В чем ви­но­ват Карл Маркс

... Дог­ма­ти­че­ское от­но­ше­ние к его тру­дам сде­ла­ло глав­ным в эко­но­ми­ке СССР со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Ни­ко­лай Куль­ба­ка

Ма­ло кто зна­ет, что клас­си­че­ский учеб­ник Пола Са­му­эль­со­на «Эко­но­ми­ка», на тот мо­мент од­но из луч­ших из­да­ний в ми­ре, опи­сы­ва­ю­щих тео­рию ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, в СССР впер­вые был из­дан в 1964 г. То есть еще 50 лет на­зад, в пе­ри­од рас­цве­та пла­но­во­го про­из­вод­ства, со­вет­ские эко­но­ми­сты по­лу­чи­ли воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с пе­ре­до­вой на тот мо­мент эко­но­ми­че­ской на­у­кой. Ко­неч­но, од­на кни­га по­го­ды не де­ла­ет, но на са­мом де­ле в Со­вет­ском Со­ю­зе ино­стран­ная эко­но­ми­че­ская ли­те­ра­ту­ра пе­ча­та­лась до­воль­но ре­гу­ляр­но. В 1960–1970 гг. из­да­ва­лась да­же це­лая се­рия «Би­б­лио­теч­ка ино­стран­ных книг для эко­но­ми­стов и ста­ти­сти­ков». До­ба­вим сю­да пре­крас­ную ма­те­ма­ти­че­скую шко­лу и быст­ро на­би­рав­шую си­лу ком­пью­те­ри­за­цию в со­че­та­нии с обя­за­тель­ным ха­рак­те­ром сбо­ра ста­ти­сти­че­ской ин­фор­ма­ции.

По­че­му же все эти, ка­за­лось бы, оче­вид­ные пре­иму­ще­ства не ре­а­ли­зо­ва­лись в по­то­ках но­вой про­дук­ции, в ро­сте по­треб­ле­ния и бла­го­со­сто­я­ния? Апо­ло­ге­ты со­ци­а­лиз­ма и его про­тив­ни­ки со­об­ща при­во­дят мно­же­ство при­чин, при­вед­ших со­вет­скую эко­но­ми­ку к кра­ху. Здесь и гон­ка во­ору­же­ний, и «пре­да­тель­ство» раз­вра­щен­ной эли­ты, и без­гра­мот­ные по­пыт­ки ре­форм. Пе­ре­чис­лять по­доб­ные при­чи­ны и раз­би­рать их до­сто­ин­ства и недо­стат­ки – труд небла­го­дар­ный и бес­смыс­лен­ный, по­сколь­ку боль­шин­ство спо­ря­щих, ско­рее все­го, бу­дет пол­но­стью уве­ре­но в сво­ей право­те. Еще Макс Планк от­ме­тил: «Великая на­уч­ная идея ред­ко внед­ря­ет­ся пу­тем по­сте­пен­но­го убеж­де­ния и об­ра­ще­ния сво­их про­тив­ни­ков. В дей­стви­тель­но­сти де­ло про­ис­хо­дит так, что оп­по­нен­ты по­сте­пен­но вы­ми­ра­ют, а рас­ту­щее по­ко­ле­ние с са­мо­го на­ча­ла осва­и­ва­ет­ся с но­вой иде­ей». Так что, не пы­та­ясь ис­кать ар­гу­мен­ты в бес­по­лез­ном спо­ре, по­про­бу­ем по­нять, че­го не хва­ти­ло со­вет­ской эко­но­ми­ке.

Без­услов­но, в сво­их луч­ших про­яв­ле­ни­ях Со­вет­ский Со­юз ес­ли и не на­хо­дил­ся на ли­ди­ру­ю­щих по­зи­ци­ях в ми­ре, то по край­ней ме­ре был бли­зок к ним. При этом ря­дом с фан­та­сти­че­ски­ми до­сти­же­ни­я­ми на со­вет­ских пред­при­я­ти­ях лег­ко мож­но бы­ло встре­тить тех­но­ло­гии XIX ве­ка. Как объ­яс­нить этот фе­но­мен? По­че­му не про­ис­хо­ди­ла столь вос­пе­тая эко­но­ми­ста­ми диф­фу­зия ин­но­ва­ций? Где про­па­да­ли мно­же­ствен­ные раз­ра­бот­ки со­вет­ских уче­ных? Кто ме­шал внед­ре­нию но­вых тех­но­ло­гий и за­став­лял де­сят­ка­ми лет ра­бо­тать на до­по­топ­ном обо­ру­до­ва­нии?

