Мун Дж­эин

«Я все­гда ду­мал, что вер­нусь на свое ме­сто, к ра­бо­те юри­стом»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов ВЕДОМОСТИ

Вде­каб­ре 1950 г. се­ве­ро­ко­рей­ские бе­жен­цы спеш­но гру­зи­лись на аме­ри­кан­ский ко­рабль SS Meredith Victory в пор­ту Чун­г­нам. За счи­тан­ные ча­сы до то­го, как порт был за­хва­чен, ка­пи­тан Лео­нард Ла­рю при­ка­зал вы­бра­сы­вать за борт все, что мож­но, что­бы при­нять как мож­но боль­ше бе­жен­цев, рас­ска­зы­ва­ет The Korea Times. Сре­ди 14 000 че­ло­век, пе­ре­ве­зен­ных ко­раб­лем с се­ве­ра на юг Ко­реи, ока­за­лись и ро­ди­те­ли Мун Дж­эи­на. Одер­жав убе­ди­тель­ную по­бе­ду на вы­бо­рах 9 мая, Мун с про­шлой сре­ды ра­бо­та­ет пре­зи­ден­том Юж­ной Ко­реи. Он при­сту­пил к обя­зан­но­стям уже на сле­ду­ю­щий день без тра­ди­ци­он­но­го двух­ме­сяч­но­го пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да. Сме­на вла­сти про­ис­хо­дит не по рас­пи­са­нию, его пред­ше­ствен­ни­ца Пак Кы­н­хе ушла с по­ста в ре­зуль­та­те им­пич­мен­та и сей­час под аре­стом. Ее об­ви­ня­ют в по­лу­че­нии взя­ток, вы­мо­га­тель­стве у биз­не­сме­нов вы­плат в неком­мер­че­ские фон­ды и зло­упо­треб­ле­нии вла­стью.

ОЧНУЛСЯ – УВИДЕЛ ЖЕНУ

Бу­ду­щий пре­зи­дент Ко­реи ро­дил­ся за несколь­ко ме­ся­цев до окон­ча­ния вой­ны на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве, 23 ян­ва­ря 1953 г., в г. Код­же, за­ни­ма­ю­щем несколь­ко ост­ро­вов непо­да­ле­ку от г. Пу­са­на. Се­мья с тру­дом вы­ка­раб­ки­ва­лась из ни­ще­ты. Отец тру­дил­ся раз­но­ра­бо­чим, мать на­де­ва­ла на спи­ну слинг, са­жа­ла в него Му­на и шла тор­го­вать на рын­ке яй­ца­ми, уголь­ны­ми бри­ке­та­ми и по­пав­шей на чер­ный ры­нок гу­ма­ни­тар­ной аме­ри­кан­ской по­мо­щью, пи­шет The New York Times.

Под­рос­ше­му Дж­эи­ну то­же на­шлось за­ня­тие – сто­ять в оче­ре­ди за ку­ку­руз­ной му­кой и су­хим мо­ло­ком, ко­то­рые раз­да­ва­ла мис­сия ка­то­ли­че­ской церк­ви, пи­шет The Korea Times. Оче­ре­ди он воз­не­на­ви­дел, а доб­рое от­но­ше­ние слу­жи­те­лей мис­сии оце­нил – вме­сте с же­ной они сей­час при­дер­жи­ва­ют­ся ка­то­ли­че­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Ро­ди­те­ли Му­на рас­ти­ли пя­те­рых (у него три сест­ры и брат), но на­шли день­ги, что­бы при­стро­ить его в пре­стиж­ную шко­лу Кё­нам в Пу­сане. Прав­да, в шко­ле по­рой его не пус­ка­ли на за­ня­тия, ко­гда се­мья не успе­ва­ла вне­сти еже­ме­сяч­ный взнос за уче­бу, пи­шет юж­но­ко­рей­ская га­зе­та Hankyoreh. «Бед­ность опре­де­ли­ла мое дет­ство, – ци­ти­ру­ет Му­на жур­нал Time. – Но в ней бы­ли свои пре­иму­ще­ства. Я стал неза­ви­си­мым, взрос­лее сверст­ни­ков, и осо­знал, что день­ги не глав­ное в жиз­ни».

