Жизнь и идеи ше­сти­де­сят­ни­ка

Но­вая био­гра­фия взве­шен­но под­хо­дит к ста­тьям Доб­ро­лю­бо­ва – и к фак­там, о ко­то­рых обыч­но умал­чи­ва­ют

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Лев Обо­рин ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Ста­тьи Ни­ко­лая Доб­ро­лю­бо­ва до сих пор при­ла­га­ют­ся к школь­ным из­да­ни­ям рус­ской клас­си­ки – в первую оче­редь «Гро­зе» и «Об­ло­мо­ву»: не ху­же, а то и луч­ше, чем са­ми эти про­из­ве­де­ния, мы за­твер­ди­ли мыс­ли о «лу­че све­та в тем­ном цар­стве» и «пе­ча­ти об­ло­мов­щи­ны». Ав­тор этих фор­му­ли­ро­вок, умер­ший в 25 лет, в об­ще­ствен­ном со­зна­нии остал­ся ге­ни­аль­ным юно­шей, вы­да­ю­щим­ся ли­те­ра­тур­ным мыс­ли­те­лем, ко­то­рым вла­де­ла лишь страсть к прогрессу. Од­на­ко, как по­ка­зы­ва­ет кни­га Алек­сея Вдо­ви­на, для пе­ре­смот­ра био­гра­фии и идей Доб­ро­лю­бо­ва есть все ос­но­ва­ния.

Посмерт­ную ре­пу­та­цию кри­ти­ку со­зда­ли его стар­шие дру­зья – Чер­ны­шев­ский и Не­кра­сов. Пер­вый – бли­жай­ший доб­ро­лю­бов­ский друг и на­став­ник – рас­то­чал по­кой­но­му жар­кие по­хва­лы, че­ре­дуя их с об­ви­не­ни­я­ми оп­по­нен­тов, от это­го ста­но­ви­лось нелов­ко да­же со­чув­ству­ю­щим со­вре­мен­ни­кам. Вто­рой на­пи­сал хре­сто­ма­тий­ное сти­хо­тво­ре­ние «Па­мя­ти Доб­ро­лю­бо­ва»: «Со­зна­тель­но мир­ские на­сла­жде­нья / Ты от­вер­гал, ты чи­сто­ту хра­нил». Со­глас­но Не­кра­со­ву, кри­тик «в мо­ло­дые го­ды / Умел рас­суд­ку стра­сти под­чи­нять». Изу­че­ние жиз­ни Доб­ро­лю­бо­ва вне это­го апо­ло­ге­ти­че­ско­го филь­тра су­ще­ствен­но ме­ня­ет кар­ти­ну. Фра­за На­бо­ко­ва «Доб­ро­лю­бов был чрез­вы­чай­но влюб­чив» – от­прав­ная точ­ка для кни­ги Вдо­ви­на: под­за­го­ло­вок «Раз­но­чи­нец меж­ду ду­хом и пло­тью» адек­ват­но отоб­ра­жа­ет ду­шев­ные тер­за­ния, му­чив­шие Доб­ро­лю­бо­ва. Его лю­бов­ные от­но­ше­ния (са­мые се­рьез­ные – с про­сти­тут­кой Те­ре­зой Грюн­вальд, ко­то­рую он су­мел выз­во­лить из пуб­лич­но­го до­ма и на ко­то­рой чуть бы­ло не же­нил­ся) по­дроб­но ре­кон­стру­и­ро­ва­ны Вдо­ви­ным по пись­мам и днев­ни­кам. Несмот­ря на то что са­мые от­кро­вен­ные днев­ни­ко­вые за­пи­си по­сле смер­ти Доб­ро­лю­бо­ва уни­что­жил Чер­ны­шев­ский, ма­те­ри­а­ла здесь до­ста­точ­но. За­ме­тим, что Вдо­вин не вы­ис­ки­ва­ет «клуб­нич­ку» (са­мая пи­кант­ная де­таль кни­ги – сти­хо­тво­ре­ние Доб­ро­лю­бо­ва о но­чи, про­ве­ден­ной в бор­де­ле) и из­ла­га­ет лю­бов­ные сю­же­ты до­воль­но су­хо. Те­ма про­даж­ной люб­ви важ­на ему по­то­му, что она ра­ди­ка­ли­зи­ро­ва­ла взгля­ды Доб­ро­лю­бо­ва. Ра­нее осуж­дав­ший про­сти­ту­цию, че­рез два го­да он пи­шет: «Соб­ствен­но го­во­ря, их торг чем же под­лее и ни­же... ну хоть на­ше­го учи­тель­ско­го тор­га, ко­гда мы на­ни­ма­ем­ся у пра­ви­тель­ства учить то­му, че­го са­ми не зна­ем, и про­по­ве­до­вать мыс­ли, ко­то­рым са­ми ре­ши­тель­но не ве­рим?» Про­сти­ту­ция для Доб­ро­лю­бо­ва в ря­ду дру­гих «про­даж­ных ре­ме­сел», а к ним он при­чис­лял по­чти вся­кую де­я­тель­ность при су­ще­ству­ю­щей по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской об­ста­нов­ке. Имен­но эту об­ста­нов­ку он хо­тел раз­ру­шить.

