Вой­на сим­во­лов в Рос­сии

... На од­ном пя­тач­ке ужи­ва­ют­ся па­мят­ник Ле­ни­ну, ме­мо­ри­аль­ная дос­ка о взо­рван­ных храмах и обе­лиск бур­го­мист­ру XIX в.

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Дмитрий Тра­вин АВ­ТОР – ПРО­ФЕС­СОР ЕВ­РО­ПЕЙ­СКО­ГО УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТА В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ

Вцен­тре го­род­ка Кун­гур Перм­ско­го края ви­сит ме­мо­ри­аль­ная дос­ка: «Про­хо­жий! Обра­ти вни­ма­ние на эту пло­щадь, где ко­гда-то бла­го­че­сти­вые пред­ки во Сла­ву Бо­жию и на укра­ше­ние Кун­гу­ра воз­ве­ли два ве­ли­че­ствен­ных со­бо­ра <...> Со­бо­ры бы­ли взо­рва­ны и сне­се­ны в 1939 г. Ог­ля­нись, ухо­дя, и за­пом­ни...»

С дру­го­го кон­ца пло­ща­ди на то ме­сто, где сто­я­ли со­бо­ры, ука­зы­ва­ет длань ка­мен­но­го Ильи­ча. Па­мят­ник Ле­ни­ну пре­спо­кой­но со­су­ще­ству­ет с ме­мо­ри­аль­ной до­с­кой, хо­тя, ка­за­лось бы, они несов­ме­сти­мы.

Бо­лее то­го, тут есть еще и обе­лиск XIX в., на­по­ми­на­ю­щий го­ро­жа­нам, что «Бур­го­мистр Кро­тов и ку­пец Хлеб­ни­ков, пред­во­ди­тель­ствуя опол­чен­ца­ми из со­граж­дан кун­гур­ских, по­бе­до­нос­но от­ра­зи­ли на­па­де­ние шай­ки Пу­га­че­ва». От это­го са­мо­го ме­ста на­чи­на­ет­ся ули­ца Кар­ла Марк­са. Ули­ца Пу­га­че­ва то­же в Кун­гу­ре есть. Как, кста­ти, и Стень­ки Ра­зи­на. Бур­го­мистр Кро­тов и ку­пец Хлеб­ни­ков льют сле­зы на небе­сах, тщась по­нять, во что же ве­ру­ют ныне их по­том­ки.

Та­кая же кар­ти­на в Пер­ми. На быв­шем ар­хи­ерей­ском до­ме – ме­мо­ри­аль­ная дос­ка, на­по­ми­на­ю­щая, как уве­ли боль­ше­ви­ки ар­хи­ерея и за­ко­па­ли жи­вьем. На­хо­дит­ся этот дом на пе­ре­се­че­нии Со­бор­ной пло­ща­ди, Ком­со­моль­ско­го про­спек­та и ули­цы Ор­джо­ни­кид­зе. По­след­няя, прав­да, пе­ре­име­но­ва­на, но не до кон­ца. Таб­лич­ки «Мо­на­стыр­ская ули­ца» и «ули­ца Ор­джо­ни­кид­зе» там че­ре­ду­ют­ся.

У нас в Пе­тер­бур­ге – свои «та­ра­ка­ны». По чис­лу мо­ну­мен­тов Петр I по­сте­пен­но об­хо­дит Вла­ди­ми­ра Ильи­ча, а по­рой они вступают меж­ду со­бой да­же в оч­ную схват­ку. В Се­ст­ро­рец­ке у озе­ра Раз­лив, где Ле­нин с Зи­но­вье­вым скры­ва­лись ле­том 1917 г. от вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, есть ме­мо­ри­аль­ный са­рай ра­бо­че­го Емельянова. С со­вет­ских вре­мен он за­клю­чен в стек­лян­ный фу­тляр для со­хран­но­сти. А на фу­тляр нын­че на­леп­ле­но по­че­му-то изоб­ра­же­ние Пет­ра Алек­се­е­ви­ча с да­мой, об­ла­да­ю­щей весь­ма пыш­ны­ми фор­ма­ми и не вполне скром­но оде­той (по всей ви­ди­мо­сти, Ми­нер­вой). Гля­дят на эту идил­лию школь­ни­ки, ко­то­рым толь­ко что рас­ска­зал экс­кур­со­вод про скры­вав­ших­ся в са­рае ре­во­лю­ци­о­не­ров, и ду­ма­ют: кто же из них Ле­нин, а кто – Зи­но­вьев?

