Па­о­ло Джен­ти­ло­ни

«Ди­а­ло­га с Моск­вой недо­ста­точ­но, что­бы вер­нуть до­ве­рие»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­тон Оси­пов ВЕДОМОСТИ

Всре­ду, 17 мая, Вла­ди­мир Пу­тин встре­ча­ет­ся в Со­чи с пред­се­да­те­лем со­ве­та ми­ни­стров Ита­лии Па­о­ло Джен­ти­ло­ни. Это не пер­вый ви­зит в Рос­сию ита­льян­ско­го по­ли­ти­ка, ко­то­рый преж­де ра­бо­тал ми­ни­стром ино­стран­ных дел. Но пер­вый в ро­ли пре­мьер-ми­ни­стра. В Рос­сию он при­ез­жа­ет из Ки­тая, а с До­наль­дом Трам­пом по­ви­дал­ся еще в про­шлом ме­ся­це.

Джен­ти­ло­ни стал пре­мье­ром в де­каб­ре про­шло­го го­да, ко­гда его пред­ше­ствен­ни­ку Мат­тео Рен­ци при­шлось уй­ти по­сле про­ва­ла за­те­ян­ной им кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­мы (см. врез). Джен­ти­ло­ни шу­тя срав­ни­ва­ли с Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым. Мол, один дол­жен был со­хра­нить крес­ло для Пу­ти­на, а дру­гой – для Рен­ци, ко­то­ро­му пре­дан всей ду­шой. СМИ и по­ли­ти­ки да­же со­рев­ну­ют­ся, кто ин­те­рес­нее обыг­ра­ет со­юз Рен­ци и Джен­ти­ло­ни, ко­то­ро­го на­зы­ва­ют «ава­та­ром Рен­ци», «рен­ци­стом боль­шим, чем сам Рен­ци», «ма­ри­о­нет­кой Рен­ци».

Рен­ци – бур­ный, несдер­жан­ный, ха­риз­ма­тич­ный ли­дер. Джен­ти­ло­ни не вы­гля­дит ему кон­ку­рен­том. Он опро­вер­га­ет все сте­рео­ти­пы об ита­льян­цах, пи­шет ВВС. Спо­кой­ный, ор­га­ни­зо­ван­ный и со­всем не эф­фект­ный. Во­пло­ще­ние дво­рец­ко­го из филь­ма «На ис­хо­де дня» в ис­пол­не­нии Эн­то­ни Хоп­кин­са, чье са­мое боль­шое же­ла­ние – что­бы ни­кто не за­ме­чал его при­сут­ствия. Речь Джен­ти­ло­ни пе­ред пар­ла­мен­том при вступ­ле­нии в долж­ность пре­мье­ра за­пом­ни­лась од­ним – сво­ей невы­ра­зи­тель­но­стью, под­шу­чи­ва­ет The Economist. Он слиш­ком за­крыт, да­же ску­чен, про­дол­жа­ет Politico. В 2013 г. Джен­ти­ло­ни ре­шил участ­во­вать в вы­бо­рах мэ­ра Ри­ма. Из-за сво­ей за­нуд­но­сти он, не­смот­ря на под­держ­ку Рен­ци, по­лу­чил на прай­ме­риз толь­ко тре­тье ме­сто из трех с 15% про­тив 55% у ли­де­ра, под­во­дит итог The Irish Times, неда­ром его на­зы­ва­ют еще Си­ньо­ром Осто­рож­ность и Хо­лод­ным Па­о­ло.

«Па­о­ло – очень за­мкну­тый че­ло­век, – по­де­лил­ся с ВВС Сте­фа­но Ме­ни­чи­ни, жур­на­лист, зна­ко­мый с Джен­ти­ло­ни три де­сят­ка лет. – О нем ни­ко­гда не бы­ло ни­ка­ких слу­хов. Ни­ка­ких. Его вы не уви­ди­те в мод­ных ме­стах от­ды­ха – он уез­жа­ет в ав­стрий­ские го­ры». Там же, кста­ти, лю­бят от­ды­хать и два дру­гих не очень от­кры­тых по­ли­ти­ка – Те­ре­за Мэй и Ан­ге­ла Мер­кель, до­бав­ля­ет ВВС.