Еще в 1969 г. 16-лет­ний Мун стал участ­во­вать в ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ных про­те­стах, со­об­ща­ет The Korea Times. Ак­ции спро­во­ци­ро­вал пре­зи­дент Пак Чон Хи, ко­то­рый хо­тел пой­ти на тре­тий срок и пред­при­нял уси­лия, что­бы из­ме­нить кон­сти­ту­цию. Де­ло за­кон­чи­лось тем, что он вы­иг­рал вы­бо­ры 1971 г., ввел чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние и успеш­но про­вел ре­фе­рен­дум по при­ня­тию но­вой кон­сти­ту­ции, ко­то­рая зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ла его пол­но­мо­чия. Пак про­дер­жал­ся у вла­сти еще во­семь лет вплоть до ги­бе­ли в ре­зуль­та­те по­ку­ше­ния.

Мун в 1972 г. со вто­рой по­пыт­ки по­сту­пил на юри­ди­че­ский фа­куль­тет Уни­вер­си­те­та Кён­хи. Но ос­нов­ное ме­сто в его вос­по­ми­на­ни­ях о сту­ден­че­ских го­дах за­ни­ма­ют про­те­сты про­тив Пак Чон Хи и его ва­ри­ан­та кон­сти­ту­ции, кон­ста­ти­ру­ет The Korea Times. Мун да­же был аре­сто­ван и неко­то­рое вре­мя про­вел в тюрь­ме Се­о­да­е­мун.

Бла­го­да­ря по­ли­ти­че­ской борь­бе Мун по­зна­ко­мил­ся с же­ной. Во вре­мя од­ной из де­мон­стра­ций в него по­па­ла гра­на­та со сле­зо­то­чи­вым га­зом, он по­те­рял со­зна­ние, а при­дя в се­бя, об­на­ру­жил, что ка­кая-то де­вуш­ка вы­ти­ра­ет ему ли­цо влаж­ным по­ло­тен­цем. Вско­ре они ста­ли встре­чать­ся, а че­рез семь лет офи­ци­аль­но по­же­ни­лись.

ТА­КИХ НЕ БЕ­РУТ В СУДЬИ

Пре­зи­дент Юж­ной Ко­реи – быв­ший спец­на­зо­вец. В этих вой­сках он от­слу­жил сроч­ную служ­бу и участ­во­вал в ак­ции воз­мез­дия про­тив КНДР по­сле со­бы­тий 18 ав­гу­ста 1976 г. – тот кон­фликт на­зы­ва­ют «ин­ци­ден­том в Пхан­мун­джом» и «ин­ци­ден­том с убий­ством то­по­ром». В де­ми­ли­та­ри­зо­ван­ной зоне воз­ле де­рев­ни Пхан­мун­джом, где в 1953 г. был под­пи­сан до­го­вор о пре­кра­ще­нии ог­ня, аме­ри­кан­ские и юж­но­ко­рей­ские сол­да­ты по­пы­та­лись об­ру­бить вет­ки то­по­ля, за­го­ра­жи­вав­шие об­зор на­блю­да­тель­но­му пунк­ту. Вско­ре яви­лись се­ве­ро­ко­рей­ские по­гра­нич­ни­ки и при­ка­за­ли пре­кра­тить ра­бо­ту, ссы­ла­ясь на то, что яко­бы это де­ре­во по­са­дил лич­но Ким Ир Сен. Во вре­мя стыч­ки по­гра­нич­ни­ки за­ру­би­ли дво­их аме­ри­кан­цев их соб­ствен­ны­ми то­по­ра­ми, еще де­вять бы­ли ра­не­ны. Че­рез три дня на гра­ни­цу бы­ли стя­ну­ты спец­наз, во­ен­ная тех­ни­ка, бар­ра­жи­ро­ва­ли вер­то­ле­ты и ис­тре­би­те­ли. Под этим при­кры­ти­ем зло­по­луч­ное де­ре­во все­та­ки спи­ли­ли.

