Ро­бо­ты про­тив ра­бо­ты

... Ав­то­ма­ти­за­ция угро­жа­ет со­труд­ни­кам не толь­ко с низ­кой, но и со сред­ней и да­же вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ци­ей

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га Кув­ши­но­ва ВЕ­ДО­МО­СТИ

Ав­то­ма­ти­за­ция, лик­ви­ди­руя ру­тин­ный труд, по­вы­ша­ет спрос на бо­лее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный. Од­на­ко ба­ланс по­лу­ча­ет­ся от­ри­ца­тель­ным и для за­ня­то­сти, и для зар­пла­ты: они сни­жа­ют­ся, про­ана­ли­зи­ро­ва­ли ры­нок тру­да США Да­рон Асе­мо­глу из MIT и Пас­ку­аль Ре­стре­по из Бо­стон­ско­го уни­вер­си­те­та.

По дан­ным Меж­ду­на­род­ной фе­де­ра­ции ро­бо­то­тех­ни­ки (IFR), США за­мы­ка­ют топ-5 стран с наи­боль­шей ав­то­ма­ти­за­ци­ей про­мыш­лен­но­сти (см. гра­фик). По­яв­ле­ние од­но­го но­во­го робота на 1000 ра­бот­ни­ков со­кра­ща­ет за­ня­тость – с уче­том ее ро­ста в смеж­ных от­рас­лях – на 0,18%, что эк­ви­ва­лент­но по­те­ре ра­бо­ты для трех че­ло­век; сред­няя зар­пла­та при этом сни­жа­ет­ся на 0,25%, по­счи­та­ли Асе­мо­глу и Ре­стре­по.

В 1980-е гг. ав­то­ма­ти­за­ция за­ме­ня­ла низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный труд, уве­ли­чи­вая спрос на вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых ра­бот­ни­ков, но за­тем ее вли­я­ние на ры­нок тру­да США из­ме­ни­лось: стал рас­ти спрос та­к­же и на де­ше­вый, но неру­тин­ный труд, ко­то­рый ав­то­ма­ти­зи­ро­вать слож­но, вы­яс­нил Дэ­вид Отор из MIT. В ре­зуль­та­те за­ня­тость кон­цен­три­ро­ва­лась как в наи­бо­лее, так и в наи­ме­нее опла­чи­ва­е­мых сег­мен­тах, а «се­ре­ди­на» быст­ро со­кра­ща­лась: это яв­ле­ние по­лу­чи­ло на­зва­ние «по­ля­ри­за­ция ра­бо­чих мест» и вы­зы­ва­ло у экс­пер­тов тре­во­гу, по­сколь­ку ве­ло к ро­сту нера­вен­ства.

Рас­че­ты Асе­мо­глу и Ре­стре­по под­твер­ди­ли, что силь­нее все­го со­кра­ща­ют­ся за­ня­тость и зар­пла­ты у ра­бот­ни­ков со сред­ним об­ра­зо­ва­ни­ем. Од­на­ко уче­ные об­на­ру­жи­ли, что это вли­я­ние ка­са­ет­ся всех групп, вклю­чая и наи­бо­лее вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных (хо­тя и в наи­мень­шей сте­пе­ни).

ВЛИ­Я­НИЕ ИН­СТИ­ТУ­ТОВ

Несколь­ко иная си­ту­а­ция в Ев­ро­пе, по­ка­за­ло ис­сле­до­ва­ние по 17 стра­нам Ви­ки Нел­лас из Уни­вер­си­те­та Бо­ло­ньи и Эли­за­бет­ты Оли­вье­ри из Бан­ка Ита­лии. До­ля ра­бо­чих мест со сред­ней ква­ли­фи­ка­ци­ей – клер­ки, сер­вис­ные ра­бот­ни­ки – со­кра­ща­лась, как и в США, вез­де (за ис­клю­че­ни­ем Ру­мы­нии). До­ля вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих мест по­след­ние два де­ся­ти­ле­тия рос­ла (кро­ме Пор­ту­га­лии) быст­рее, чем со­кра­ща­лись «сред­ние» ра­бо­чие ме­ста. А до­ля низ­ко­опла­чи­ва­е­мо­го тру­да, в от­ли­чие от США, по­чти по­все­мест­но сни­жа­лась (кро­ме Хо­рва­тии и Пор­ту­га­лии). От­ли­чие Ев­ро­пы от США – в силь­ных проф­со­ю­зах, спо­соб­ных амор­ти­зи­ро­вать вли­я­ние ры­ноч­ных сил, объ­яс­ня­ют Нел­лас и Оли­вье­ри.

