«Вся ис­то­рия с кри­зи­сом – во­да на на­шу мель­ни­цу»

На­ум Ба­ба­ев рас­ска­зы­ва­ет, как груп­па «Да­ма­те» в кризис рас­ши­ря­ет про­из­вод­ство ин­дей­ки, оце­ни­ва­ет пер­спек­ти­вы экс­пор­та и объ­яс­ня­ет, что аг­ра­ри­ям тре­бу­ет­ся от го­су­дар­ства

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на Скрын­ник ВЕДОМОСТИ АН­ДРЕЙ ГОР­ДЕ­ЕВ / ВЕДОМОСТИ

Биз­не­сме­ну На­у­му Ба­ба­е­ву по­тре­бо­ва­лось 10 лет, что­бы прой­ти путь от топ-ме­не­дже­ра круп­но­го аг­ро­хол­дин­га до вла­дель­ца са­мо­го боль­шо­го в стране про­из­во­ди­те­ля ин­дей­ки. Дво­ю­род­ный брат ос­но­ва­те­ля груп­пы «Чер­ки­зо­во» впер­вые по­пал на на­сто­я­щее про­из­вод­ство еще сту­ден­том, в на­ча­ле 90-х: в то вре­мя груп­па толь­ко при­об­ре­ла мя­со­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий ком­би­нат в Пен­зе, и он от­пра­вил­ся ту­да на прак­ти­ку. То­гда Ба­ба­ев еще не по­до­зре­вал, что по­езд­ка ста­нет судь­бо­нос­ной. Имен­но там он по­зна­ко­мил­ся с бу­ду­щим парт­не­ром Ра­ши­дом Хай­ро­вым (см. врез), на­чал свой пер­вый круп­ный проект: по­стро­ил с ну­ля круп­но­го про­из­во­ди­те­ля мо­ло­ка – Рус­скую мо­лоч­ную ком­па­нию («Ру­смол­ко»), кон­троль­ный па­кет ко­то­рой пять лет на­зад при­об­ре­ла за $75 млн син­га­пур­ская Olam International. Здесь же, в Пен­зен­ской об­ла­сти, еще до кри­зи­са 2008 г. ком­па­ния «Ев­ро­сер­вис» за­ду­ма­ла по­стро­ить круп­ное пред­при­я­тие по вы­пус­ку ин­дю­ша­ти­ны, од­на­ко из-за фи­нан­со­вых про­блем не смог­ла осу­ще­ствить за­ду­ман­ное. Это се­го­дня Ба­ба­ев при­зна­ет: «Ес­ли бы все можно бы­ло по­вер­нуть вспять, то ин­дю­ши­ный проект мы бы стро­и­ли са­ми и с ну­ля – вы­шло бы де­шев­ле». А то­гда он по­сле дол­гих пе­ре­го­во­ров с кре­ди­то­ром про­ек­та, Рос­сель­хоз­бан­ком (РСХБ), ку­пил долг «Ев­ро­сер­ви­са» – несколь­ко недо­стро­ен­ных фун­да­мен­тов и аре­сто­ван­ные на та­можне ко­роб­ки, в ко­то­рых ока­за­лись из­ра­иль­ские сэнд­вич-па­не­ли, бо­лее тон­кие, чем по­ло­же­но по кли­ма­ти­че­ским усло­ви­ям в Рос­сии, ин­ку­ба­тор, дав­но сня­тый с про­из­вод­ства, и проч. «В луч­шем слу­чае мы из это­го ис­поль­зо­ва­ли по­ло­ви­ну», – про­дол­жа­ет биз­нес­мен. При этом Ба­ба­ев ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­ет­ся на­зы­вать проект аван­тюр­ным: «Это был осо­знан­ный шаг – мы не со­мне­ва­лись в рын­ке».

Позд­нее Ба­ба­ев ку­пил в Пен­зе мо­ло­ко­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий ком­би­нат, а за­тем на­чал в Тю­мен­ской об­ла­сти вто­рой по­сле «Ру­смол­ко» мо­лоч­ный проект. Се­го­дня эти биз­не­сы вме­сте с про­из­вод­ством ин­дей­ки объ­еди­не­ны в груп­пу «Да­ма­те», ко­то­рой на па­ри­тет­ных на­ча­лах вла­де­ют Ба­ба­ев и Хай­ров. По ито­гам 2016 г. вы­руч­ка груп­пы по­чти до­стиг­ла 12,5 млрд руб., при­быль до вы­че­та про­цен­тов, на­ло­гов и амор­ти­за­ции (EBITDA) – 1,3 млрд руб. (см. гра­фик). Кро­ме то­го, по­след­ние два квар­та­ла ком­па­ния вы­шла в плюс. О бу­ду­щем груп­пы и от­рас­ли, о гос­под­держ­ке и санк­ци­ях Ба­ба­ев размышляет в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям».