Де­мо­би­ли­зо­вав­шись, Мун в 1980 г. сдал ква­ли­фи­ка­ци­он­ный эк­за­мен на ад­во­ка­та и два го­да спу­стя окон­чил го­су­дар­ствен­ный Ин­сти­тут пра­во­вых ис­сле­до­ва­ний и ста­жи­ро­вок. Он был вто­рым по успе­ва­е­мо­сти на кур­се, пи­шет Hankyoreh, но за­вет­ной долж­но­сти судьи так и не по­лу­чил: ска­за­лись уча­стие в ак­ци­ях про­те­ста и арест.

Мун по­лу­чил ряд пред­ло­же­ний от име­ни­тых юри­ди­че­ских кон­тор. Но вме­сто это­го ре­шил за­щи­щать тех, кто не мог се­бе поз­во­лить до­ро­гих ад­во­ка­тов – на­при­мер, при­тес­ня­е­мых кор­по­ра­ци­я­ми ра­бо­чих, пи­шет The Korea Times. Для это­го он с но­вым зна­ко­мым, Но Мухё­ном, ос­но­вал в Пу­сане соб­ствен­ную юри­ди­че­скую фир­му. Их быв­шая кол­ле­га Соль До­ниль срав­ни­ва­ла Му­на с бо­та­ни­ком – он по­дол­гу до­тош­но го­то­вил­ся к каж­до­му су­ду. «А ко­гда ра­бо­чие про­си­ли у него со­ве­та, Мун ча­са­ми про­си­жи­вал с ни­ми», – ци­ти­ру­ет ее сло­ва Reuters.

ПО­ЛИ­ТИ­КА НЕ ОТПУСТИЛА МУ­НА

Те го­ды в ав­то­био­гра­фии Мун вспо­ми­на­ет как «очень счаст­ли­вое вре­мя». Ка­рье­ра пра­во­за­щит­ни­ков сде­ла­ла Му­на и Но од­ни­ми из клю­че­вых фи­гур про­де­мо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния, ко­то­рое в кон­це кон­цов при­ве­ло к пер­вым де­мо­кра­ти­че­ским вы­бо­рам в стране в 1987 г., от­ме­ча­ет ВВС. Раз­ни­ца меж­ду дру­зья­ми бы­ла в том, что Но уда­рил­ся в по­ли­ти­ку и звал в нее Му­на, а тот упор­но от­ка­зы­вал­ся. Уго­во­рить его уда­лось толь­ко в 2002 г., ко­гда Но ввя­зал­ся в пре­зи­дент­скую гон­ку и ему по­на­до­бил­ся на­деж­ный че­ло­век во гла­ве пред­вы­бор­но­го шта­ба в Пу­сане, пи­шет Hankyoreh.

Мун пи­сал в ав­то­био­гра­фии: «Ко­гда я немно­го вы­пью, по­рой вспо­ми­наю преж­ние дни. И то­гда я спра­ши­ваю се­бя: «Что зна­чит Но Мухён в мо­ей жиз­ни? Он опре­де­лил мою жизнь. Моя жизнь бы­ла бы дру­гой, ес­ли бы я не встре­тил его. Так что он – моя судь­ба».

Вы­бо­ры Но вы­иг­рал и в 2003 г. стал де­вя­тым пре­зи­ден­том Юж­ной Ко­реи. Му­на про­зва­ли его те­нью – он был до­ве­рен­ным со­вет­ни­ком, а офи­ци­аль­но за­ни­мал долж­но­сти от стар­ше­го сек­ре­та­ря по граж­дан­ским во­про­сам до ру­ко­во­ди­те­ля ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. Ряд быв­ших аме­ри­кан­ских чи­нов­ни­ков, опро­шен­ных The New York Times, хва­ли­ли Му­на как са­мо­го прак­тич­но­го и гиб­ко­го в пра­ви­тель­стве Но. Са­мо­му же Му­ну на гос­служ­бе не нра­ви­лось, при­зна­вал­ся он в ав­то­био­гра­фии: «Я все­гда чув­ство­вал се­бя неком­форт­но. Я чув­ство­вал, что эта ра­бо­та не под­хо­дит мне, как ес­ли бы я на­дел ве­щи не по ро­сту. Я все­гда ду­мал, что вер­нусь на свое ме­сто – к ра­бо­те юри­стом».