Ев­ро­па точ­но так же, как и США, под­вер­же­на по­ля­ри­за­ции ра­бо­чих мест, при­шел к дру­го­му за­клю­че­нию Ма­ар­тен Го­ос из Ле­вен­ско­го уни­вер­си­те­та с со­ав­то­ра­ми, про­сле­див ди­на­ми­ку за­ня­то­сти за 1993–2006 гг. по низ­ко-, средне- и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мым про­фес­си­ям: ре­зуль­та­ты в сред­нем по Ев­ро­со­ю­зу – рост на 1,58 п. п., сни­же­ние – на 7,77 п. п. и рост на 6,19 п. п. со­от­вет­ствен­но. Но еди­но­го для всех стран ва­ри­ан­та нет: в Ав­стрии, Да­нии, Ита­лии, Фран­ции вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мые ра­бо­чие ме­ста за­ме­ща­ли и средне-, и низ­ко­опла­чи­ва­е­мые, а в Фин­лян­дии, Ир­лан­дии и Пор­ту­га­лии до­ля «до­ро­гих» и «сред­них» ра­бо­чих мест сни­жа­лась в поль­зу «де­ше­вых», в Ве­ли­ко­бри­та­нии со­кра­ще­ние «се­ре­ди­ны» при­ве­ло к уве­ли­че­нию до­ли низ­ко­опла­чи­ва­е­мо­го тру­да, в Гер­ма­нии – вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мо­го.

Без со­мне­ний, тех­но­ло­ги­че­ские из­ме­не­ния вли­я­ют на струк­ту­ру ра­бо­чих мест, но клю­че­вое зна­че­ние име­ют ре­ги­о­наль­ные и по­ли­ти­че­ские условия: со­став на­се­ле­ния, по­ли­ти­ка за­ня­то­сти, уровень бла­го­со­сто­я­ния, ген­дер­ные от­но­ше­ния, от­ме­ча­ет ис­пан­ский ис­сле­до­ва­тель Эн­ри­ке Фер­нан­дес-Ма­ки­ас с со­ав­то­ра­ми в кни­ге «Транс­фор­ма­ция струк­ту­ры за­ня­то­сти в ЕС и США».

В Рос­сии ни­ка­кой по­ля­ри­за­ции ра­бо­чих мест не на­блю­да­лось, про­ана­ли­зи­ро­ва­ли из­ме­не­ние их струк­ту­ры за 2000–2012 гг. Вла­ди­мир Гим­пель­сон и Ро­сти­слав Ка­пе­люш­ни­ков из НИУ ВШЭ. На­обо­рот: бур­ный эко­но­ми­че­ский рост со­про­вож­дал­ся мас­штаб­ным пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ем ра­бо­чей си­лы с «пло­хих» ра­бо­чих мест на «хо­ро­шие». Кри­зис за­мед­лил эту тен­ден­цию, но не из­ме­нил. Еже­год­ный от­ток с «худ­ших» ра­бо­чих мест до­сти­гал 350 000 ра­бот­ни­ков, при­ток в груп­пу «луч­ших» – 570 000, «се­ре­дин­ные» груп­пы та­к­же при­тя­ги­ва­ли ра­бот­ни­ков (на 35 000–150 000 еже­год­но). По­ля­ри­за­ция – до­ста­точ­но мощ­ная тен­ден­ция и тех­но­ло­гии ее уско­ря­ют, го­во­рит Гим­пель­сон: «Но для Рос­сии это по­ка не ак­ту­аль­но».

ПРИВЫКНУТЬ К ПРОГРЕССУ

Во мно­гих раз­ви­тых стра­нах до­ля зар­пла­ты ра­бо­чих в на­ци­о­наль­ном до­хо­де сни­жа­ет­ся с на­ча­ла 1990-х и по­ло­ви­на это­го сни­же­ния мо­жет объ­яс­нять­ся раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий, го­во­рит­ся в ап­рель­ском до­кла­де МВФ. Глав­ная при­чи­на ро­ста нера­вен­ства – тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс, а не гло­ба­ли­за­ция, по­сколь­ку адап­та­ция к тех­но­ло­ги­че­ским из­ме­не­ни­ям про­ис­хо­дит доль­ше, за­клю­ча­ет МВФ: по­ли­ти­ка долж­на ра­бо­чим в этом по­мочь. Ина­че рас­тет по­ли­ти­че­ское дав­ле­ние на эко­но­ми­че­скую ин­те­гра­цию с тор­го­вы­ми парт­не­ра­ми, бес­по­ко­ит­ся МВФ.

Мно­гие лю­ди вы­ра­жа­ют гнев и разо­ча­ро­ва­ние всей си­сте­мой, боль­ше не ве­ря, что она улуч­ша­ет их жизнь, и они мо­гут быть пра­вы, пи­шет ОЭСР в но­вом до­кла­де. Од­на­ко гло­ба­ли­за­ция, пред­став­ля­ю­ща­я­ся глав­ным ис­точ­ни­ком про­блем, не яв­ля­ет­ся ни их при­чи­ной, ни спо­со­бом их ре­ше­ния. Тех­но­ло­гии и тор­гов­ля тес­но свя­за­ны: тор­гов­ля по­мо­га­ет рас­про­стра­нять тех­но­ло­гии, а кон­ку­рен­ция в тор­гов­ле мо­жет сти­му­ли­ро­вать тех­но­ло­ги­че­ские ин­но­ва­ции. Но от это­го вы­иг­ры­ва­ют не все. Что­бы лю­ди мог­ли ис­поль­зо­вать воз­мож­но­сти тор­гов­ли и тех­но­ло­гий, ре­ша­ю­щее зна­че­ние име­ет по­мощь в адап­та­ции к пе­ре­ме­нам, пи­шет ОЭСР.