Мос­ков­ская мав­зо­лей­ная про­бле­ма всем из­вест­на. Но от­прав­лять Вла­ди­ми­ра Ильи­ча на клад­би­ще ни­кто не то­ро­пит­ся. Хо­тя с дру­гой сто­ро­ны Крем­ля уже сто­ит кон­ку­ри­ру­ю­щий с ним за ве­ли­кие идеи Вла­ди­мир Свя­то­сла­во­вич. На под­мо­гу кня­зю по­сла­ны в Алек­сан­дров­ский сад царь Алек­сандр I с пат­ри­ар­хом Гер­мо­ге­ном. А у ве­ли­ко­го

Пе­ре­фра­зи­руя Кла­у­зе­ви­ца, мож­но ска­зать, что у нас идет сей­час вой­на сим­во­лов, яв­ля­ю­ща­я­ся про­дол­же­ни­ем по­ли­ти­ки ины­ми сред­ства­ми

во­ждя и учи­те­ля есть скры­тый под Крем­лев­ской сте­ной ре­зерв в ви­де бю­стов во­ждей и учи­те­лей по­мель­че (от Ста­ли­на до Чер­нен­ко).

По­доб­ные ка­зу­сы по всей стране. Мож­но по­кло­нять­ся тем, ко­го за­ка­пы­ва­ли, а мож­но тем, кто за­ка­пы­вал. На­до лишь на дру­гую пло­щадь пе­рей­ти. Или да­же на дру­гую сто­ро­ну ули­цы. Ка­за­лось бы, ны­неш­няя ак­тив­ная кле­ри­ка­ли­за­ция долж­на по­кон­чить с про­ти­во­ре­чи­я­ми в идео­ло­гии, вы­тес­нив ком­му­ни­сти­че­ские сим­во­лы ре­ли­ги­оз­ны­ми. Но нет. Со­хра­ня­ют­ся как те, так и дру­гие. При этом отец Звез­до­ний из бес­смерт­но­го ро­ма­на Вла­ди­ми­ра Вой­но­ви­ча «Москва-2042» так и не по­явил­ся. Кре­сты от­дель­но, звез­ды от­дель­но.

На пер­вый взгляд, вы­ри­со­вы­ва­ет­ся пост­мо­дер­нист­ская кар­ти­на, в ко­то­рой пра­во на су­ще­ство­ва­ние име­ют все взгля­ды, все мнения и все воз­мож­ные кон­цеп­ции, как, соб­ствен­но, и долж­но быть в де­мо­кра­ти­че­ском об­ще­стве XXI в. Гос­под­ству­ют то­ле­рант­ность и ува­же­ние к ино­му мне­нию.

Бе­да, од­на­ко, в том, что то­ле­рант­ность на са­мом де­ле не гос­под­ству­ет. Па­мят­ни­ки меж­ду со­бой не во­ю­ют, но лю­ди, уста­нав­ли­ва­ю­щие па­мят­ни­ки и по­кло­ня­ю­щи­е­ся им, на­стро­е­ны по от­но­ше­нию друг к дру­гу весь­ма враж­деб­но. Во­ин­ству­ю­щие без­бож­ни­ки нена­ви­дят по­пов и всю их сим­во­ли­ку. А кле­ри­ка­лы ищут воз­мож­ность рас­пра­вить­ся хо­тя бы с сим­во­ла­ми сво­бо­до­мыс­лия, посколь­ку на со­вет­ские го­су­дар­ствен­ные сим­во­лы им по­ку­шать­ся за­пре­ще­но. Пе­ре­фра­зи­руя Кла­у­зе­ви­ца, мож­но ска­зать, что у нас идет сей­час вой­на сим­во­лов, яв­ля­ю­ща­я­ся про­дол­же­ни­ем по­ли­ти­ки ины­ми сред­ства­ми.