Так и про­изо­шло, ко­гда в 2008 г. окон­чил­ся срок пол­но­мо­чий Но. Од­на­ко ста­рый друг сно­ва по­бу­дил Му­на за­нять­ся по­ли­ти­кой, хо­тя уже не убеж­де­ни­ем, а по­ступ­ком. Про­тив быв­ше­го пре­зи­ден­та ве­лось рас­сле­до­ва­ние по об­ви­не­нию в кор­руп­ции. Не вы­дер­жав дав­ле­ния, в 2009 г. Но по­кон­чил с со­бой, прыг­нув с об­ры­ва. Мун за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей его по­хо­рон и ула­жи­вал неокон­чен­ные дела. Он воз­гла­вил Фонд Но Мухё­на, по­свя­щен­ный уве­ко­ве­че­нию па­мя­ти это­го де­я­те­ля. «Ес­ли бы я не встре­тил Но, воз­мож­но, моя жизнь бы­ла бы ком­форт­нее и лег­че, – пи­сал Мун в ав­то­био­гра­фии. – Но его страсть все­гда за­став­ля­ла ме­ня про­бу­дить­ся. И точ­но так же по­вли­я­ла его смерть. Она вер­ну­ла ме­ня на путь. Он ска­зал, это [на­ша] судь­ба. Те­перь он от нее сво­бо­ден, а я за­ни­ма­юсь тем, что он мне оста­вил».

«МЫ ДОЛЖ­НЫ ОБЪ­ЕДИ­НИТЬ­СЯ»

Мун пред­по­чел бы жить и пу­те­ше­ство­вать без огра­ни­че­ний, ко­то­рые на­кла­ды­ва­ет по­ли­ти­че­ская де­я­тель­ность, го­во­рил он в 2011 г. в ин­тер­вью ко­рей­ской га­зе­те JoongAng Ilbo, но не счел воз­мож­ным иг­но­ри­ро­вать «весь­ма на­пря­жен­ную си­ту­а­цию».

Вес­ной сле­ду­ю­ще­го го­да Мун стал де­пу­та­том пар­ла­мен­та, а в сен­тяб­ре – кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты от де­мо­кра­тов. Прав­да, про­иг­рал Пак Кы­н­хе с обид­ным раз­ры­вом в 2%. То­гда Мун за­нял­ся внут­ри­пар­тий­ной ка­рье­рой и в 2015–2016 гг. ра­бо­тал ли­де­ром де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии. Но ко­гда про­шлой осе­нью на­чал раз­го­рать­ся скандал вокруг Пак Кы­н­хе, Мун при­нял­ся мель­кать на де­мон­стра­ци­ях про­те­ста и лоб­би­ро­вать сре­ди де­пу­та­тов идею им­пич­мен­та, рас­ска­зы­ва­ет FT. В де­каб­ре во­тум недо­ве­рия на­брал необ­хо­ди­мое чис­ло го­ло­сов, а в мар­те это ре­ше­ние утвер­дил кон­сти­ту­ци­он­ный суд.

У Юж­ной Ко­реи мно­же­ство про­блем, вклю­чая са­мый боль­шой уро­вень нера­вен­ства до­хо­дов в Ази­ат­ско-Ти­хо­оке­ан­ском ре­ги­оне, рас­ту­щую без­ра­бо­ти­цу сре­ди мо­ло­де­жи и за­мед­ле­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, пи­шет жур­нал Time. Но глав­ной те­мой по­след­ней кам­па­нии стал во­прос, ка­кую по­ли­ти­ку про­во­дить в от­но­ше­нии КНДР. Се­вер­ная Ко­рея 15 ап­ре­ля (как раз в пред­две­рии вы­бо­ров у со­се­дей) по­ка­за­ла на па­ра­де но­вые бал­ли­сти­че­ские ра­ке­ты, а 29 ап­ре­ля ис­пы­та­ла од­ну из них. По­зи­ция Му­на ока­за­лась мяг­че, чем у по­ли­ти­че­ских со­пер­ни­ков. Его да­же пы­та­лись об­ви­нить в сим­па­ти­ях к КНДР и вбро­си­ли ло­зунг, что по­ста­вить га­лоч­ку в гра­фе «за Му­на» все рав­но что про­го­ло­со­вать за Ким Чен Ына.