У Джен­ти­ло­ни сла­ва тру­до­го­ли­ка, при­вык­ше­го чи­тать от кор­ки до кор­ки свод­ки, ко­то­рые го­то­вят ему под­чи­нен­ные. Его дру­зья рас­ска­зы­ва­ли AFP, что он иг­ра­ет в тен­нис и лю­бит опе­ру, но ему неко­гда раз­вле­кать­ся. В сво­бод­ное вре­мя они с же­ной пред­по­чи­та­ют об­су­дить газеты и кни­ги под хо­ро­шее ви­но. Де­тей у них нет.

ПО­КА ДЕРЖИТСЯ

Ка­би­не­ту Джен­ти­ло­ни пред­ре­ка­ли стать од­ним из са­мых недол­го жи­ву­щих в бур­ной по­ли­ти­че­ской ис­то­рии Ита­лии – за 72 по­сле­во­ен­ных го­да это уже 64-е пра­ви­тель­ство, пи­шет жур­нал Time. Наи­бо­лее ве­ро­ят­ны­ми вы­гля­де­ли два сце­на­рия. Пер­вый уже не осу­ще­ствил­ся: ожи­дал­ся ро­спуск ка­би­не­та или пар­ла­мен­та, по­сле то­го как Кон­сти­ту­ци­он­ный суд Ита­лии в кон­це ян­ва­ря рас­смот­рит из­ме­не­ния в за­кон о вы­бо­рах. Вто­рой – ро­спуск в июне, сра­зу по­сле сам­ми­та «се­мер­ки» на Си­ци­лии, на про­ве­де­ние ко­то­ро­го не долж­ны по­вли­ять внут­ри­и­та­льян­ские по­ли­ти­че­ские ба­та­лии.

В поль­зу этой вер­сии иг­ра­ют дей­ствия Рен­ци. По­сле неудач­но­го ре­фе­рен­ду­ма он по­дал в от­став­ку с по­ста не толь­ко пре­мье­ра, но и ли­де­ра де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, у ко­то­рой 283 из 630 мест в ниж­ней и 99 из 315 в верх­ней па­ла­те. Но в кон­це ап­ре­ля Рен­ци вер­нул ли­дер­ство в пар­тии, на­брав на прай­ме­риз 70% го­ло­сов. Седь­мо­го мая на­ци­о­наль­ная ас­сам­блея пар­тии утвер­ди­ла его на преж­ний пост.

Прав­да, зна­ко­мые Джен­ти­ло­ни пре­ду­пре­жда­ют, что, хо­тя он «че­стен и ло­я­лен, это не зна­чит, что он бу­дет ма­ри­о­нет­кой [Рен­ци]» (ев­ро­де­пу­тат Алес­сия Мос­ка в раз­го­во­ре с жур­на­лом Politico), и что он ло­я­лен не столь­ко кон­крет­но­му че­ло­ве­ку, сколь­ко ин­те­ре­сам стра­ны (друг Джен­ти­ло­ни экс-ми­нистр эко­ло­гии Эр­ме­те Ре­а­лак­ки на стра­ни­цах La Repubblica).

Ес­ли не слу­чит­ся неожи­дан­но­стей, Джен­ти­ло­ни дол­жен со­хра­нить пост как ми­ни­мум до сле­ду­ю­щих вы­бо­ров в пар­ла­мент в мае 2018 г. При усло­вии, что не под­ве­дет здо­ро­вье. Де­ся­то­го ян­ва­ря это­го го­да ему ста­ло пло­хо по­сле встре­чи с пре­зи­ден­том Фран­ции Фран­с­уа Ол­лан­дом. На сле­ду­ю­щий день в Ри­ме его гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли и вста­ви­ли стент в ко­ро­нар­ный со­суд.

АРИСТОКРАТ-БУНТАРЬ

По­сле «со­бе­се­до­ва­ния о при­е­ме на ра­бо­ту» вос­крес­ным утром у пре­зи­ден­та Сер­джо Мат­та­рел­лы Джен­ти­ло­ни вполне мог быть до­ма уже че­рез пять ми­нут. Как от­прыск ари­сто­кра­ти­че­ско­го се­мей­ства Джен­ти­ло­ни Силь­ве­ри, он вла­де­ет двор­цом по­бли­зо­сти от пре­зи­дент­ско­го Кви­ри­наль­ско­го, пи­шет The Irish Times.