Дру­гое де­ло, что вой­на эта ло­каль­на. Ско­рее она пред­став­ля­ет со­бой от­дель­ные стыч­ки на от­дель­ных фрон­тах. Кле­ри­ка­лы хра­мы от­хва­ты­ва­ют. Без­бож­ни­ки в них тан­цу­ют или по­ке­мо­нов ло­вят. При этом ос­нов­ная мас­са на­се­ле­ния в по­доб­ных бо­ях не участ­ву­ет. За­хо­дит в хра­мы лишь по боль­шим празд­ни­кам. Свеч­ки ста­вит. Лбы кре­стит. В остав­ше­е­ся же от празд­ни­ков вре­мя чтит па­мять со­вет­ских во­ждей, по­ка­зав­ших все­му ми­ру, на­сколь­ко мы кру­тые.

Кар­ти­на эта ни­сколь­ко не пост­мо­дер­нист­ская. На­по­ми­на­ет она мно­го­бо­жие, при ко­то­ром раз­лич­ные сим­во­лы ве­ры со­су­ще­ству­ют од­но­вре­мен­но, при­чем име­ет ме­сто спе­ци­а­ли­за­ция, т. е. раз­де­ле­ние тру­да меж­ду транс­цен­дент­ны­ми фи­гу­ра­ми, от­вет­ствен­ны­ми за удо­вле­тво­ре­ние наших по­треб­но­стей в этом ми­ре.

Вла­ди­ми­ру Ильи­чу мож­но по­мо­лить­ся для спасения от экс­плу­а­та­ции со сто­ро­ны оли­гар­хов. Вла­ди­ми­ру Свя­то­сла­во­ви­чу – для укреп­ле­ния ду­хов­ных скреп, спла­чи­ва­ю­щих наш ве­ли­кий на­род, не ис­клю­чая, есте­ствен­но, и оли­гар­хов, щед­ро фи­нан­си­ру­ю­щих скре­по­об­ра­зо­ва­ние. Ио­си­фу Вис­са­ри­о­но­ви­чу по­кло­ня­ют­ся для за­щи­ты от су­по­ста­тов: что­бы не бы­ло НАТО в Кры­му, что­бы наз­ло Рот­шиль­дам и Со­ро­сам у нас цве­ло им­пор­то­за­ме­ще­ние и что­бы рос­сий­ское ору­жие име­ло все ком­по­нен­ты, со­здан­ные за­ру­беж­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Петр Алек­се­е­вич тру­дит­ся на ни­ве ок­на в Ев­ро­пу, посколь­ку через ок­но это скре­по­об­ра­зу­ю­щая эли­та ез­дит ото­ва­ри­вать­ся по-круп­но­му, а так­же от­ды­хать на сре­ди­зем­но­мор­ских вил­лах и учить де­тей в луч­ших за­пад­ных уни­вер­си­те­тах ба­сур­ман­ским язы­кам и биз­не­сам.

Еще нам на­до мо­лить­ся о бла­го­склон­но­сти выс­ших сил, управ­ля­ю­щих рын­ком энер­го­но­си­те­лей. О непо­ми­на­нии санк­ций всуе бла­го­че­сти­вы­ми пра­ви­те­ля­ми стран ги­пер­бо­рей­ских. И, ко­неч­но, о по­кро­ви­тель­стве на­шим то­ва­рам со сто­ро­ны Ки­тая – муд­ро­го, щед­ро­го и люб­ве­обиль­но­го. Эпо­ха до­ро­гой неф­ти по ча­сти Бреж­не­ва и Ко­сы­ги­на – выс­ших бо­гов со­вет­ско­го пан­тео­на, осво­ив­ших си­бир­ские ме­сто­рож­де­ния. Об от­мене санк­ций сле­ду­ет мо­лить­ся не во­е­вав­ше­му на За­па­де ца­рю-ми­ро­твор­цу Алек­сан­дру III и про­ро­ку его Н. С. Ми­хал­ко­ву. А пе­ред Ки­та­ем за нас за­сту­пит­ся друг на­ро­дов во­сточ­ных, мыс­ли­тель и сын двух по­этов Лев Ни­ко­ла­е­вич Гу­ми­лев.

В об­щем, идо­лов мно­го. Глав­ное – све­чек и лбов не жа­леть.-

PHOTOXPRESS

Раз­лич­ные сим­во­лы ве­ры со­су­ще­ству­ют од­но­вре­мен­но, при­чем име­ет ме­сто раз­де­ле­ние тру­да меж­ду транс­цен­дент­ны­ми фи­гу­ра­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.