– Как ГК «Да­ма­те» пе­ре­жи­ва­ет столь непро­стые вре­ме­на?

– Все непло­хо: мы рас­тем как по вы­руч­ке, так и по EBITDA. Кро­ме то­го, в IV квар­та­ле 2016 г. мы по­лу­чи­ли первую чи­стую при­быль и I квар­тал это­го го­да то­же за­кры­ли с при­бы­лью. Мы вы­шли на про­ект­ную мощ­ность в 60 000 т ин­дей­ки в год, за­пу­ще­ны и все со­пут­ству­ю­щие про­из­вод­ства: ин­ку­ба­тор, ком­би­кор­мо­вый за­вод, эле­ва­тор, за­вод по ути­ли­за­ции от­хо­дов. Тех­но­ло­ги­че­ский цикл за­мкнут.

– Вы в про­шлом го­ду за­яви­ли о рас­ши­ре­нии про­из­вод­ства.

– Мы под­пи­са­ли со­гла­ше­ние с РСХБ и вый­дем на 105 000 т к 2019 г. Банк одоб­рил кре­дит на 12 млрд руб., часть из них уже вы­бра­на. Наш ком­плекс – один из луч­ших в стране по ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, по по­ни­ма­нию рын­ка, но и мы де­ла­ем ошиб­ки. То, что мы стро­им сей­час, сде­ла­ет нас луч­ши­ми по всем па­ра­мет­рам, воз­мож­но, не толь­ко в Рос­сии. При этом мы про­дол­жим охла­ждать мя­со ис­клю­чи­тель­но воз­ду­хом. Охла­жде­ние во­дой тре­бу­ет до­бав­лять в нее раз­лич­ные пре­па­ра­ты, ко­то­рые не да­ют мя­су со­зреть, и про­дукт ста­но­вит­ся ду­бо­вым.

– Как рас­ши­ре­ние про­ек­та поз­во­лит со­кра­тить сро­ки до­став­ки го­то­вой про­дук­ции до ко­неч­но­го по­тре­би­те­ля?

– Мы до­стра­и­ва­ем пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий за­вод, где смо­жем еже­ми­нут­но вы­пус­кать 36 раз­ных ви­дов про­дук­тов при стан­дарт­ном за­ка­зе не боль­ше 14–15 по­зи­ций. Та­ким об­ра­зом, мы смо­жем гру­зить [для] двух кли­ен­тов од­но­вре­мен­но. Че­рез во­семь ча­сов наш про­дукт в са­мом све­жем ви­де бу­дет до­став­лен по­тре­би­те­лю. Та­ко­го за­во­да еще нет в стране.

– Сколь­ко тре­бу­ет­ся вре­ме­ни для по­став­ки про­дук­та на пол­ку ма­га­зи­на с мо­мен­та раз­дел­ки ту­ши?

– У нас это за­ни­ма­ет до 1,5 су­ток, т. е. се­го­дня утром за­би­ли – зав­тра ве­че­ром то­вар в ма­га­зине. Про­дук­ция кон­ку­рен­тов, рас­по­ло­жен­ных даль­ше от Моск­вы, мо­жет по­став­лять­ся и на тре­тий день по­сле убоя. По­верь­те, за ско­ро­стью ло­ги­сти­ки бу­ду­щее мя­со­пе­ре­ра­бот­ки в бли­жай­шие 10 лет. В но­яб­ре сде­ла­ем те­сто­вый за­пуск за­во­да, с ян­ва­ря нач­нем ра­бо­тать в пол­ную си­лу.

ДОСТУПНЫЙ БЕ­ЛОК – Вам не ка­жет­ся, что ры­нок ин­дей­ки бли­зок к на­сы­ще­нию? Вряд ли россияне в обо­зри­мом бу­ду­щем ста­нут по­треб­лять боль­ше ны­неш­них 1,5 кг в год на че­ло­ве­ка (230 000 т за 2016 г.).

– Взрыв­но­го ро­ста про­из­вод­ства боль­ше не бу­дет, но рос­сий­ский ры­нок все рав­но про­дол­жит раз­ви­вать­ся, а в бу­ду­щем воз­мо­жен ры­вок с точ­ки зре­ния экс­пор­та. Кро­ме то­го, вся ис­то­рия с кри­зи­сом – во­да на на­шу мель­ни­цу.

– Ка­ким об­ра­зом?

