Пер­вый раз – без по­ли­ти­ки

Про­тест моск­ви­чей про­тив сно­са хру­ще­вок по­ка но­сит непо­ли­ти­че­ский ха­рак­тер, но си­ту­а­ция мо­жет из­ме­нить­ся, пре­ду­пре­жда­ют экс­пер­ты

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Еле­на Му­ха­мет­ши­на ВЕДОМОСТИ

По­чти по­ло­ви­на моск­ви­чей (47%), при­шед­ших на ак­цию про­тив ре­но­ва­ции 14 мая, впер­вые в жиз­ни участ­во­ва­ли в ми­тин­ге, сле­ду­ет из опро­са, про­ве­ден­но­го ла­бо­ра­то­ри­ей по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний НИУ ВШЭ в хо­де ак­ции на пр-те Са­ха­ро­ва. Осталь­ные со­об­щи­ли, что бы­ли на про­тестных ак­ци­ях зи­мы 2011–2012 гг. (48%), на мар­ше па­мя­ти Бо­ри­са Нем­цо­ва (39%) и ак­ции про­тив кор­руп­ции 26 мар­та (38%). 29% при­шед­ших на ми­тинг – ра­бот­ни­ки ком­мер­че­ской сфе­ры, 21% – пен­си­о­не­ры, 17% – гос­слу­жа­щие и бюд­жет­ни­ки.

В пя­ти­этаж­ках жи­вут 65% участ­ни­ков ак­ции, но в предварительный спи­сок го­ло­со­ва­ния по­па­ли до­ма лишь 39% опро­шен­ных. По субъ­ек­тив­ной оцен­ке 56% ре­спон­ден­тов, их со­се­ди не хо­тят вклю­че­ния их до­ма в про­грам­му сно­са. 50% го­во­рят, что про­чи­та­ли весь за­ко­но­про­ект о ре­но­ва­ции, 26% зна­ко­мы с от­дель­ны­ми его ча­стя­ми. 79% участ­ни­ков ак­ции счи­та­ют се­бя ко­рен­ны­ми моск­ви­ча­ми, по­чти по­ло­ви­на про­жи­ва­ет в сво­их квар­ти­рах свы­ше 20 лет.

Неко­то­рые вспо­ми­на­ли, что по­след­ний раз вы­хо­ди­ли на улич­ные ак­ции еще в 1991 г. – в за­щи­ту Бе­ло­го до­ма, го­во­рит ру­ко­во­ди­тель ла­бо­ра­то­рии Ва­ле­рия Ка­са­ма­ра: «Еще од­но ощу­ще­ние – очень дру­же­люб­ная ат­мо­сфе­ра: лю­ди бы­ли от­кры­ты, им, по су­ти, бы­ло все рав­но, что го­во­рят со сце­ны, – они хо­те­ли по­ка­зать, что они есть. Они бы­ли ра­ды то­му, что вы­шли в офлайн и по­зна­ко­ми­лись друг с дру­гом. Мно­гие вспо­ми­на­ли ми­тинг на Са­ха­ро­ва в 2011 г., ко­гда бы­ла та­кая же теп­лая ат­мо­сфе­ра». Одним из глав­ных те­зи­сов бы­ла за­щи­та Кон­сти­ту­ции, где за­креп­ле­но пра­во на соб­ствен­ность: лю­ди со­всем недав­но ощу­ти­ли се­бя соб­ствен­ни­ка­ми и для них это очень цен­но, под­чер­ки­ва­ет Ка­са­ма­ра. Ми­тинг так­же на­по­ми­нал ак­цию 26 мар­та, «ко­гда лю­ди вы­шли про­тив кор­руп­ции и им, по су­ти, бы­ло все рав­но, кто ак­цию организовал». Но ка­кие-то по­ли­ти­че­ские вы­во­ды де­лать ра­но, по­сколь­ку по­ло­ви­на лю­дей вы­шла на ми­тинг впер­вые, го­во­рит она.

Ис­сле­до­ва­ние по ми­тин­гу 14 мая про­вел и центр «Плат­фор­ма». По его дан­ным, боль­шин­ство при­шло, что­бы вы­ска­зать­ся про­тив за­ко­на, но бы­ли и кри­ти­че­ски на­стро­ен­ные лю­ди, ко­то­рые хо­дят на все про­те­сты, и «на­блю­да­те­ли». Про­тестные на­стро­е­ния силь­нее все­го вы­ра­же­ны в воз­раст­ной груп­пе 35–50 лет, до­бить­ся от­ме­ны за­ко­на лю­ди хо­тят че­рез диа­лог с вла­стя­ми, а сре­ди при­чин несо­гла­сия с про­грам­мой – кор­руп­ци­он­ная со­став­ля­ю­щая, при­нуж­де­ние свер­ху, бо­язнь ока­зать­ся за МКАД. Боль­шин­ство участ­ни­ков ак­ции недо­воль­ны за­кры­тым сти­лем управ­ле­ния, но со­хра­ня­ют на­деж­ду на об­рат­ную связь. По­ка про­тест не вы­ли­ва­ет­ся в ра­ди­каль­ные фор­мы, но мо­жет ра­ди­ка­ли­зо­вать­ся, ес­ли на­деж­ды на диа­лог бу­дут об­ма­ну­ты, ре­зю­ми­ру­ют ав­то­ры ис­сле­до­ва­ния.

При­сут­ствие на ак­ции 14 мая тех, кто обыч­но не хо­дит на ми­тин­ги, сви­де­тель­ству­ет «о при­ра­ще­нии по­тен­ци­а­ла про­те­ста, в том чис­ле ак­ти­ви­за­ции тех же гос­слу­жа­щих», счи­та­ет по­ли­то­лог Ми­ха­ил Ви­но­гра­дов: «Ес­ли по­ход на ми­тинг На­валь­но­го они счи­та­ют опас­ным, то здесь тема бо­лее при­ем­ле­мая, и они ощу­ща­ют, что власть не де­мон­стри­ру­ет при­выч­ной упер­то­сти». Не­уди­ви­тель­но и боль­шое чис­ло тех, кто чи­тал за­ко­но­про­ект, – на встре­чах жи­те­лей с гла­ва­ми управ та­ких то­же бы­ло мно­го, от­ме­ча­ет экс­перт: «Сюр­при­зом ста­ло на­ли­чие пра­во­вых иде­а­ли­стов, ко­то­рые до сих пор не име­ли по­во­да уви­деть за­зор меж­ду за­ко­ном и ре­аль­но­стью. Обо­зна­чи­лась ка­те­го­рия лю­дей, ко­то­рые не по­ни­ма­ют при­выч­ных от­ве­тов: «вы все вы­шли за день­ги», «мы вас всех пе­ре­са­жа­ем» ит.п. То есть эти лю­ди не зна­ко­мы с вне­пра­во­вы­ми фор­ма­ми ма­ни­пу­ля­ций, и вла­сти при­дет­ся на­хо­дить с ни­ми об­щий язык».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.