Го­ло­со­ва­ние под кон­тро­лем

Пре­зи­дент­ские вы­бо­ры в Иране не ска­жут­ся ни на по­ли­ти­че­ской си­сте­ме стра­ны, ни на ее свя­зях с Рос­си­ей

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Нина Ильи­на ВЕДОМОСТИ

Впят­ни­цу в Иране прой­дут вы­бо­ры пре­зи­ден­та. Ос­нов­ная борьба раз­вер­нет­ся меж­ду услов­но ли­бе­раль­ным ны­неш­ним пре­зи­ден­том Ха­са­ном Ро­уха­ни, ко­то­рый был из­бран в 2013 г., и быв­шим ген­про­ку­ро­ром, пред­ста­ви­те­лем ла­ге­ря кон­сер­ва­то­ров Ибра­ги­мом Ра­и­си. Глав­ным до­сти­же­ни­ем Ро­уха­ни ста­ло под­пи­сан­ное с ше­стер­кой меж­ду­на­род­ных по­сред­ни­ков в 2015 г. со­гла­ше­ние по его ядер­ной про­грам­ме. Кон­ку­рен­ция меж­ду дву­мя фа­во­ри­та­ми самая се­рьез­ная с мо­мен­та ос­но­ва­ния Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки в 1979 г., а вы­бо­ры бу­дут иметь да­ле­ко иду­щие по­след­ствия. Все шесть кан­ди­да­тов про­шли си­то со­ве­та стра­жей кон­сти­ту­ции. Быв­ший ли­дер Ира­на, кон­сер­ва­тор Ма­хмуд Ах­ма­ди­не­жад, к вы­бо­рам до­пу­щен не был.

Со­рев­но­ва­ние идет меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми од­но­го и то­го же ла­ге­ря, как ре­фор­ма­то­ры, так и нео­кон­сер­ва­то­ры ото­дви­ну­ты на обо­чи­ну по­ли­ти­че­ской жиз­ни, убеж­ден до­цент Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санк­тПе­тер­бур­ге и в про­шлом ди­пло­мат рос­сий­ско­го по­соль­ства в Иране Ни­ко­лай Ко­жа­нов: «Они оба кон­сер­ва­то­ры, раз­ни­ца лишь в ак­цен­тах: Ро­уха­ни за­иг­ры­ва­ет с ли­бе­ра­ла­ми и бо­лее от­крыт пуб­ли­ке, но по фак­ту из­ме­не­ния в со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской сфе­ре и во внут­рен­ней по­ли­ти­ке при нем но­си­ли кос­ме­ти­че­ский ха­рак­тер. Ра­и­си бо­лее жест­кий и на­ци­о­на­ли­стич­ный, од­на­ко он не пред­ло­жил аль­тер­на­тив­ной про­грам­мы. В це­лом же кар­ди­наль­ных из­ме­не­ний ожи­дать не сто­ит».

Ст­ра­жи ре­во­лю­ции одоб­ря­ют толь­ко тех кан­ди­да­тов, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют су­ще­ству­ю­щий ре­жим, по­это­му тех, кто мо­жет ре­жим по­ста­вить под во­прос, к вы­бо­рам близ­ко не под­пу­стят, уве­ре­на спе­ци­а­лист по Ира­ну из Chatham House Са­нам Ва­кил: «Иран не яв­ля­ет­ся де­мо­кра­ти­ей, при этом на­се­ле­ние – сре­ди них зна­чи­тель­ная часть мо­ло­де­жи – в вы­бо­рах ак­тив­но участ­ву­ет. По­ли­ти­че­ская си­сте­ма не из­ме­нит­ся и не ста­нет бо­лее ли­бе­раль­ной, од­на­ко пре­зи­дент мо­жет ме­нять эко­но­ми­че­ское на­прав­ле­ние и тон, при по­мо­щи ко­то­ро­го Иран об­ща­ет­ся с дру­ги­ми стра­на­ми». На­зы­вать Ро­уха­ни ре­фор­ми­стом оши­боч­но, он цен­трист и праг­ма­тик, встро­ен­ный в ис­теб­лиш­мент, од­на­ко и об­ви­нять его в эко­но­ми­че­ских про­бле­мах стра­ны необос­но­ван­но, уве­ре­на Ва­кил: «Он сде­лал то, что мог, при этом пуб­лич­но об­суж­дать струк­тур­ные и огром­ные мак­ро­эко­но­ми­че­ские про­бле­мы иран­ской эко­но­ми­ки он про­сто не мог. Рост при нем со­ста­вил 7%, сни­зи­лась ин­фля­ция, но он не смог со­здать до­ста­точ­но но­вых ра­бо­чих мест, на это, ко­неч­но, тре­бу­ет­ся боль­ше вре­ме­ни».

За­яв­ле­ния о том, что на от­но­ше­ния Ира­на с Рос­си­ей вы­бо­ры ни­ка­ко­го вли­я­ния не ока­жут, – прав­да, од­на­ко эти от­но­ше­ния нель­зя на­звать об­раз­цом про­дук­тив­но­сти, счи­та­ет Ко­жа­нов: «В Иране есть по­го­вор­ка: мож­но го­во­рить сколь­ко угод­но сло­во «хал­ва», но от это­го во рту сла­ще не ста­нет. На­ши от­но­ше­ния но­сят лишь ха­рак­тер си­ту­а­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия, и ба­за у них очень неустой­чи­вая. В эко­но­ми­ке то­ва­ро­обо­рот до сих пор не вы­шел на уро­вень 2008 г. до вве­де­ния про­тив Ира­на санк­ций. То­гда он со­став­лял око­ло $3,6 млрд, а сей­час – око­ло $2 млрд, при этом тор­гов­лю с со­се­дя­ми в ре­ги­оне Иран ак­тив­но наращивает». Ин­те­ре­сы Ира­на и Рос­сии в Си­рии сов­па­да­ют то­же толь­ко до опре­де­лен­ной точ­ки, про­дол­жа­ет быв­ший ди­пло­мат: «Это брак по рас­че­ту: и Москве, и Те­ге­ра­ну нуж­но со­хра­нить ре­жим Ба­ша­ра Аса­да, од­на­ко как бу­дет вы­гля­деть по­сле­во­ен­ная Сирия – у каж­до­го своя вер­сия, и ин­те­ре­сы рас­хо­дят­ся».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.