– Ин­дей­ка – вто­рой по до­ступ­но­сти бе­лок: она до­ро­же ку­ри­цы, но де­шев­ле, чем сви­ни­на, в несколь­ко раз де­шев­ле го­вя­ди­ны и ба­ра­ни­ны.

– Рос­сия год на­зад вы­шла на пол­ное са­мо­обес­пе­че­ние по ку­ря­тине, по су­ти, слу­чи­лось пе­ре­про­из­вод­ство при сла­бо раз­ви­ва­ю­щем­ся экс­пор­те. Дру­гим ви­дам бел­ка все труд­нее кон­ку­ри­ро­вать с ку­ря­ти­ной – у лю­дей де­нег не при­бав­ля­ет­ся.

– По­тре­би­тель от ку­ри­цы устал – она од­но­об­раз­ная, спе­ци­фи­че­ско­го ка­че­ства. Мы на пол­ке на­хо­дим­ся ров­но меж­ду ку­ри­цей и сви­ни­ной, и это нас пол­но­стью устра­и­ва­ет. Ес­ли у ко­го-то и есть про­бле­мы, то ско­рее у про­из­во­ди­те­лей сви­ни­ны, го­вя­ди­ны и ба­ра­ни­ны.

– В по­след­ние ме­ся­цы рубль силь­но укре­пил­ся, мно­гие пти­це­во­ды жа­лу­ют­ся, что экс­порт невы­го­ден.

– Аб­со­лют­но так. Мы то­же от­гру­зи­ли несколь­ко пар­тий. По­ка день­ги до­шли, рубль укре­пил­ся – мы несем убыт­ки, по­сколь­ку по фак­ту про­да­жа в ми­нус. Ин­стру­мент хеджи­ро­ва­ния в стране не ра­бо­та­ет, хо­тя по­тен­ци­ал по экс­пор­ту огром­ный, осо­бен­но по­сле скан­да­ла с Бра­зи­ли­ей (Ев­ро­па от­ту­да огра­ни­чи­ла по­став­ки мя­са из-за про­блем с ве­те­ри­нар­ной сер­ти­фи­ка­ци­ей. – «Ведомости»).

– Но са­мый боль­шой ры­нок – ки­тай­ский – по-преж­не­му за­крыт и вряд ли от­кро­ет­ся зав­тра.

– Это де­ло бли­жай­ше­го бу­ду­ще­го.

– Бли­жай­ше­го – это ка­ко­го?

– Год. А есть и другие рын­ки: стра­ны Ближ­не­го Во­сто­ка, Азии, Аф­ри­ки.

МО­ЛО­КО БЕЗ ГОС­ПОД­ДЕРЖ­КИ – В ка­кой ста­дии го­тов­но­сти мо­лоч­ные ком­плек­сы в Тю­ме­ни и Баш­ки­рии, ко­то­рые стро­ит «Да­ма­те»?

– Недав­но про­да­ли первую тон­ну мо­ло­ка с тю­мен­ской фер­мы. Сей­час там до­ит­ся 320 ко­ров, каж­дый ме­сяц бу­дем до­бав­лять по 150 го­лов. К июлю ста­нем про­из­во­дить уже 20 т мо­ло­ка в сут­ки при про­ект­ной мощ­но­сти 47 000 т в год.

– Из-за кри­зи­са и за­дер­жек с суб­си­ди­я­ми проект силь­но по­до­ро­жал?

– Не силь­но, на 2–3%. Боль­ше он по­до­ро­жал из-за де­валь­ва­ции.

– Суб­си­дии по нему по­лу­чи­ли?

– Я очень ждал это­го во­про­са. Мы на­ча­ли стро­и­тель­ство мо­лоч­но­го ком­плек­са в Тю­ме­ни два го­да на­зад, уже за­пу­сти­ли его, да­ли пер­вое мо­ло­ко – и не по­лу­чи­ли из фе­де­раль­но­го бюд­же­та ни руб­ля.

– Все еще на­де­е­тесь?

– Шан­сы есть, часть средств уже по­лу­чи­ли, но толь­ко в мае: то ошиб­ка в при­ка­зе пра­ви­тель­ства, то не го­то­ва нор­ма­тив­ная до­ку­мен­та­ция, то нуж­ны из­ме­не­ния, но они не го­то­вы. День­ги же нуж­ны к на­ча­лу по­сев­ной, что­бы опла­тить удоб­ре­ния, се­ме­на, го­рю­чее. Весь агро­биз­нес по­стро­ен на том, что нуж­но все сде­лать пра­виль­но и во­вре­мя.

У чи­нов­ни­ков нет прак­ти­че­ско­го по­ни­ма­ния про­цес­сов. Суб­си­дии в мае – это уже позд­но.

