«Рос­неф­те­газ»

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Мар­га­ри­та Пап­чен­ко­ва

За­га­доч­ный по­сред­ник «Рос­неф­те­газ» со­би­ра­ет ди­ви­ден­ды с «Газ­про­ма» и «Рос­неф­ти» и от­да­ет пра­ви­тель­ству лишь по­ло­ви­ну. В про­шлом го­ду я спро­си­ла у пре­зи­ден­та, по­че­му бы все эти день­ги не изымать в поль­зу го­су­дар­ства (та­кая же идея ро­ди­лась в Мин­фине). Пре­зи­дент дал по­нять: день­ги на сво­ем ме­сте, «Рос­неф­те­газ» фи­нан­си­ру­ет те при­о­ри­те­ты, о ко­то­рых за­бы­ва­ет пра­ви­тель­ство.

В ито­ге «Рос­неф­те­газ» всех пе­ре­иг­рал и по­ка­зал в 2016 г. убы­ток. Хо­ти­те 100%? Да хоть 150%! Мы про­сто по­ка­жем убыт­ки – и не с че­го бу­дет пла­тить. Один фи­нан­сист, хо­ро­шо зна­ко­мый с Иго­рем Се­чи­ным, пред­се­да­те­лем совета ди­рек­то­ров «Рос­неф­те­га­за», го­во­рил мне, что тот мыс­лит на несколь­ко ша­гов впе­ред, как ге­ни­аль­ный шах­ма­тист. Пра­ви­тель­ство ду­ма­ло, что по­ста­вит Се­чи­ну шах и мат, а он про­сто за­брал свои фи­гур­ки с дос­ки. А кто ска­зал, что так нель­зя?

«Рос­неф­те­газ» так объ­яс­нил при­ро­ду убыт­ка: в про­шлом го­ду он дол­жен был по­лу­чить 717 млрд руб. от при­ва­ти­за­ции «Рос­неф­ти» и пе­ре­чис­лить их в бюджет в ви­де про­ме­жу­точ­ных ди­ви­ден­дов, но день­ги при­шли поз­же, а бюд­же­ту они нуж­ны бы­ли сроч­но, и «Рос­неф­те­га­зу» при­шлось от­да­вать уско­рен­но «из сво­их» – из ди­ви­ден­дов «Газ­про­ма» и «Рос­неф­ти». Их он уже не смо­жет вы­пла­тить в бюджет.

Ло­гич­но, но непо­нят­но. Ка­ким об­ра­зом пе­ре­чис­лен­ные ди­ви­ден­ды мог­ли умень­шить при­быль – ведь бух­гал­тер­ски это раз­ве рас­хо­ды? Во­об­ще-то эти 717 млрд руб. «Рос­неф­те­газ» мог бы от­дать бюд­же­ту из нерас­пре­де­лен­ной при­бы­ли про­шлых лет – на ко­нец 2015 г. на сче­тах бы­ло 0,5 трлн руб., и при­быль от хо­зяй­ствен­ных опе­ра­ций в 2016 г. со­ста­ви­ла 596 млрд руб.

В ко­неч­ном ито­ге 717 млрд руб. от сдел­ки при­шло в «Рос­неф­те­газ» в ян­ва­ре. Ес­ли сей­час они не мо­гут за­пла­тить ди­ви­ден­ды по ито­гам 2016 г. (по­то­му что у них фор­маль­но убы­ток), они долж­ны за­пи­сать эти 717 млрд в свою при­быль 2017 г. и уже по ито­гам это­го го­да вер­нуть день­ги в пол­ном раз­ме­ре. Уго­вор был в том, что­бы «Рос­неф­те­газ» вер­нул и ди­ви­ден­ды гос­ком­па­ний, и до­хо­ды от при­ва­ти­за­ции. Что про­ще: по­лу­чил – пе­ре­дал. А ес­ли не так, на­до при­знать без вся­ких раз­го­во­ров про убыт­ки, что «Рос­неф­те­га­зу» при­чи­та­ет­ся своя до­ля, по­то­му что это спе­цин­вест­фонд.

И в обыч­ных ком­па­ни­ях ак­ци­о­нер и ме­недж­мент спо­рят о том, изымать при­быль или остав­лять на ин­ве­сти­ции. Но у «Рос­неф­те­га­за» нет ре­аль­но­го ак­ци­о­не­ра: до пресс-ре­ли­за «Рос­неф­те­га­за» ни­кто из чи­нов­ни­ков не мог объ­яс­нить при­ро­ду убыт­ков, у глав­но­го ак­ци­о­не­ра бы­ли «лишь вер­сии». Чи­нов­ни­ки бо­ят­ся лезть в эту те­му, со­труд­ни­ки Мин­фи­на счи­та­ют, что до­го­во­рен­но­сти бы­ли дру­ги­ми. Все зна­ет пре­зи­дент, по­то­му что «Рос­неф­те­газ» на­пря­мую ему шлет ин­фор­ма­цию, но пре­зи­дент же не ак­ци­о­нер и не дол­жен вруч­ную этим за­ни­мать­ся. В ито­ге «Рос­неф­те­газ» ста­но­вит­ся сво­е­го ро­да непро­зрач­ным SPV без ак­ци­о­не­ров.

Сей­час я бы за­да­ла дру­гой во­прос пре­зи­ден­ту: хо­ро­шо, «Рос­неф­те­газ» фи­нан­си­ру­ет при­о­ри­те­ты. Все его про­ек­ты важ­ные, и Се­чин со­хра­нит день­ги, как ни­кто дру­гой. Но да­вай­те при­зна­ем, что это спе­цин­вест­фонд, опре­де­лим ему сум­му из ди­ви­ден­дов, сде­ла­ем его про­зрач­ным, бу­дем пуб­ли­ко­вать от­чет­ность, рас­кры­вать ин­вест­про­грам­мы (все, что не ка­са­ет­ся го­стай­ны). Это до­ба­вит до­ве­рия к это­му ме­ха­низ­му и его ин­ве­сти­ци­ям. И это луч­ше, чем иг­рать в на­перст­ки с Мин­фи­ном: сле­ди­те за ру­ка­ми и уга­дай­те, в ка­ком ста­кан­чи­ке при­быль.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.