Ро­бо­ты – за­ме­на тру­до­вой ак­тив­но­сти, но не ра­бо­чих мест, го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии IFR, вы­пу­щен­ном в от­вет на «на­пад­ки» на ав­то­ма­ти­за­цию. Пол­но­стью ав­то­ма­ти­зи­ро­вать воз­мож­но ме­нее 10% ра­бо­чих мест: ро­бо­ты их до­пол­ня­ют и рас­ши­ря­ют, чи­стое вли­я­ние на за­ня­тость по­ло­жи­тель­но. В Ве­ли­ко­бри­та­нии тех­но­ло­гии при­ве­ли к по­те­ре 0,8 млн низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих мест, но в то же вре­мя поз­во­ли­ли со­здать 3,5 млн вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных, ци­ти­ру­ет IFR ис­сле­до­ва­ние Deloitte. В стра­нах с мак­си­маль­ной ав­то­ма­ти­за­ци­ей про­из­вод­ства – на­при­мер, в Гер­ма­нии и Ко­рее – наи­мень­шая без­ра­бо­ти­ца. Ро­бо­ти­за­ция ве­дет и к ро­сту зар­плат в эко­но­ми­ке, сти­му­ли­руя спрос на вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный труд, во­прос за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы дать воз­мож­ность ра­бот­ни­кам сред­ней ква­ли­фи­ка­ции, чья до­ля со­кра­ща­ет­ся, эту ква­ли­фи­ка­цию по­вы­сить, ука­зы­ва­ет IFR. К при­ме­ру, 60% опро­шен­ных PwC ком­па­ний, вло­жив­ших зна­чи­тель­ные сред­ства в ав­то­ма­ти­за­цию, за­яви­ли, что ощу­ща­ют ли­бо ожи­да­ют нехват­ку вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих. Ком­па­нии долж­ны боль­ше ин­ве­сти­ро­вать в обу­че­ние ра­бот­ни­ков, а пра­ви­тель­ства – их в этом под­дер­жи­вать и сти­му­ли­ро­вать ин­ве­сти­ции в тех­но­ло­гии, со­ве­ту­ет IFR.

По ее оцен­кам, по­яв­ле­ние од­но­го робота в рас­че­те на 1 млн ра­бо­чих ча­сов уве­ли­чи­ва­ет про­из­во­ди­тель­ность тру­да на 0,04%: про­из­во­ди­тель­ность обес­пе­чи­ла де­ся­тую часть эко­но­ми­че­ско­го ро­ста 1993–2016 гг. в раз­ви­тых стра­нах, а в сле­ду­ю­щие 50 лет, по про­гно­зу McKinsey, до по­ло­ви­ны об­ще­го ро­ста про­из­во­ди­тель­но­сти, необ­хо­ди­мой для сред­не­го­до­вых тем­пов ВВП в 2,8%, бу­дет опре­де­лять­ся ав­то­ма­ти­за­ци­ей. Рост про­из­во­ди­тель­но­сти поз­во­ля­ет ком­па­ни­ям – на­при­мер, Whirlpool, Caterpillar, Ford Motor Company, Adidas – воз­вра­щать часть про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са в стра­ну про­ис­хож­де­ния.

По оцен­кам IFR, чис­ло ро­бо­тов в США и За­пад­ной Ев­ро­пе за 20 лет вы­рос­ло в 5 раз – до 1,5–1,75 млн, к 2025 г. воз­рас­тет до 4–6 млн. Ки­тай вклю­чил ро­бо­ти­за­цию в свою 10-лет­нюю стра­те­гию: цель – по­вы­сить чис­ло ро­бо­тов с 49 до 150 на 10 000 ра­бот­ни­ков к 2025 г. Ин­до­не­зия и Та­и­ланд та­к­же быст­ро ав­то­ма­ти­зи­ру­ют про­из­вод­ство, пи­шет IFR.

Хо­тя ро­бо­ти­за­ция со­кра­ща­ет за­ня­тость и до­лю тру­да в на­ци­о­наль­ном до­хо­де, соз­да­ние бо­лее слож­ных за­дач име­ет про­ти­во­по­лож­ный эф­фект и оба ти­па ин­но­ва­ций спо­соб­ству­ют эко­но­ми­че­ско­му ро­сту, от­ме­ча­ют Асе­мо­глу и Ре­стре­по. Нет ни­че­го, что мог­ло бы под­дер­жать точ­ку зре­ния о том, что из-за тех­но­ло­гий лю­ди ста­нут лиш­ни­ми, за­клю­ча­ют они в ста­тье для VoxEU.org.-

/ WOLFGANG RATTAY / REUTERS

Ав­то­ма­ти­за­ция про­из­вод­ства угро­жа­ет че­ло­ве­ку

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.