– Что с баш­кир­ски­ми фер­ма­ми?

– Изна­чаль­но мы дей­стви­тель­но ду­ма­ли раз­ви­вать два про­ек­та, при усло­вии что го­су­дар­ство нас под­дер­жит. Нам го­во­ри­ли: «Все да­дим, толь­ко при­хо­ди­те». Те­перь мы сна­ча­ла хо­тим уви­деть обе­щан­ные суб­си­дии, хо­тя по­нят­но, что сум­мы со­кра­ти­лись в пу­ти. По­это­му сна­ча­ла за­кон­чим один, а по­том вер­нем­ся к об­суж­де­нию про­ек­та в Баш­ки­рии. Увы.

– Из-за пе­ре­бо­ев с вы­пла­той суб­си­дий не воз­ни­ка­ет ли же­ла­ния все бро­сить?

– Про­бле­мы ста­ли ост­рее, пра­ви­ла иг­ры непо­нят­нее с каж­дым го­дом. Мы каж­дый год ждем по­ста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства о рас­пре­де­ле­нии суб­си­дий, и каж­дый раз в нем что-то но­вое и не очень ра­бо­чее. Ко­неч­но, все это сни­жа­ет ин­ве­сти­ци­он­ную ак­тив­ность в це­лом в сель­ском хо­зяй­стве. Го­су­дар­ству нуж­но опре­де­лить­ся, под­дер­жи­ва­ют ли они даль­ше аг­ро­сек­тор или нет. По­ка все вы­гля­дит так, что боль­ше го­су­дар­ство сю­да не ин­ве­сти­ру­ет. Для се­бя мы в рас­че­тах учи­ты­ва­ем толь­ко суб­си­дии по кре­ди­там, про­шед­шим ко­мис­сию [Мин­сель­хоза], т. е. те, ко­то­рые мы по­лу­чим, пусть и с опоз­да­ни­ем в 6–9 ме­ся­цев. В осталь­ном рас­счи­ты­ва­ем толь­ко на се­бя и счи­та­ем кре­ди­ты по пол­ной про­цент­ной став­ке.

– Ес­ли суб­си­дии от­ме­ня­ют­ся, как силь­но уве­ли­чи­ва­ют­ся сро­ки оку­па­е­мо­сти про­ек­та?

– Ес­ли рас­смат­ри­вать стро­и­тель­ство с ну­ля, то ни в мяс­ном, ни тем бо­лее в мо­лоч­ном жи­вот­но­вод­стве проект неоку­па­ем в прин­ци­пе. Ес­ли часть его уже ре­а­ли­зо­ва­на, то он про­сто ста­но­вит­ся до­ро­гим и оку­па­ет­ся не за во­семь, а за 12 лет.

ПЕРЕДОВАЯ ОТ­РАСЛЬ – Вы пе­ре­чис­ли­ли мно­го про­блем, но ведь у нас ми­нистр от зем­ли – он дол­жен хо­ро­шо раз­би­рать­ся в аг­ро­биз­не­се.

– У ми­ни­стра есть на­чаль­ни­ки, есть под­чи­нен­ные в ми­ни­стер­стве, есть ре­ги­о­ны. В про­шлом го­ду утвер­ди­ли новый ме­ха­низм рас­пре­де­ле­ния суб­си­дий. Он, мо­жет, и хо­ро­ший, ес­ли бы ра­бо­тал. Ведь в чем про­бле­ма? Да­вай­те бу­дем чест­ны­ми: в про­шлом го­ду сна­ча­ла со­кра­ти­ли рас­хо­ды на сель­ское хо­зяй­ство, т. е. со­зда­ли де­фи­цит де­неж­ных средств. В Мин­сель­хозе на­ча­лась па­ни­ка – на всех не хва­та­ет. По­том ге­ро­и­че­ски­ми уси­ли­я­ми до­ба­ви­ли де­нег. Аб­со­лют­но бух­гал­тер­ский подход: ре­жем всех на 10%, не­важ­но, рас­тешь ты или нет. А фи­нан­со­вый подход – ре­зать там, где неэф­фек­тив­но, и до­бав­лять еще боль­ше ту­да, где есть ре­зуль­тат, что­бы в сле­ду­ю­щем го­ду в бюд­же­те де­нег бы­ло боль­ше.

– Ес­ли неот­ку­да до­бав­лять?