Со­вет­ские эко­но­ми­сты, вос­при­ни­мая бук­валь­но фра­зу Ле­ни­на «Уче­ние Марк­са все­силь­но, по­то­му что оно вер­но», по­ста­ви­ли со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт во гла­ву уг­ла эко­но­ми­ки

Несмот­ря на боль­шое ко­ли­че­ство субъ­ек­тив­ных при­чин, воз­ни­кав­ших в каж­дом кон­крет­ном слу­чае, су­ще­ство­ва­ли ошиб­ки си­сте­мы в це­лом, огра­ни­чи­вав­шие воз­мож­но­сти раз­ви­тия и вста­вав­шие на пу­ти мно­го­чис­лен­ных рост­ков эф­фек­тив­но­сти. И глав­ной си­стем­ной ошиб­кой со­вет­ской эко­но­ми­ки явил­ся марк­сизм. Впро­чем, пра­виль­нее го­во­рить здесь о марк­сиз­ме в уз­ком его по­ни­ма­нии, в ка­че­стве все­объ­ем­лю­щей эко­но­ми­че­ской тео­рии.

Не сто­ит сей­час в пол­ном объ­е­ме пе­ре­ска­зы­вать эко­но­ми­че­ские воз­зре­ния Марк­са, ко­то­рые са­ми по се­бе бы­ли весь­ма лю­бо­пыт­ны и по­слу­жи­ли толч­ком к раз­ви­тию мно­гих со­вре­мен­ных эко­но­ми­че­ских те­че­ний. Для нас бу­дут важ­ны те от­дель­ные по­ло­же­ния марк­сиз­ма, ко­то­рые вста­ли ко­лом в со­вет­ской эко­но­ми­ке и вплоть до 1990-х гг. не да­ва­ли ей раз­ви­вать­ся.

И пер­вым в ря­ду марк­сист­ских эко­но­ми­че­ских за­блуж­де­ний сто­ит, по­жа­луй, по­ня­тие по­сто­ян­но­го ка­пи­та­ла, ко­то­рое, кро­ме Марк­са, не ис­поль­зу­ет боль­ше ни­кто. Стре­мясь обос­но­вать тру­до­вую тео­рию сто­и­мо­сти, Маркс вы­нуж­ден был скон­стру­и­ро­вать тер­мин «по­сто­ян­ный ка­пи­тал», вло­жив в него за­тра­ты на при­об­ре­те­ние обо­ру­до­ва­ния, сы­рья и ма­те­ри­а­лов, но без сто­и­мо­сти ра­бо­чей си­лы, за­тра­ты на ко­то­рую он на­звал «пе­ре­мен­ным ка­пи­та­лом». При­ду­мав та­кую кон­струк­цию, Маркс при­шел к вы­во­ду, что про­из­во­ди­тель­ность тру­да мож­но из­ме­рить че­рез от­но­ше­ние пе­ре­мен­но­го и по­сто­ян­но­го ка­пи­та­ла. Чем оно мень­ше – тем луч­ше. Рас­смот­рим про­стой при­мер. Ра­бо­чий на стан­ке из­го­тав­ли­ва­ет бол­ты. Чем мень­ше он тра­тит вре­ме­ни на из­го­тов­ле­ние од­но­го бол­та, тем это бу­дет эф­фек­тив­нее. Ну а в ка­че­стве из­ме­ри­те­ля про­из­ве­ден­ной про­дук­ции Маркс пред­ло­жил по­ня­тие «со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт».