Джен­ти­ло­ни ро­дил­ся 22 но­яб­ря 1954 г., окон­чил од­ну из са­мых пре­стиж­ных школ стра­ны, ли­цей им. Торк­ва­то Тас­со в Ри­ме, и Рим­ский уни­вер­си­тет Ла Са­пи­ен­ца с ди­пло­мом в об­ла­сти по­ли­то­ло­гии. Его путь в по­ли­ти­ку на­чал­ся с увле­че­ния мод­ны­ми в 1970-х ле­вац­ки­ми мо­ло­деж­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми, од­на из ко­то­рых, по его сло­вам, бы­ла да­же «ма­о­ист­ской», пи­шет AFP. «Из маль­чи­ка, иг­ра­ю­ще­го в во­лей­бол, я стал муж­чи­ной, ко­то­рый ку­рил все», – рас­ска­зы­вал Джен­ти­ло­ни Reuters. Что­бы не вы­де­лять­ся, он от­ка­зал­ся от двой­ной фа­ми­лии, утвер­жда­ет агент­ство. Убе­гал из до­ма, что­бы участ­во­вать в ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ных про­те­стах. Но все рав­но и в те вре­ме­на его ха­рак­те­ри­зо­ва­ли как «уме­рен­но­го», со­об­ща­ет Politico.

Джен­ти­ло­ни увлек­ся жур­на­лист­ской де­я­тель­но­стью и пи­сал для ря­да из­да­ний – по­чти все­гда о по­ли­ти­ке, со­об­ща­ет AFP. Порт­фо­лио пуб­ли­ка­ций и зна­ком­ства сре­ди ле­вой мо­ло­де­жи по­мог­ли ему в 1984 г. стать ре­дак­то­ром газеты La Nuova Ecologia – офи­ци­аль­но­го из­да­ния ита­льян­ско­го эко­ло­ги­че­ско­го дви­же­ния Legambiente, пи­шет ита­льян­ское агент­ство но­во­стей ANSA. Эта ра­бо­та по­да­ри­ла но­вое, судь­бо­нос­ное зна­ком­ство – с мо­ло­дым ли­де­ром пар­тии Federazione dei Verdi Фран­че­ско Ру­тел­ли. Они со­шлись в том чис­ле из-за схо­же­сти био­гра­фии: оба не из про­стых се­мей, оба в 1970-х участ­во­ва­ли в по­ли­ти­че­ских про­те­стах. Так что ко­гда Ру­тел­ли в 1993 г. ввя­зал­ся в гон­ку за крес­ло мэ­ра Ри­ма, в пресс-сек­ре­та­ри он по­звал Джен­ти­ло­ни. А вы­иг­рав вы­бо­ры, на­зна­чил его еще и асес­со­ром (му­ни­ци­паль­ным ми­ни­стром) по ту­риз­му и под­го­тов­ке празд­но­ва­ния ты­ся­че­ле­тия го­ро­да, ко­то­рое про­шло в 2000 г.

БИТВА С БЕРЛУСКОНИ

Ру­тел­ли управ­лял Ри­мом до 2001 г., ко­гда он и Джен­ти­ло­ни ста­ли де­пу­та­та­ми пар­ла­мен­та. Оба во­шли в пред­вы­бор­ную ко­а­ли­цию La Margherita – «Мар­га­рит­ка». В 2002 г., вдох­нов­лен­ный ее успе­хом на вы­бо­рах, Ру­тел­ли со­здал пар­тию «Мар­га­рит­ка», а Джен­ти­ло­ни стал од­ним из ее ос­но­ва­те­лей и пять лет ис­пол­нял обя­зан­но­сти пресс-сек­ре­та­ря.

В 2007 г. «Мар­га­рит­ка» и ряд дру­гих пар­тий из ко­а­ли­ции «Олив­ко­вое де­ре­во» сли­лись в еди­ную де­мо­кра­ти­че­скую пар­тию. Джен­ти­ло­ни был од­ним из 45 чле­нов ее учре­ди­тель­но­го ко­ми­те­та, пи­шет ANSA.