– Мы го­во­рим о 0,3% от бюд­же­та, да­же не ВВП, я не ду­маю, что при же­ла­нии не най­ти. Де­кла­ра­ции из се­рии «аг­ра­рии уже бо­га­тые – им хва­тит» – это са­мо­об­ман, по­то­му что го­су­дар­ство по­мо­га­ет не аг­ра­ри­ям, а бан­кам. Цен­траль­ный банк за­драл клю­че­вую став­ку, от­сю­да до­ро­гие кре­ди­ты, со­от­вет­ствен­но, львиная до­ля гос­под­держ­ки ухо­дит на суб­си­ди­ро­ва­ние про­цент­ной став­ки. То­гда как имен­но сель­ское хо­зяй­ство – од­на из ос­но­во­по­ла­га­ю­щих от­рас­лей. Ска­жу боль­ше: в бли­жай­шее вре­мя мы ста­нем са­мой пе­ре­до­вой, ин­но­ва­ци­он­ной от­рас­лью.

– По­че­му?

– Мой парт­нер про­сто по­ме­шан на си­сте­мах управ­ле­ния. В го­лов­ном офи­се в Пен­зе мы со­зда­ли специальный си­ту­а­ци­он­ный центр, там в огром­ном по­ме­ще­нии рас­по­ло­же­ны 38 мо­ни­то­ров, по­лу­ча­ю­щих раз­лич­ные дан­ные с ка­мер, дат­чи­ков, си­стем на­ви­га­ции на пред­при­я­ти­ях и сель­хоз­транс­пор­те. В сле­ду­ю­щие три го­да мы боль­шую часть про­цес­сов и кон­троль за про­из­вод­ством смо­жем от­дать в управ­ле­ние ис­кус­ствен­но­му ин­тел­лек­ту. У нас в шта­те 12 про­грам­ми­стов. Мы учим ма­ши­ны рас­по­зна­вать от­кло­не­ния и ви­деть рез­кие скач­ки в по­треб­ле­нии во­ды или кор­ма, по­ни­мать изоб­ра­же­ние с ка­мер – та­ко­го нет ни­где в ми­ре. Это бу­дет су­масшед­ший ры­вок в ка­че­стве управ­ле­ния биз­не­сом.

– По­след­ние го­ды Рос­сия ак­тив­но пы­та­ет­ся вый­ти на меж­ду­на­род­ные рын­ки в том чис­ле как экс­пор­тер мя­са. Го­су­дар­ство по­мо­га­ет про­из­во­ди­те­лям в за­во­е­ва­нии внеш­них рын­ков или это лишь раз­го­во­ры?

– Две са­мые важ­ные ве­щи: как можно быст­рее на­ла­дить в стране ра­бо­ту ин­стру­мен­та хеджи­ро­ва­ния и уси­лить ра­бо­ту Рос­сель­хоз­над­зо­ра по от­кры­тию но­вых стран [для экс­пор­та ту­да рос­сий­ской про­дук­ции]. Не на­до ни­че­го лоб­би­ро­вать. В ми­ре ко­лос­саль­ный спрос на все ви­ды мя­са, этим на­до поль­зо­вать­ся и не ме­шать. Мы са­ми най­дем до­ро­гу.

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС – Вы оста­е­тесь ми­но­ри­та­ри­ем и пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров в дру­гом круп­ном про­из­во­ди­те­ле мо­ло­ка, «Ру­смол­ко», где ваш парт­нер – син­га­пур­ская Olam International. Она то­же не по­лу­ча­ет гос­под­держ­ку?

– Да. Имен­но по­это­му они до сих пор не мо­гут при­нять ре­ше­ния о но­вых ин­ве­сти­ци­ях – из-за от­сут­ствия по­ни­ма­ния си­ту­а­ции с суб­си­ди­я­ми. Вся эта ис­то­рия силь­но раз­дра­жа­ет мо­их парт­не­ров. Ко­гда они вхо­ди­ли в «Ру­смол­ко», пла­ни­ро­ва­ли ин­ве­сти­ро­вать в рос­сий­ское мо­лоч­ное жи­вот­но­вод­ство по­ряд­ка $800 млн. Кро­ме то­го, год на­зад ак­ци­о­не­ром гло­баль­ной Olam ста­ла япон­ская Mitsubishi, ко­то­рая то­же за­ин­те­ре­со­ва­на в раз­ви­тии биз­не­са в Рос­сии.

– Сколь­ко го­су­дар­ство за­дол­жа­ло «Ру­смол­ко»?

– Как та­ко­во­го дол­га по суб­си­ди­ям нет, но про­ек­ты «Ру­смол­ко» не про­шли ко­мис­сию Мин­сель­хоза по от­бо­ру ин­вест­про­ек­тов.

– Ви­ди­мо, есть бо­лее важ­ные пред­при­я­тия из Крас­но­дар­ско­го края.

