Спор за ауди­то­рию

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Ан­дрей Ба­биц­кий АВ­ТОР – НЕЗА­ВИ­СИ­МЫЙ ЖУР­НА­ЛИСТ

По­ле­ми­ка Алек­сея На­валь­но­го и Али­ше­ра Усма­но­ва за­ме­ча­тель­на не толь­ко со­дер­жа­ни­ем, но и фор­мой. До­воль­но гром­кий спор, за­слу­жи­ва­ю­щий вни­ма­ния цен­траль­ных СМИ, про­ис­хо­дит не в су­де, ко­то­рый еще не скоро при­мет ре­ше­ние, и не на пер­вой кноп­ке, а в ин­тер­не­те – у по­ли­ти­ка соб­ствен­ный YouTube­ка­нал, у биз­не­сме­на – стра­ни­ца во «В кон­так­те». И ес­ли со сто­ро­ны На­валь­но­го это по­нят­ный шаг – до­ступ к са­мым мас­со­вым ме­диа ему за­крыт, то по­че­му Усма­нов, успеш­ный маг­нат, ко­то­ро­му с удо­воль­стви­ем предо­ста­ви­ли бы эфир где угод­но, по­сту­па­ет так же, мож­но толь­ко за­ду­мать­ся.

Оп­по­нен­ты, как это все­гда бы­ва­ет в по­ли­ти­че­ских де­ба­тах, апел­ли­ру­ют не друг к дру­гу, а к ауди­то­рии, при­чем од­ной и той же ауди­то­рии. «Ва­ше мне­ние мне важ­нее, чем лю­бой суд», – го­во­рит На­валь­ный. «Я ре­шил сде­лать ви­део­об­ра­ще­ние к тем лю­дям, ко­то­рые, воз­мож­но, по­ка еще ду­ма­ют, что ты [т. е. На­валь­ный] го­во­ришь прав­ду. Их мне­ние для ме­ня важ­но», – вто­рит ему Усма­нов. Эти фра­зы – един­ствен­ная точ­ка со­гла­сия меж­ду дву­мя людь­ми, не со­глас­ны­ми меж­ду со­бой бо­лее ни в чем. Есть ка­кие-то лю­ди, до­ста­точ­но ува­жа­е­мые, что­бы с их мне­ни­ем счи­та­лись и бо­га­тей­шие лю­ди Рос­сии, и оп­по­зи­ци­он­ные по­ли­ти­ки; эти лю­ди не по­ве­рят ни ре­ше­нию су­да, ни го­су­дар­ствен­ным те­ле­ка­на­лам, а мо­жет быть, про­сто их не смот­рят – ина­че с че­го бы вы­кла­ды­вать важ­ное об­ра­ще­ние на свою стра­ни­цу в со­ци­аль­ной се­ти.

Русское ме­диа­про­стран­ство по­стро­е­но на идее, что ин­фор­ма­ция ищет лю­дей, – за­хва­ти­те первую кноп­ку, возь­ми­те боль­шой гром­ко­го­во­ри­тель, и ва­ши идеи най­дут свою ауди­то­рию. На де­ле все не так: это лю­ди ищут ин­фор­ма­цию и, ес­ли не мо­гут ее най­ти в од­ном ме­сте, идут в дру­гое. Имен­но по­это­му ин­тер­нет по­бе­дил те­ле­ви­зор, а со­всем не по­то­му, что YouTube пред­ла­га­ет неви­дан­ные но­вые фор­ма­ты но­во­му по­ко­ле­нию с кли­по­вым мыш­ле­ни­ем. Ин­тер­нет по­бе­дил еще и суд, ко­то­рый то­же дол­жен был бы в нор­маль­ных об­сто­я­тель­ствах вы­пол­нять функ­цию ин­фор­ми­ро­ва­ния на­се­ле­ния, отве­чая за­ин­те­ре­со­ван­ным на­блю­да­те­лям на во­прос «кто ви­но­ват?». Но не вы­пол­ня­ет: Усма­нов по­ни­ма­ет это так же хо­ро­шо, как и На­валь­ный, ина­че не стал бы до на­ча­ла су­деб­но­го за­се­да­ния осва­и­вать но­вые ме­дий­ные жан­ры.

Ес­ли что-то и объ­еди­ня­ет двух оп­по­нен­тов, так это по­ра­зи­тель­ное ме­дий­ное чу­тье. Усма­нов за­ра­бо­тал боль­шие день­ги ин­ве­сти­ци­я­ми в

Оп­по­нен­ты, как это все­гда бы­ва­ет в по­ли­ти­че­ских де­ба­тах, апел­ли­ру­ют не друг к дру­гу, а к ауди­то­рии, при­чем од­ной и той же ауди­то­рии

Facebook: он од­ним из пер­вых по­ве­рил в стре­ми­тель­ный взлет но­вых плат­форм. На­валь­ный за смеш­ные день­ги по­стро­ил самый эф­фек­тив­ный ме­диа­хол­динг в стране. Он да­же в по­след­нее вре­мя пе­ре­стал по­яв­лять­ся в эфи­ре неза­ви­си­мых те­ле­ка­на­лов и ра­дио­стан­ций, мо­ти­ви­руя это тем, что его соб­ствен­ная ау­ди­то­рия боль­ше и цен­нее. И оба они схо­дят­ся в том, что все­мо­гу­щий те­ле­ви­зор вли­я­ет толь­ко на те мне­ния, ко­то­рые ни­ко­му не нуж­ны. Тра­ди­ци­он­ные ка­на­лы рас­про­стра­не­ния ин­фор­ма­ции окон­ча­тель­но ком­мо­ди­ти­зи­ро­ва­лись и ни­че­го не сто­ят, про­да­вать мож­но толь­ко осмыс­лен­ное со­дер­жа­ние.

Имен­но по­это­му На­валь­ный и пуб­ли­ку­ет кри­ти­че­ский ро­лик Усма­но­ва в соб­ствен­ном бло­ге: ему не хо­те­лось бы, что­бы зри­те­лям при­шлось ис­кать важ­ную ин­фор­ма­цию где-то еще. Имен­но по­это­му мо­гу­ще­ствен­ный ме­диа­маг­нат Усма­нов вы­нуж­ден пуб­ли­ко­вать­ся у сво­е­го оп­по­нен­та.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.