К то­му вре­ме­ни он был уже го­счи­нов­ни­ком. В мае 2016 г. его на­зна­чи­ли ми­ни­стром свя­зи в пра­ви­тель­стве Ро­ма­но Про­ди. Од­ним из ар­гу­мен­тов по­слу­жи­ло то, что пол­го­да до это­го он воз­глав­лял пар­ла­мент­скую ко­мис­сию по те­ле­ра­дио­ве­ща­нию.

Глав­ной его це­лью на по­сту ми­ни­стра ком­му­ни­ка­ций ста­ло раз­ру­шить ме­диа­до­ми­ни­ро­ва­ние мил­ли­ар­де­ра и ли­де­ра пар­тии Forza Силь­вио Берлускони, рас­ска­зы­ва­ет The Irish Times. Его он на­зы­вал «од­ной из глав­ных про­блем ита­льян­ской но­вост­ной сфе­ры», жа­лу­ясь на ано­маль­ную си­ту­а­цию: на­хо­дясь у вла­сти, Берлускони кон­тро­ли­ро­вал 80% ка­бель­но­го те­ле­ви­де­ния. По­это­му один из ка­бель­ных ка­на­лов Берлускони, Rete 4, ми­ни­стер­ство свя­зи пы­та­лось еще до при­хо­да Джен­ти­ло­ни пе­ре­ве­сти в раз­ряд спут­ни­ко­вых. Но не пре­успе­ло.

Джен­ти­ло­ни по­пы­тал­ся зай­ти с дру­гой сто­ро­ны. На рын­ке те­ле­ре­кла­мы до­ми­ни­ро­вал сел­лер Mediaset, при­над­ле­жа­щий Берлускони. Он кон­тро­ли­ро­вал 66% рын­ка – Джен­ти­ло­ни пред­ла­гал сни­зить эту до­лю за­ко­но­да­тель­но до 45%, пи­шет The New York Times. Од­на­ко ни од­ной ини­ци­а­ти­вы ему так и не уда­лось про­ве­сти в жизнь. В 2008 г. Джен­ти­ло­ни сно­ва вы­иг­рал вы­бо­ры в сво­ем окру­ге, но по­бе­ду в мас­шта­бе стра­ны одер­жа­ла пар­тия «Впе­ред, Ита­лия», а Берлускони в чет­вер­тый раз воз­гла­вил со­вет ми­ни­стров.

НА МИ­РО­ВОЙ АРЕНЕ

В 2013 г. Джен­ти­ло­ни под­дер­жал на вы­бо­рах ли­де­ра де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии кан­ди­да­ту­ру мэ­ра Фло­рен­ции Мат­тео Рен­ци. У них бы­ло мно­го об­ще­го – близ­кие к вли­я­тель­но­му по­ли­ти­ку Фран­че­ско Ру­тел­ли и вы­со­ко­по­став­лен­ные функ­ци­о­не­ры в пар­тии «Мар­га­рит­ка». Га­зе­та La Stampa пи­са­ла, что во внут­ри­пар­тий­ных ба­та­ли­ях Джен­ти­ло­ни очень по­мо­гал Рен­ци зна­ни­я­ми и опы­том.

В 2014 г. Рен­ци на пра­вах ли­де­ра дем­пар­тии вы­дви­нул пред­ло­же­ние про­го­ло­со­вать за от­став­ку пра­ви­тель­ства, по­лу­чил под­держ­ку, и Эн­ри­ко Лет­та (то­же де­мо­крат) под­чи­нил­ся пар­тий­ной дис­ци­плине. Но­вым пре­мье­ром 22 фев­ра­ля стал сам Рен­ци. А в ок­тяб­ре он неожи­дан­но на­зна­чил Джен­ти­ло­ни ми­ни­стром ино­стран­ных дел, за­ста­вив мно­гих уди­вить­ся, пи­шет AFP. Джен­ти­ло­ни был по­чти неиз­ве­стен ши­ро­кой пуб­ли­ке и не имел опы­та в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке. Бо­лее то­го, крес­ло ми­ни­стра осво­бо­ди­лось из-за на­зна­че­ния Фе­де­ри­ки Мо­ге­ри­ни вер­хов­ным пред­ста­ви­те­лем Ев­ро­со­ю­за по ино­стран­ным де­лам и по­ли­ти­ке без­опас­но­сти. Счи­та­лось, что ра­ди со­хра­не­ния ген­дер­но­го ба­лан­са в пра­ви­тель­стве МИД воз­гла­вит жен­щи­на, со­об­ща­ло ANSA.