– Это во­прос не ко мне, я не знаю, что бо­лее важ­но. Гу­бер­на­тор Пен­зен­ской об­ла­сти Иван Бе­ло­зер­цев вме­сте с пред­ста­ви­те­лем «Ру­смол­ко» ез­дил к ми­ни­стру [сель­ско­го хо­зяй­ства Алек­сан­дру Тка­че­ву], и тот по­обе­щал взять си­ту­а­цию под лич­ный кон­троль, что­бы ле­том на сле­ду­ю­щей ко­мис­сии проект ком­па­нии обя­за­тель­но был одоб­рен. Про­бле­ма в дру­гом: я мо­гу ми­ни­стра ха­ять сколь­ко угод­но, но, по­чест­но­му, у них де­нег нет.

– Но это же за­да­ча ми­ни­стра в том чис­ле рас­став­лять при­о­ри­те­ты и ко­го под­дер­жи­вать, а ко­го нет – стра­на треть по­треб­ля­е­мо­го мо­ло­ка им­пор­ти­ру­ет.

– Все пра­виль­но, но, я вас уве­ряю, не все ре­ша­ет ми­нистр.

– Olam не рас­смат­ри­ва­ет ва­ри­ант уй­ти из Рос­сии?

– Нет, но Olam бу­дет очень вни­ма­тель­но сле­дить за си­ту­а­ци­ей. Ес­ли мы не пе­ре­ста­нем вот этой ерун­дой за­ни­мать­ся, то раз­ви­вать­ся они точ­но не бу­дут, а ес­ли не бу­дут, то, на­вер­ное, мо­гут и про­дать бизнес.

– У вас есть оп­ци­он на 25% «Ру­смол­ко». Ко­гда вы мо­же­те его ре­а­ли­зо­вать?

– В 2019 г. я дол­жен вый­ти из биз­не­са.

– Из-за неопре­де­лен­но­сти с под­держ­кой от­рас­ли и пла­на­ми Olam сдел­ка не со­рвет­ся?

– Нет. У нас все про­пи­са­но изна­чаль­но. Во­прос в дру­гом. Olam хо­чет раз­ви­вать­ся, и у них все для это­го есть: ко­ман­да, день­ги, же­ла­ние. Един­ствен­ное, что им нуж­но от го­су­дар­ства, – чет­кие про­зрач­ные усло­вия. Olam – ком­па­ния, ко­то­рой на­до чет­ко на­пи­сать на бу­маж­ке: «Сде­ла­ли столь­ко – по­лу­чи­ли столь­ко или ни­че­го не по­лу­чи­ли», и они бу­дут вы­пол­нять все в срок, пла­тить зар­пла­ты лю­дям и на­ло­ги го­су­дар­ству. Ко­гда же вы на од­ном уровне обе­ща­е­те, а по­том на дру­гом го­во­рят: «Из­ви­ни­те, но де­нег нет», у них слу­ча­ет­ся когнитивный диссонанс. Мы про­сто долж­ны по­ни­мать: или го­су­дар­ство по­мо­га­ет, как это де­ла­ет­ся во всем ми­ре, или сель­хоз­про­из­во­ди­те­ли под­ни­ма­ют це­ны на про­дук­ты, что­бы ра­бо­тать с ком­форт­ной мар­жей, то­гда ин­ве­сто­ры вновь при­бе­гут.

«ДАЙТЕ ВОЗ­МОЖ­НОСТЬ РА­БО­ТАТЬ ЗАКОНАМ» – В от­ли­чие от ин­дей­ки мо­лоч­ная про­дук­ция «Да­ма­те», про­из­во­ди­мая на «Мол­ко­ме», не пред­став­ле­на на пол­ках фе­де­раль­ных се­тей за пре­де­ла­ми Пен­зен­ской об­ла­сти. По­че­му?

– Увы, про­дукт, ко­то­рый де­ла­ем мы, не ну­жен ни се­тям, ни по­тре­би­те­лю. Нам слож­но объ­яс­нить по­тре­би­те­лю, что наш про­дукт на 10 руб. до­ро­же, по­сколь­ку он чест­ный. У нас есть прин­цип: мы не де­ла­ем ни­че­го, что не едим са­ми. И мы не бу­дем иг­рать с ка­че­ством, не бу­дем до­бав­лять паль­мо­вое мас­ло, не бу­дем иг­рать с це­ной ра­ди то­го, что­бы по­пасть на мос­ков­ский ры­нок. При этом мы уже несколь­ко лет про­из­во­дим мо­лоч­ную про­дук­цию для се­тей «Вку­свилл» и «Из­бен­ка», их до­ля в на­ших про­да­жах – око­ло 10%. Со вре­ме­нем мы бу­дем ши­ре пред­став­ле­ны в сто­ли­це, но это про­изой­дет не быст­ро, по­этап­но.

