Цирк рус­ско­го кос­мо­са

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Мос­ков­ский фе­сти­валь «Че­реш­не­вый лес» от­крыл­ся мю­зик­лом «Цирк» в по­ста­нов­ке Мак­си­ма Ди­ден­ко в Те­ат­ре на­ций

Спек­такль рас­счи­тан и на тех, кто вы­рос на филь­ме Гри­го­рия Алек­сан­дро­ва, и на тех, кто впер­вые услы­шал о нем в те­ат­ре. Его жанр ре­жис­сер опре­де­лил как ре­тро-фу­ту­ризм. Он со­хра­нил ос­нов­ные сю­жет­ные из­ги­бы ки­но­кар­ти­ны 1936 г. Аме­ри­кан­ская цир­ко­вая ди­ва Ма­ри­он Дик­сон (ки­нош­ная Мэ­ри) при­ез­жа­ет в Моск­ву с шоу «По­лет на Лу­ну» и на­хо­дит здесь но­вую лю­бовь, пре­одо­ле­вая шан­таж сво­е­го бос­са фон Кней­ши­ца (Сер­гей Епи­шев), ко­то­рый гро­зит вы­дать тай­ну ее лич­ной жиз­ни – чер­но­ко­же­го ре­бен­ка.

Но ста­рый ки­но­сю­жет Ди­ден­ко на­рас­тил но­вым, изящ­но рас­по­ло­жив ис­то­рию в уни­вер­саль­ном вре­ме­ни: она мо­жет про­ис­хо­дить и в 1930-х, и в 1950-х, и в на­ши дни, и, как обе­ща­ет дик­тор­ский го­лос, в да­ле­ком бу­ду­щем. Ин­геб­ор­га Дап­ку­най­те ста­но­вит­ся не толь­ко Ма­ри­он Дик­сон, но и Лю­бо­вью Ор­ло­вой в ее звезд­ной ро­ли. Ди­рек­тор цир­ка (Вла­ди­мир Ере­мин) об­ре­та­ет внеш­ность и кар­та­вость во­ждя ре­во­лю­ции, а дей­ствие ве­дут еще не уле­тев­шие в кос­мос со­ба­ки Бел­ка и Стрел­ка (Да­ни­ил и Па­вел Рас­со­ма­хи­ны). Цирк пре­вра­ща­ет­ся в Центр ис­сле­до­ва­ния рус­ско­го кос­мо­са, ко­то­рый про­ти­во­сто­ит Со­еди­нен­ным Шта­там в борь­бе за пер­вен­ство в его осво­е­нии. Ху­дож­ник Ма­рия Тре­гу­бо­ва при­ду­мы­ва­ет этот мир, без­упреч­ный в сво­ей си­не­ве. Он объ­еди­нен дву­мя кру­га­ми. Один опро­ки­нут в сто­ро­ну зри­тель­но­го за­ла, яв­ля­ет­ся и цир­ко­вой аре­ной, и Зем­лей, и дет­ской све­тя­щей­ся иг­руш­кой. Дру­гой, ви­ся­щий над пер­вым, – экран, на ко­то­рый про­еци­ру­ют­ся до­ку­мен­таль­ные кад­ры ста­рой и фу­ту­ри­сти­че­ской Моск­вы и ра­бо­та­ю­щая ки­но­ка­ме­ра, пре­вра­щая спек­такль в немое ки­но с му­зы­кой.

Ком­по­зи­тор Иван Куш­нир, не пер­вый раз со­труд­ни­ча­ю­щий с Ди­ден­ко, ис­поль­зу­ет не толь­ко пе­сен­ку «Я из пуш­ки в небо уй­ду» (ее от­важ­но на­пе­ва­ет Дап­ку­най­те, ко­то­рая еще и тан­цу­ет, вы­пол­ня­ет цир­ко­вые трю­ки и ле­та­ет на лон­же, как на­сто­я­щая уни­вер­саль­ная бро­д­вей­ская ди­ва). Куш­нир экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет и с пес­ней «Ши­ро­ка стра­на моя род­ная», ро­див­шей­ся ко­гда-то в филь­ме «Цирк». Не из­ме­няя ни сло­ва, он транс­фор­ми­ру­ет ее му­зы­каль­но, поз­во­ляя лишь от­да­лен­но улав­ли­вать зна­ко­мый мо­тив. В спек­так­ле она об­ре­та­ет фан­тас­ма­го­ри­че­ский ха­рак­тер, как и в ки­но, пре­вра­ща­ясь в его эм­бле­му. Эту же идею раз­ви­ва­ет и сар­ка­сти­че­ская, гро­теск­ная пла­сти­ка, при­ду­ман­ная Вла­ди­ми­ром Вар­на­вой.

Ди­ден­ко в «Цир­ке» поз­во­ля­ет крем­лев­ско­му меч­та­те­лю опе­ре­дить аме­ри­кан­цев на Луне. Ту­да уле­та­ют Ма­ри­он с лю­би­мым Пет­ро­ви­чем и стре­ми­тель­но вы­рос­ший негри­те­нок Джим­ми. Но со­про­вож­да­ет их не на­ив­ная и свет­лая ме­ло­дия Ду­на­ев­ско­го, а из­ло­ман­ный и нерв­ный мо­тив Куш­ни­ра.-

/ МИ­ХА­ИЛ ДЖАПАРИДЗЕ / ТАСС

Ин­геб­ор­га Дап­ку­най­те (сле­ва) сыг­ра­ла Лю­бовь Ор­ло­ву

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.