Воз­ник­ла вер­сия, что это на­гра­да Джен­ти­ло­ни за ло­яль­ность. Но он ока­зал­ся хо­ро­шим ми­ни­стром, от­ме­ча­ет AFP. При нем Ита­лия ста­ла иг­рать ак­тив­ную роль на ми­ро­вой арене. Как ми­нистр ино­стран­ных дел Джен­ти­ло­ни уста­но­вил тес­ные ра­бо­чие от­но­ше­ния с гос­сек­ре­та­рем США Джо­ном Кер­ри. Пра­ви­тель­ство Рен­ци по­мог­ло то­му по­лу­чить раз­ре­ше­ние на ис­поль­зо­ва­ние ита­льян­ских авиа­баз для на­не­се­ния уда­ров по ИГ (за­пре­ще­но в Рос­сии). Вы­со­ко­по­став­лен­ный чи­нов­ник госде­па хва­лил Джен­ти­ло­ни в раз­го­во­ре с The Guardian: энер-

гич­ный, це­ле­устрем­лен­ный, ини­ци­а­тив­ный и весь­ма по­мог в Ли­вии.

В про­шлом го­ду Джен­ти­ло­ни уда­лось ре­шить про­бле­му, ко­то­рая ока­за­лась не по зу­бам Ге­нассам­блее ООН, – кто зай­мет по­след­нее остав­ше­е­ся на 2017–2018 гг. ме­сто в Со­ве­те Без­опас­но­сти. Ни­дер­лан­ды и Ита­лия на­би­ра­ли оди­на­ко­вое ко­ли­че­ство го­ло­сов. То­гда Джен­ти­ло­ни встре­тил­ся с гол­ланд­ским кол­ле­гой Бер­том Кун­дер­сом и до­стиг ком­про­мис­са – по пол­сро­ка каж­дой стране. В кон­це это­го го­да Ита­лия долж­на бу­дет объ­явить о вы­хо­де из со­ста­ва Сов­беза, на про­ме­жу­точ­ных вы­бо­рах за­пад­но­ев­ро­пей­ские стра­ны вы­дви­нут един­ствен­но­го кан­ди­да­та – Ни­дер­лан­ды.

Но осо­бен­но ак­ти­вен Джен­ти­ло­ни и то­гда, и сей­час в ли­вий­ском во­про­се. Ми­гран­ты из Ли­вии – на­сто­я­щая го­лов­ная боль для Ита­лии, вы­ход из по­ло­же­ния Джен­ти­ло­ни ви­дит в нор­ма­ли­за­ции си­ту­а­ции в Ли­вии. Его по­зи­ция схо­жа с по­ли­ти­кой Моск­вы – по­сред­ни­че­ство до по­след­не­го, срав­ни­ва­ет ита­льян­ская га­зе­та Il Foglio. Так, в ян­ва­ре это­го го­да Ита­лия от­кры­ла по­соль­ство в Ли­вии. В ап­ре­ле ли­де­ры двух кон­ку­ри­ру­ю­щих пар­ла­мен­тов, Аб­дулрах­ман Свер­хи из Выс­ше­го го­су­дар­ствен­но­го со­ве­та Три­по­ли и Аги­ла Са­лех из Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей Тоб­ру­ка, встре­ти­лись для пе­ре­го­во­ров в Ри­ме.

Прав­да, не все идет глад­ко. В ап­ре­ле Джен­ти­ло­ни ез­дил в Ва­шинг­тон, что­бы убе­дить Трам­па по­мочь со­брать во­еди­но Ли­вию. Увы, аме­ри­кан­ский пре­зи­дент на сов­мест­ной пресс-кон­фе­рен­ции от­ме­тил, что «США иг­ра­ют уже до­ста­точ­но ро­лей» и ме­ста для них в Ли­вии он не ви­дит.