Со­вет­ские эко­но­ми­сты, вос­при­ни­мая бук­валь­но фра­зу Ле­ни­на «Уче­ние Марк­са все­силь­но, по­то­му что оно вер­но», по­ста­ви­ли со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт во гла­ву уг­ла со­вет­ской эко­но­ми­ки, по­ни­мая под ним об­щую сто­и­мость про­из­ве­ден­ных то­ва­ров и услуг и вклю­чая ту­да, в пол­ном со­от­вет­ствии с Марк­сом, за­тра­ты на сы­рье и ма­те­ри­а­лы. И имен­но это вклю­че­ние в сто­и­мость за­трат на сы­рье и ма­те­ри­а­лы и бы­ло их глав­ной ошиб­кой.

Пред­ста­вим се­бе иерар­хию пла­нов, вы­стро­ен­ных со­глас­но марк­сист­ской док­трине. План лю­бо­го за­во­да пред­став­ля­ет со­бой ку­со­чек пла­ни­ру­е­мо­го со­во­куп­но­го об­ще­ствен­но­го про­дук­та. И он, ко­неч­но, счи­та­ет­ся в двух фор­мах – на­ту­раль­ной и сто­и­мост­ной, при­чем сто­и­мост­ная бу­дет, есте­ствен­но, пред­по­чти­тель­нее. Но что про­изой­дет, ес­ли пред­при-

ятие нач­нет сни­жать до­лю за­трат? В си­сте­ме, где за­тра­ты уве­ли­чи­ва­ют сто­и­мость ко­неч­ной про­дук­ции, вы­пол­не­ние го­су­дар­ствен­но­го пла­на ста­но­вит­ся все бо­лее и бо­лее слож­ным. И на­обо­рот, уве­ли­че­ние за­трат поз­во­лит без осо­бо­го на­пря­же­ния пе­ре­вы­пол­нить пла­но­вые по­ка­за­те­ли.

Без­услов­но, ес­ли го­су­дар­ство бу­дет непре­рыв­но пы­тать­ся ад­ми­ни­стра­тив­ны­ми ме­ра­ми сни­жать за­тра­ты, оно смо­жет что-то сде­лать. Мож­но, на­ко­нец, уста­но­вить план в на­ту­раль­ных еди­ни­цах. Но в этом слу­чае пред­при­я­тие про­сто на­чи­на­ет вы­пус­кать но­вую, немно­го из­ме­нен­ную про­дук­цию, ко­то­рая бу­дет уже до­ро­же.

Вер­нем­ся к на­ше­му при­ме­ру с бол­та­ми. Ес­ли уста­но­вить план в день­гах, то мож­но де­лать болт чуть до­ро­же, по­ме­няв ма­те­ри­ал, ска­жем вме­сто ста­ли – ти­тан, уве­ли­чив за­тра­ты и, сле­до­ва­тель­но, це­ну. Это лег­че, чем вы­пу­стить боль­ше бол­тов. Ес­ли же план сто­ит в шту­ках, мож­но раз­ра­бо­тать но­вые бол­ты, ко­то­рые до­ро­же преж­них, на­звать их по­дру­го­му и сно­ва пе­ре­вы­пол­нить план в день­гах.

Бол­ты – услов­ный кейс, но вот ре­аль­ный при­мер. В 1980-е гг. де­фи­цит­ная сти­раль­ная ма­ши­на «Вят­ка-ав­то­мат» снаб­жа­лась чу­гун­ным утя­же­ли­те­лем, то­гда как ее за­ру­беж­ные ана­ло­ги ис­поль­зо­ва­ли для этих це­лей бо­лее де­ше­вый и тех­но­ло­гич­ный бе­тон. Ни­ка­ких слож­но­стей для со­вет­ских ин­же­не­ров в за­мене чу­гу­на бе­то­ном, есте­ствен­но, не бы­ло, впро­чем, как и при­чин это де­лать.