– Неко­то­рое вре­мя на­зад за­ра­бо­та­ли по­прав­ки в за­кон о тор­гов­ле, ко­то­рые от­ме­ни­ли ре­тро-бо­ну­сы се­тей. Вы столк­ну­лись с со­про­тив­ле­ни­ем со сто­ро­ны ри­тей­ла?

– Нет, со­про­тив­ле­ния не бы­ло. Глав­ная про­бле­ма – нам при­шлось про­де­лы­вать огром­ную бу­маж­ную ра­бо­ту под новый год, за­но­во под­пи­сы­вать тон­ну бу­маг и со­гла­ше­ний. По­это­му на­ша глав­ная за­да­ча – не до­пус­кать частой сме­ны за­ко­нов.

– То есть вас как про­из­во­ди­те­ля за­кон о тор­гов­ле в ны­неш­нем ви­де устра­и­ва­ет?

– Нас лю­бой за­кон устра­и­ва­ет. Дайте уже воз­мож­ность ра­бо­тать этим законам, дайте год или два по­смот­реть, как это ра­бо­та­ет. Что нас ка­те­го­ри­че­ски не устра­и­ва­ет, так это по­сто­ян­ные из­ме­не­ния: ини­ци­а­ти­вы за­пре­тить ра­бо­тать се­тям сна­ча­ла но­чью, по­том днем, по­том в обед. Невоз­мож­но же каж­дый год все по­сто­ян­но ме­нять.

НЕОБХОДИМАЯ ПАУЗА – По ито­гам 2016 г. «Да­ма­те» ста­ла круп­ней­шим в стране про­из­во­ди­те­лем ин­дей­ки. Ка­кие за­да­чи на этот год?

– Мы не ста­ви­ли се­бе за­да­чи стать пер­вы­ми, на­ша за­да­ча – стать луч­ши­ми, и это по­лу­ча­ет­ся. За­да­ча на этот год – от­ла­дить про­из­вод­ствен­ные про­цес­сы и за­кре­пить ре­зуль­та­ты, за­вер­шить проект по уве­ли­че­нию мощ­но­стей до 100 000 т, а по­том вид­но бу­дет. Мо­жет, пой­дем на 150 [000 т] или бу­дем рас­ши­рять­ся в ре­ги­о­нах, посмот­рим на экс­порт. Ес­ли ре­а­ли­зу­ем все за­ду­ман­ное в первую оче­редь с точ­ки зре­ния внут­рен­них бизнес-про­цес­сов, обя­за­тель­но бу­дем пер­вы­ми, и не толь­ко в Рос­сии. Нас не оста­но­вить.

– А по мо­ло­ку?

– В ав­гу­сте мы пол­но­стью за­вер­шим стро­и­тель­ные ра­бо­ты, а к се­ре­дине сле­ду­ю­ще­го го­да вый­дем на пол­ную мощ­ность по про­из­вод­ству, и по­ка боль­ше ни­че­го. Я хо­чу, что­бы все уста­ка­ни­лось, хо­чу по­смот­реть, как ра­бо­та­ет вы­стро­ен­ная си­сте­ма, а по­сле бу­дем при­ни­мать ре­ше­ния. Мы рез­ко вы­рос­ли, по­это­му нуж­но оста­но­вить­ся, что­бы этот рост осо­знать.

– Как дол­го про­длит­ся пауза?

– При­мер­но до 2019 г. Вы не за­бы­вай­те, бизнес дол­жен ге­не­ри­ро­вать хо­ро­ший де­неж­ный по­ток – мы долж­ны рас­пла­чи­вать­ся по кре­ди­там. В 2016 г. на­ча­ли га­сить те­ло – 990 млн руб., в этом го­ду еще око­ло мил­ли­ар­да вы­пла­тим.

– Ино­стран­ные ин­ве­сто­ры не пред­ла­га­ли при­об­ре­сти до­лю в ка­ком-то из про­ек­тов «Да­ма­те» или во всей ком­па­нии?

– Ин­ве­сто­ры при­хо­дят, мы об­ща­ем­ся, но про­бле­ма в том, что день­ги нам по­ка не нуж­ны. Бу­дут но­вые гло­баль­ные про­ек­ты – бу­дем сно­ва об­щать­ся с ин­ве­сто­ра­ми.