«Мой отец бе­жал с Се­ве­ра, нена­ви­дя ком­му­низм. Я сам нена­ви­жу ком­му­ни­сти­че­скую се­ве­ро­ко­рей­скую си­сте­му. Это не зна­чит, что я дол­жен оста­вить на­род се­ве­ра стра­дать под игом дес­по­тич­но­го ре­жи­ма», – ци­ти­ру­ет Му­на Time. Его вы­вод: «В кон­це кон­цов мы долж­ны объ­еди­нить­ся».

Непо­нят­но, как он это­го хо­чет до­бить­ся, удив­ля­ет­ся Time. Нель­зя ска­зать, что меж­ду дву­мя стра­на­ми пло­хие от­но­ше­ния, ку­да вер­нее ска­зать, что меж­ду ни­ми во­об­ще нет от­но­ше­ний. По­след­ний сам­мит с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей обо­их го­су­дарств со­сто­ял­ся 10 лет на­зад. Му­ну это ка­жет­ся непри­ем­ле­мым: «Да­же ес­ли Ким – ир­ра­ци­о­наль­ный ли­дер, мы долж­ны при­нять ре­аль­ность: он управ­ля­ет Се­вер­ной Ко­ре­ей. Так что мы долж­ны с ним го­во­рить».

ВЕРА В ТРАМ­ПА

По­зи­ция Му­на на­по­ми­на­ет ми­ро­воз­зре­ние Но, при ко­то­ром в от­но­ше­ни­ях двух Ко­рей про­изо­шла раз­ряд­ка. Как гла­ва ад­ми­ни­стра­ции Но, Мун участ­во­вал в под­го­тов­ке ис­то­ри­че­ско­го меж­ко­рей­ско­го сам­ми­та 2007 г. и несколь­ких ра­ун­дов ше­сти­сто­рон­них пе­ре­го­во­ров по ядер­но­му ору­жию КНДР. Они про­хо­ди­ли с 2003 по 2009 г., в них участ­во­ва­ла и Россия. За эти го­ды КНДР бы­ла ока­за­на гу­ма­ни­тар­ная и эко­но­ми­че­ская по­мощь на $4,5 млрд, рас­ска­зы­ва­ет жур­нал Time. Скеп­ти­ки вор­ча­ли, что это по­мог­ло ре­жи­му вло­жить боль­ше средств в раз­ра­бот­ку ядер­но­го ору­жия. Но Мун на­по­ми­на­ет, что в 2005 г. КНДР со­гла­си­лась от­ка­зать­ся от ядер­ной про­грам­мы в об­мен на га­ран­тии без­опас­но­сти и да­же по­шла на улуч­ше­ние от­но­ше­ний с США. Ди­а­лог го­раз­до эф­фек­тив­нее по­сле­ду­ю­щей изо­ля­ции, счи­та­ет он. «Се­вер да­же уни­что­жил взры­вом баш­ню охла­жде­ния сво­е­го ядер­но­го ре­ак­то­ра, – вспо­ми­на­ет Мун со­бы­тия 2008 г. в ядер­ном ком­плек­се в Йон­бене. – По­доб­ный по­ша­го­вый под­ход до сих пор ра­бо­то­спо­со­бен».