Ко­неч­но, вновь со­зда­ва­е­мые пред­при­я­тия бу­дут бо­лее эф­фек­тив­ны­ми, так что эко­но­ми­ка в це­лом по­ка­жет рост про­из­во­ди­тель­но­сти. Од­на­ко ни од­но ста­рое пред­при­я­тие не смо­жет су­ще­ствен­но улуч­шить свои эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли. Раз­ве что на бу­ма­ге. Ре­аль­ное сни­же­ние за­трат бу­дет не вы­год­но ни ру­ко­вод­ству, ни ра­бо­чим.

Ин­те­рес­но, что в 1970-е гг., по­сле при­суж­де­ния един­ствен­ной для СССР Но­бе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке со­вет­ско­му ма­те­ма­ти­ку Лео­ни­ду Ви­та­лье­ви­чу Кан­то­ро­ви­чу «за вклад в тео­рию оп­ти­маль­но­го рас­пре­де­ле­ния ре­сур­сов», со­вет­ские ру­ко­во­ди­те­ли по­пы­та­лись внед­рять оп­ти­ми­за­ци­он­ные ме­то­ды на ря­де пред­при­я­тий, но быст­ро от­ка­за­лись от это­го, по­сколь­ку оп­ти­маль­ные ре­ше­ния рез­ко со­кра­ща­ли воз­мож­но­сти вы­пол­не­ния пла­на, со­став­лен­но­го в ва­ло­вых по­ка­за­те­лях и при­вя­зан­но­го к со­во­куп­но­му об­ще­ствен­но­му про­дук­ту. А внед­рять по­ка­за­те­ли, ос­но­ван­ные на рас­че­те при­бы­ли, не ме­няя марк­сист­скую си­сте­му пла­но­вой эко­но­ми­ки, бы­ло невоз­мож­но.

Но это толь­ко пер­вое за­труд­не­ние, остав­лен­ное Марк­сом. Со­глас­но то­гдаш­ним эко­но­ми­че­ским воз­зре­ни­ям Маркс счи­тал, что со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт со­зда­ет­ся толь­ко в сфе­ре ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ства. А вот непро­из­вод­ствен­ная сфе­ра, по мне­нию Марк­са, со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт не со­зда­ет. А раз так, то и раз­ви­вать ее неза­чем.

В пол­ном со­от­вет­ствии с ду­хом и бук­вой ор­то­док­саль­но­го марк­сиз­ма со­вет­ские ли­де­ры изо всех сил ста­ра­лись раз­ви­вать сфе­ру ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ства. Бе­да в том, что к непро­из­вод­ствен­ной сфе­ре марк­сизм от­но­сил го­су­дар­ствен­ное управ­ле­ние, куль­ту­ру, а та­к­же бы­то­вое и ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние на­се­ле­ния. Со­вет­ский Со­юз, без­услов­но, раз­ви­вал их в пла­но­вом по­ряд­ке, но де­лал это ис­клю­чи­тель­но по оста­точ­но­му прин­ци­пу. Ну а по­сколь­ку де­нег у го­су­дар­ства веч­но не хва­та­ло, раз­ви­тие нема­те­ри­аль­ной сфе­ры су­ще­ствен­но от­ста­ва­ло от по­треб­но­стей на­се­ле­ния.

При этом за­пад­ная эко­но­ми­ка вы­стра­и­ва­ла свои эко­но­ми­че­ские при­о­ри­те­ты по дру­гим ка­но­нам. Нач­нем с то­го, что ос­нов­ным эко­но­ми­че­ским по­ка­за­те­лем в ми­ре яв­лял­ся ва­ло­вой на­ци­о­наль­ный про­дукт (ВВП), сво­бод­ный от недо­стат­ков, ко­то­ры­ми об­ла­дал марк­сист­ский со­во­куп­ный об­ще­ствен­ный про­дукт. Во-пер­вых, ВВП не вклю­чал в се­бя про­ме­жу­точ­ное по­треб­ле­ние, в ко­то­ром бы­ли со­сре­до­то­че­ны все за­тра­ты, а во­вто­рых, сфе­ра услуг бы­ла в нем аб­со­лют­но рав­но­прав­на с про­из­вод­ствен­ны­ми от­рас­ля­ми.