– Я за­дам во­прос по-дру­го­му: лю­бой бизнес про­да­ет­ся и по­ку­па­ет­ся. Сколь­ко вам на­до пред­ло­жить, что­бы вы про­да­ли бизнес?

– Мы рас­тем, раз­ви­ва­ем­ся и по­ка не до­стиг­ли пи­ка, ко­гда можно про­да­вать­ся. Я со­гла­сен, что все про­да­ет­ся, но мне, как и Ра­ши­ду, так­же важ­но оста­вать­ся в про­цес­се. По­это­му, ес­ли у нас воз­ник­нет ка­кая-то идея, ко­то­рая нас за­во­ро­жит, и мы пой­мем, что для ее во­пло­ще­ния в жизнь вре­ме­ни не хва­та­ет, мы этот бизнес про­да­дим. По­ка но­вой гло­баль­ной ин­те­рес­ной идеи нет.

НЕ КРАСИТЬ ВСЕХ ОД­НОЙ КРАС­КОЙ – Вы аб­со­лют­ный бе­не­фи­ци­ар санк­ций – ры­нок за­крыт для за­пад­ных про­дук­тов, це­ны вы­рос­ли, лю­ди со сви­ни­ны пе­ре­клю­чи­лись на пти­цу. Вы под­дер­жи­ва­е­те за­прет?

– Санк­ции – все­гда пло­хо, не­важ­но, ка­кие они. Да­вай­те бу­дем от­кро­вен­ны: на то, что про­изо­шло на рос­сий­ском рын­ке, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни по­вли­я­ла де­валь­ва­ция руб­ля, и она слу­чи­лась не из-за санк­ций, а из-за па­де­ния вдвое цен на нефть. По­это­му на­до при­нять сей факт как дан­ность – де­валь­ва­ция ино­гда очень по­лез­на, осо­бен­но ко­гда в стране есть неза­гру­жен­ные про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти и воз­мож­но­сти про­да­вать. На­ша экономика все­гда ожи­ва­ет по­сле та­ких рез­ких по­тря­се­ний. Это бу­дет про­дол­жать­ся до тех пор, по­ка она не ста­нет ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ной и с силь­ным внут­рен­ним спро­сом.

– Вы хо­ро­шо от­зы­ва­е­тесь о ны­неш­нем ми­ни­стре сель­ско­го хо­зяй­ства. По фак­ту же ми­ни­стер­ство воз­глав­ля­ет че­ло­век, чья се­мья за этот пе­ри­од пре­вра­ти­ла бизнес из ре­ги­о­наль­ной ком­па­нии в од­но­го из ли­де­ров на фе­де­раль­ном уровне. Кро­ме то­го, бизнес жа­лу­ет­ся, что ком­па­ния се­мьи Тка­че­ва по­лу­ча­ет боль­ше суб­си­дий.

– Это во­прос к ком­пе­тент­ным ор­га­нам. Ме­ня боль­ше бес­по­ко­ит не на­ли­чие биз­не­са у Тка­че­ва, а от­сут­ствие биз­не­са у дру­гих чи­нов­ни­ков. У мно­гих из них ноль прак­ти­че­ско­го опы­та. Пом­ню, как мне в преды­ду­щем ми­ни­стер­стве один то­ва­рищ за­явил, что «ге­ном­ный ана­лиз мо­жет быть неточ­ным». Дру­гой при­мер: встре­чал­ся с со­труд­ни­ка­ми ЦБ и для од­но­го из них ока­за­лось но­во­стью, что в ком­мер­че­ских бан­ках дис­конт по за­ло­гу мо­жет до­сти­гать 50%. Пред­став­ля­е­те, нас­коль­ко чи­нов­ни­ки ото­рва­ны от жиз­ни? В на­шем пра­ви­тель­стве не хва­та­ет лю­дей­прак­ти­ков.

– Вы в аг­ро­биз­не­се 20 лет – сна­ча­ла ра­бо­та­ли на­ем­ным ме­не­дже­ром, те­перь биз­нес­мен. Не счи­та­е­те ли, что в дру­гом сек­то­ре бы­ло бы мень­ше про­блем?

– Слож­но су­дить. Я с 16 лет так или ина­че был свя­зан с аг­рар­ным про­из­вод­ством, по­это­му я да­же за­ду­мать­ся не успел, вре­ме­ни не бы­ло, моз­гов не хва­та­ло. Кро­ме то­го, в сель­ском хо­зяй­стве на­ста­ло вре­мя для при­ме­не­ния ин­но­ва­ци­он­ных ре­ше­ний и вы­со­ких тех­но­ло­гий, что мне очень нра­вит­ся. Те­перь я бы точ­но ни­че­го не стал ме­нять.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.