Мун за­явил в на­ча­ле мая кор­ре­спон­ден­ту жур­на­ла Time, что они с Трам­пом до­стиг­ли со­гла­сия: по­ли­ти­ка «стра­те­ги­че­ско­го тер­пе­ния» ад­ми­ни­стра­ции Оба­мы про­ва­ли­лась. Фак­ти­че­ски она за­клю­ча­лась в ожи­да­нии, по­ка ре­жим в КНДР не рух­нет сам со­бой. «Я на­пом­нил [Трам­пу] его сло­ва, что он мо­жет по­об­щать­ся с Ким Чен Ыном за гам­бур­ге­ром», – про­дол­жил Мун. Он счи­та­ет Трам­па преж­де все­го праг­ма­ти­ком: «Я ве­рю, что он смо­жет по­де­лить­ся боль­шим ко­ли­че­ством идей, луч­ше об­щать­ся и без тру­да за­клю­чать со­гла­ше­ния».

И впрямь – 1 мая Трамп за­явил Bloomberg, что для него бу­дет че­стью встре­тить­ся с Ки­мом. За­од­но аме­ри­кан­ский пре­зи­дент пы­та­ет­ся на­да­вить на Китай, на ко­то­рый при­хо­дит­ся 90% внеш­ней тор­гов­ли КНДР, что­бы тот скло­нил се­ве­ро­ко­рей­ско­го ли­де­ра к уступ­кам. В фев­ра­ле это­го го­да Китай уже при­слу­шал­ся к пред­ло­же­ни­ям ООН и пре­кра­тил за­куп­ку уг­ля у КНДР, ли­шив стра­ну нема­лой до­ли ва­лют­ных до­хо­дов. Time на­по­ми­на­ет, что ше­сти­сто­рон­ние пе­ре­го­во­ры на­ча­лись во мно­гом бла­го­да­ря то­му, что Пе­кин при­оста­но­вил по­став­ки неф­ти КНДР.

ПО­СЛЕД­НЯЯ ВО­ЛЯ МАТЕРИ

Ес­ли меч­та Му­на осу­ще­ствит­ся и две Ко­реи объ­еди­нят­ся, это ста­нет ко­лос­саль­ным фи­нан­со­вым бре­ме­нем для Юга. Вот по­че­му необ­хо­ди­мый пер­вый шаг – на­ла­жи­вать эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство двух стран, пе­ре­ска­зы­вал Time про­грам­му Му­на. Но­вый пре­зи­дент хо­чет дать юж­но­ко­рей­ским фир­мам до­ступ к де­ше­вой ра­бо­чей си­ле се­ве­рян: «Эко­но­ми­че­ская ин­те­гра­ция не толь­ко пой­дет на поль­зу Се­ве­ру, но и даст но­вый ис­точ­ник ро­ста юж­но­ко­рей­ской эко­но­ми­ке».

Так, Мун под­дер­жи­ва­ет идею сно­ва от­крыть сов­мест­ный про­ект Се­вер­ной и Юж­ной Ко­реи – про­мыш­лен­ный парк Кэс­он на тер­ри­то­рии КНДР, пи­шет The Guardian. Про­ект за­ра­бо­тал в 2004 г., в 2013 г. на пол­го­да за­кры­вал­ся из-за обостре­ния от­но­ше­ний меж­ду дву­мя го­су­дар­ства­ми. А в фев­ра­ле 2016 г. по­сле ис­пы­та­ния КНДР ра­ке­ты даль­не­го ра­ди­у­са дей­ствия Юж­ная Ко­рея за­яви­ла о пре­кра­ще­нии ра­бо­ты пар­ка.

В кни­ге, из­дан­ной в этом го­ду, Мун пи­шет, что меч­та­ет вер­нуть­ся в род­ной для его ро­ди­те­лей се­ве­ро­ко­рей­ский го­род Чун­г­нам: «Я раз­мыш­лял над тем, что хо­тел бы за­вер­шить жизнь там, в Чун­г­на­ме, ока­зы­вая без­воз­мезд­но юри­ди­че­ские услу­ги. Ко­гда про­изой­дет мир­ное вос­со­еди­не­ние, пер­вое, что я сде­лаю, – возь­му и от­ве­зу в род­ной го­род мою 90-лет­нюю ма­му». «Ее млад­шая сест­ра до сих пор жи­вет на Се­ве­ре. По­след­няя во­ля мо­ей матери – сно­ва уви­деть­ся с ней», – ци­ти­ру­ет Му­на Time.