ДЖЕН­ТИ­ЛО­НИ ЛАВИРУЕТ

Джен­ти­ло­ни со­гла­сил­ся воз­гла­вить со­вет ми­ни­стров, по­сле то­го как ли­де­ры оп­по­зи­ции от­ка­за­лись раз­де­лить от­вет­ствен­ность и со­здать ко­а­ли­ци­он­ное пра­ви­тель­ство, ци­ти­ру­ет его объ­яс­не­ние The Guardian. Оп­по­зи­ция сра­зу на­шла, к че­му при­драть­ся. «Но­вый ка­би­нет – фо­то­ко­пия пра­ви­тель­ства Рен­ци», – ци­ти­ру­ет Time де­пу­та­та оп­по­зи­ци­он­ной пар­тии «Дви­же­ние пя­ти звезд» Да­ни­ло То­ни­нел­ли.

Не из­ме­ни­лось и от­но­ше­ние к Рос­сии. Джен­ти­ло­ни ди­пло­ма­тич­но за­яв­ля­ет, что нуж­но ве­рить

Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну, ведь «Ита­лия ни­ко­гда не пи­та­ла но­сталь­гии по вре­ме­нам хо­лод­ной вой­ны». Но, за­явив, что «вме­сте с на­ши­ми со­юз­ни­ка­ми мы под­дер­жи­ва­ем необ­хо­ди­мость ди­а­ло­га с Моск­вой и пол­но­цен­но­го со­труд­ни­че­ства про­тив тер­ро­риз­ма», он тут же ого­ва­ри­ва­ет­ся, от­ме­ча­ет The Guardian: «Ди­а­ло­га [с Моск­вой] недо­ста­точ­но, что­бы вер­нуть до­ве­рие». Он ждет как ми­ни­мум ощу­ти­мых ша­гов по ре­а­ли­за­ции мин­ских до­го­во­рен­но­стей и дав­ле­ния со сто­ро­ны Рос­сии на Ба­ша­ра Аса­да.

«Джен­ти­ло­ни – че­ло­век быв­ше­го пре­мьер-ми­ни­стра Ита­лии Рен­ци, не от­ли­ча­ю­щий­ся осо­бой ха­риз­мой и ав­то­но­ми­ей. Оба по­ли­ти­ка – чле­ны де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, ко­то­рая все­гда под­дер­жи­ва­ла санк­ции про­тив Рос­сии, – скеп­тич­на про­жи­ва­ю­щая в Ри­ме по­ли­то­лог Ири­на Оси­по­ва. – Дву­сто­рон­няя встре­ча с Пу­ти­ным яв­ля­ет­ся пла­но­вой, как все встре­чи ев­ро­пей­ских по­ли­ти­ков по­сле вве­де­ния санк­ций. Бу­дет ска­за­но мно­го слов, но за­ду­мы­вать­ся об ослаб­ле­нии санк­ций ни­кто не ста­нет. Бо­лее то­го, го­во­рить об этом – зна­чит при­знать, что оп­по­зи­ция пра­ва. А это непри­ем­ле­мо пе­ред пар­ла­мент­ски­ми вы­бо­ра­ми».

Ита­лия стре­мит­ся уси­лить свою роль в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке и, усту­пая по ве­су Фран­ции и Гер­ма­нии, пы­та­ет­ся иг­рать роль по­сред­ни­ка, счи­та­ет стар­ший пре­по­да­ва­тель МГИМО Еле­на Мас­ло­ва: «Ита­льян­цы по­сто­ян­но твер­дят, что нуж­но во­вле­кать Рос­сию в диа­лог, и с ни­ми – по кон­трасту с ру­ко­вод­ством дру­гих стран ЕС – у нас диа­лог очень ак­тив­ный. Но роль по­сред­ни­ка при­во­дит к неко­то­рой ам­би­ва­лент­но­сти в ита­льян­ской по­ли­ти­ке. Се­го­дня ее ру­ко­вод­ство встре­ча­ет­ся с Пу­ти­ным и уве­ря­ет его в сво­ем рас­по­ло­же­нии, зав­тра в Шта­тах го­во­рит по-ино­му».-

PATRICIA DE MELO MOREIRA / AFP

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.