На­чи­ная с 1960-х гг. сфе­ра услуг в ми­ре рос­ла опе­ре­жа­ю­щи­ми тем­па­ми, под­го­няя эко­но­ми­че­ский рост. В со­вре­мен­ном пост­ин­ду­стри­аль­ном ми­ре до­ля услуг со­став­ля­ет бо­лее 60% ВВП. Толь­ко вот со­вет­ская эко­но­ми­ка этой су­ще­ствен­ной до­бав­ки не по­лу­чи­ла. На­обо­рот, уви­дев ее от­ста­ва­ние, ру­ко­вод­ство стра­ны ста­ло еще боль­ше со­кра­щать за­тра­ты на сфе­ру услуг в поль­зу раз­ви­тия про­из­вод­ства, вы­нуж­дая ре­ги­о­ны ид­ти на хит­ро­сти и да­же от­кро­вен­ный под­лог. В 1980-е гг. ав­то­ру этих строк до­ве­лось уви­деть в го­ро­дах Ко­ми АССР стро­и­тель­ство крайне необ­хо­ди­мых рес­пуб­ли­ке двор­цов куль­ту­ры, про­хо­дя­щих по офи­ци­аль­ным до­ку­мен­там как «до­ма тех­ни­ки», по­сколь­ку на куль­ту­ру в бюд­же­те де­нег не бы­ло.

Со­вет­ские ин­же­не­ры и уче­ные изо всех сил пы­та­лись внед­рять но­вые, бо­лее со­вер­шен­ные ме­то­ды про­из­вод­ства, но это на­тал­ки­ва­лось на всю мощь со­ци­а­ли­сти­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния, а фи­нан­си­ро­ва­ние на­у­ки не обес­пе­чи­ва­ло уче­ных ма­те­ри­аль­ны­ми сти­му­ла­ми. И ес­ли фун­да­мен­таль­ную на­у­ку та­ким об­ра­зом еще мож­но бы­ло раз­ви­вать, то уче­ные-при­клад­ни­ки, чьи ре­зуль­та­ты долж­ны бы­ли, по идее, при­во­дить к ро­сту эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти, не мог­ли за­ра­ба­ты­вать на внед­ре­нии но­вых тех­но­ло­гий и по­лу­ча­ли кро­хи, ко­то­рые ско­рее де­сти­му­ли­ро­ва­ли их, чем по­дви­га­ли к но­вым от­кры­ти­ям.

Ре­зуль­тат это­го хо­ро­шо из­ве­стен. Со­вет­ская эко­но­ми­ка не вы­дер­жа­ла кон­ку­рен­ции с ры­ноч­ны­ми си­сте­ма­ми ка­пи­та­ли­сти­че­ских стран. Ви­но­ват ли в этом Карл Маркс? Ед­ва ли. Ско­рее ви­но­ва­то при­ми­тив­ное его тол­ко­ва­ние, пре­вра­тив­шее уста­рев­шую эко­но­ми­че­скую тео­рию в дог­мат ре­аль­но­го эко­но­ми­че­ско­го управ­ле­ния боль­шой стра­ной. Все осталь­ное, вклю­чая невоз­мож­ность пла­ни­ро­ва­ния столь слож­ной си­сте­мы, бы­ло уже след­стви­я­ми. Увы, план невоз­мож­но при­ми­рить с при­бы­лью и кон­ку­рен­ци­ей, а са­ма кон­ку­рен­ция озна­ча­ет эко­но­ми­че­скую сво­бо­ду, несов­ме­сти­мую с со­ци­а­ли­сти­че­ски­ми прин­ци­па­ми. И очень хо­чет­ся ве­рить, что вре­мя со­ци­а­ли­сти­че­ских экс­пе­ри­мен­тов все-та­ки оста­лось для Рос­сии в про­шлом.-

/ РУ­ДОЛЬФ АЛФИМОВ / РИА НО­ВО­СТИ

Пла­но­вые по­ка­за­те­ли мож­но бы­ло лег­ко пе­ре­вы­пол­нять, уве­ли­чи­вая за­тра­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.