ПРОБЛЕ­МА THAAD

С КНДР свя­зан еще один жи­во­тре­пе­щу­щий во­прос пред­вы­бор­ной кам­па­нии – нуж­на ли Юж­ной Ко­рее на ее зем­ле аме­ри­кан­ская система ПРО – THAAD. Со­гла­ше­ние о ней бы­ло под­пи­са­но в июле 2016 г. Но Мун яс­но дал по­нять, что эту за­тею сле­ду­ет еще раз хо­ро­шень­ко об­ду­мать и об­го­во­рить с Ки­та­ем и США, пи­шет ин­тер­нет-из­да­ние Vox, а по­ка при­оста­но­вить ее ре­а­ли­за­цию. Все рав­но со­сре­до­то­чен­ная на гра­ни­це ар­тил­ле­рия КНДР до­ста­ет до Се­ула, в стране идут де­мон­стра­ции про­те­ста про­тив уси­ле­ния аме­ри­кан­ско­го во­ен­но­го при­сут­ствия, а Китай угро­жа­ет при­нять эко­но­ми­че­ские ме­ры в на­ка­за­ние за раз­ме­ще­ние чу­жой ПРО у сво­их гра­ниц. Так, Lotte Group со­гла­си­лась пе­ре­дать неболь­шой уча­сток зем­ли в Юж­ной Ко­рее под нуж­ды THAAD – и неожи­дан­но бо­лее двух де­сят­ков ее ма­га­зи­нов в Ки­тае бы­ли за­кры­ты ки­тай­ски­ми вла­стя­ми яко­бы за несо­блю­де­ние мер про­ти­во­по­жар­ной без­опас­но­сти.

Это пе­ре­кли­ка­ет­ся с вы­ска­зы­ва­ни­я­ми Но, в 2002 г. обе­щав­шим, что он ста­нет пер­вым пре­зи­ден­том Юж­ной Ко­реи, ко­то­рый не бу­дет ра­бо­леп­ство­вать пе­ред Аме­ри­кой, за­ме­ча­ет The New York Times. Сам Мун за­ме­тил, что на­стро­ен про­аме­ри­кан­ски, но его стра­на долж­на на­учить­ся об­суж­дать прось­бы США и го­во­рить «нет» аме­ри­кан­цам. Прав­да, 2 мая аме­ри­кан­ские во­ен­ные отра­пор­то­ва­ли, что раз­вер­ты­ва­ние си­сте­мы THAAD, за­пла­ни­ро­ван­ное из­на­чаль­но на ко­нец го­да, за­вер­ше­но до­сроч­но. От­каз от до­го­во­рен­но­стей на этом эта­пе су­лит Юж­ной Ко­рее мно­же­ство про­блем вплоть до то­го, что это бу­дет вы­гля­деть как про­гиб под дав­ле­ни­ем Ки­тая, предо­сте­ре­га­ет Vox.

КО­РЕЯ ПРЕЖ­ДЕ ВСЕ­ГО

На фоне скан­да­лов с мно­го­мил­ли­он­ны­ми взят­ка­ми Мун стре­мит­ся вы­гля­деть бес­среб­ре­ни­ком. Он за­явил, что не на­ме­рен ча­сто ис­поль­зо­вать пра­ви­тель­ствен­ную ре­зи­ден­цию «Го­лу­бой дом» и по­ищет офис в цен­тре Се­ула, а на од­ной из пло­ща­дей бу­дет про­во­дить мас­со­вые пуб­лич­ные дис­кус­сии, что­бы быть бли­же к на­ро­ду, пе­ре­да­ет «Эхо Моск­вы». Пре­зи­дент обе­ща­ет каж­дый день об­на­ро­до­вать свой гра­фик дел, что­бы из­би­ра­те­ли ви­де­ли, чем за­нят их из­бран­ник, до­бав­ля­ет Reuters.

