ре­ях си­ту­а­ция с про­зрач­но­стью вряд ли луч­ше. Че­ре­да су­деб­ных раз­би­ра­тельств про­де­мон­стри­ро­ва­ла, что по­ку­па­те­ли ча­сто не зна­ют, кто на са­мом де­ле про­да­ет тот или иной пред­мет и по ка­кой цене. Мил­ли­ар­дер Ро­налд Пе­рел­ман в 2014 г. пы­тал­ся су­дить­ся с арт-ди­ле­ром Лар­ри Га­го­ся­ном из-за «мо­шен­ни­че­ства» при про­да­же ему кар­ти­ны Сая Твомбли за $8 млн. Пе­рел­ман утвер­ждал, что кар­ти­ну сна­ча­ла тай­но про­да­ли другому по­ку­па­те­лю и толь­ко по­том предложили ему по за­вы­шен­ной цене. Де­ло не до­шло до су­да, но оно да­ет неко­то­рое пред­став­ле­ние о том, как про­хо­дят сдел­ки с до­ро­ги­ми про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства, обыч­но на­деж­но скры­тые за­ве­сой тай­ны.

У про­дав­цов есть вполне за­кон­ные ос­но­ва­ния тре­бо­вать со­хра­не­ния их лич­но­сти в тайне, обыч­но это про­дик­то­ва­но со­об­ра­же­ни­я­ми без­опас­но­сти, за­ме­ча­ет юрист Ме­ган Но, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на сдел­ках с про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства. Вы­сту­пая недав­но на Art Business Conference в Нью-Йор­ке, она го­во­ри­ла о необ­хо­ди­мо­сти по­ис­ка ба­лан­са меж­ду ано­ним­но­стью и про­зрач­но­стью.

Ос­но­ва­тель Art Loss Register (Ре­естр по­те­рян­ных про­из­ве­де­ний ис­кус­ства) Джу­ли­ан Рэд­к­лифф счи­та­ет, что уси­ле­ние ре­гу­ли­ро­ва­ния пой­дет на поль­зу все­му рын­ку. «От­сут­ствие стан­дар­тов сдер­жи­ва­ет мно­гих по­тен­ци­аль­ных кол­лек­ци­о­не­ров, они про­сто не до­ве­ря­ют си­сте­ме тор­гов­ли пред­ме­та­ми ис­кус­ства», – го­во­рит Рэд­к­лифф, до­бав­ляя, что в слу­чае мо­шен­ни­че­ства ос­нов­ные убыт­ки несут ди­ле­ры и аук­ци­он­ные до­ма.

Се­год­ня ры­нок пред­ме­тов ис­кус­ства стал бо­лее слож­ным, на нем по­яви­лись но­вые игроки – аген­ты. Вла­дель­ца­ми пред­ме­тов ис­кус­ства мо­гут быть и оф­шор­ные ком­па­нии. Сдел­ки с ни­ми мо­гут иметь на­ло­го­вые и ин­ве­сти­ци­он­ные по­след­ствия. От­сут­ствие ин­фор­ма­ции о настоящих вла­дель­цах – фун­да­мен­таль­ная про­бле­ма, счи­та­ет спе­ци­аль­ный агент ФБР Ме­ре­дит Са­во­на, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на де­лах об ан­ти­ква­ри­а­те и пред­ме­тах ис­кус­ства. «Ес­ли речь идет об ав­то­мо­би­ле, я все­гда мо­гу узнать, кто вла­дел им пре­жде. На арт-рын­ке нет ни­че­го по­доб­но­го и ни­ка­ких пра­вил... Необ­хо­ди­мо най­ти спо­соб хра­нить дан­ные [о вла­дель­цах], ска­жем, за 20–30 лет», – го­во­рит она.

Рэд­к­лифф из Art Loss Register счи­та­ет, что дан­ные о преж­них вла­дель­цах про­дан­но­го объ­ек­та долж­ны хра­нить­ся у тре­тьих лиц на про­тя­же­нии 10 лет по­сле сдел­ки и предо­став­лять­ся по­ку­па­те­лю в слу­чае воз­ник­но­ве­ния спор­ной си­ту­а­ции. Кро­ме то­го, он вы­сту­па­ет за вве­де­ние сбо­ра, на­при­мер в 0,01% от суммы каж­дой сдел­ки, на со­зда­ние неза­ви­си­мо­го ко­ми­те­та, ко­то­рый раз­ра­бо­та­ет для рын­ка стан­дар­ты и бу­дет сле­дить за их со­блю­де­ни­ем.

Президент Меж­ду­на­род­ной кон­фе­де­ра­ции ас­со­ци­а­ций ди­ле­ров пред­ме­тов ис­кус­ства и ан­ти­ква­ри­а­та Клин­тон Хау­элл вы­сту­па­ет за са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ние рын­ка. «Го­сре­гу­ли­ро­ва­ние, внед­ря­е­мое свер­ху, ста­нет се­рьез­ной угро­зой для про­зрач­но­сти. Будут при­ни­мать­ся невер­ные ре­ше­ния о том, как «ре­гу­ли­ро­вать» т ор­гов­лю про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства, ис­хо­дя толь­ко из мас­со­во­го пред­став­ле­ния о том, как это долж­но де­лать­ся», – опа­са­ет­ся он.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.