Мун обе­щал уве­ли­чить рас­хо­ды бюд­же­та в этом го­ду на 10 трлн вон ($8,8 млрд) вдо­ба­вок к утвер­жден­ным 400,5 трлн и пу­стить эту при­бав­ку на со­зда­ние но­вых ра­бо­чих мест, про­дол­жа­ет Reuters. В год долж­но воз­ни­кать пол­мил­ли­о­на но­вых ва­кан­сий. За пять лет толь­ко в гос­сек­то­ре Мун на­ме­рен обес­пе­чить ра­бо­ту 810 000 но­вых со­труд­ни­ков. Ль­ви­ная до­ля из них долж­на прий­тись на здра­во­охра­не­ние, образование и по­ли­цию. Ми­ни­маль­ную зар­пла­ту Мун в 2020 г. со­би­ра­ет­ся уве­ли­чить до 10 000 вон ($8,8) в час с ны­неш­них 6470 вон ($5,7). А вот ко­ли­че­ство ра­бо­чих ча­сов со­кра­тить в сред­нем до 1800 в год с 2113 в 2015 г. Ба­зо­вую часть пен­сии он сде­ла­ет в 300 000 вон ($265) вме­сто мак­си­маль­ных сей­час 206 050 вон, а суб­си­дии ма­те­рям в пер­вые шесть ме­ся­цев де­крет­но­го от­пус­ка с 1 млн вон под­ни­мет до 2 млн ($1757). За­то на­ло­ги на бо­га­тых он гро­зит уве­ли­чить, за­ме­ча­ет The New York Times.

Еще один важ­ный во­прос для стра­ны – че­бо­ли (фи­нан­со­во-про­мыш­лен­ные груп­пы из юри­ди­че­ски неза­ви­си­мых ком­па­ний под еди­ным управ­ле­ни­ем, при­над­ле­жа­щих од­ной). Мун обе­ща­ет ре­фор­ми­ро­вать их так, что­бы они не ду­ши­ли бо­лее мел­ких кон­ку­рен­тов и не вре­ди­ли эко­но­ми­ке. Впро­чем, он да­ле­ко не пер­вый пре­зи­дент, обе­щав­ший во вре­мя гон­ки спра­вить­ся с че­бо­ля­ми и при­выч­кой их ру­ко­вод­ства про­дви­гать про­ек­ты сво­их от­прыс­ков за счет вы­год­ных сде­лок с кор­по­ра­ци­ей и льгот­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, пи­шет The New York Times. На­сколь­ко ра­ди­каль­ны мо­гут быть его ре­фор­мы, непо­нят­но. Мун со­би­ра­ет­ся дать ми­но­ри­та­ри­ям боль­ше пол­но­мо­чий

по из­бра­нию чле­нов советов ди­рек­то­ров, что­бы осла­бить кон­троль се­мей. Reuters пи­шет, что Мун обе­щал не под­пи­сы­вать пре­зи­дент­ско­го по­ми­ло­ва­ния осуж­ден­ным ру­ко­во­ди­те­лям че­бо­лей и за­пре­тить им дик­то­вать аф­фи­ли­ро­ван­ным с ни­ми фи­нан­со­вым ин­сти­ту­там, ко­му вы­да­вать льгот­ные кре­ди­ты. FT по­до­зре­ва­ет, что на­лог на кор­по­ра­ции под­ни­мет­ся с 22 до 25%.

В пред­вы­бор­ных за­яв­ле­ни­ях Мун обе­щал уси­лить ди­пло­ма­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские свя­зи с со­се­дя­ми – США, Ки­та­ем, Япо­ни­ей и Рос­си­ей. Но в кни­ге де­ла­ет за­яв­ле­ние, пе­ре­кли­ка­ю­ще­е­ся с вы­ска­зы­ва­ни­я­ми Трам­па: «Преж­де все­го – на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы».-

«Да­же ес­ли Ким – ир­ра­ци­о­наль­ный ли­дер, мы долж­ны при­нять ре­аль­ность: он управ­ля­ет Се­вер­ной Ко­ре­ей. Так что мы долж­ны с ним го­во­рить»

LEE JIN-MAN / AP

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.