Нель­зя од­но­знач­но воз­во­дить тур­ге­нев­ско­го Ба­за­ро­ва к Доб­ро­лю­бо­ву, но доб­ро­лю­бов­ские суж­де­ния по­вли­я­ли на опи­сан­ные Тур­ге­не­вым взгля­ды ни­ги­ли­стов («но­вых лю­дей», ре­во­лю­ци­он­ных де­мо­кра­тов – име­но­ва­ние за­ви­сит от сим­па­тий име­ну­ю­ще­го; Вдо­вин на­зы­ва­ет идео­ло­гию Доб­ро­лю­бо­ва со­ци­аль­ной де­мо­кра­ти­ей). Соб­ствен­но, один из глав­ных плю­сов кни­ги в том, что она на при­ме­ре Доб­ро­лю­бо­ва, не впа­дая в со­вет­скую апо­ло­ге­ти­ку, де­мон­стри­ру­ет образ жиз­ни и мыс­лей раз­но­чин­цев – мно­гие из них, как Доб­ро­лю­бов и Чер­ны­шев­ский, вы­шли из чис­ла по­по­ви­чей, се­ми­на­ри­стов. Вдо­вин по­ка­зы­ва­ет те си­ло­вые ли­нии, вдоль ко­то­рых вы­стра­и­ва­лась тра­ек­то­рия их мыш­ле­ния – от ве­ры к ате­из­му, от дог­ма­тиз­ма к со­мне­нию. Част­ные об­сто­я­тель­ства (смерть ро­ди­те­лей у Доб­ро­лю­бо­ва, же­сто­кое уче­ние в бур­се у По­мя­лов­ско­го) на­кла­ды­ва­лись на ин­тел­лек­ту­аль­ные за­про­сы, сов­па­да­ли с рас­цве­том жур­на­ли­сти­ки и с вы­хо­дом тру­дов та­ких фи­ло­со­фов, как Фей­ер­бах. Вдо­вин пи­шет, что ин­тер­пре­та­ция за­пад­ной фи­ло­со­фии в раз­но­чин­ских кру­гах бы­ла спе­ци­фи­че­ской, эк­лек­тич­ной.

Вдо­вин – ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный фи­ло­лог, и это ска­зы­ва­ет­ся в се­рьез­ном под­хо­де к кри­ти­че­ско­му на­сле­дию его ге­роя. Здесь про­ана­ли­зи­ро­ва­ны зна­ме­ни­тые его ста­тьи и от­ме­че­на общ­ность его ме­то­да, со­глас­но ко­то­ро­му про­из­ве­де­ние цен­но на­столь­ко, на­сколь­ко оно об­ще­ствен­но зна­чи­мо. Под­ход, лег­ший в ос­но­ву соц­ре­а­ли­сти­че­ской ме­то­до­ло­гии, На­бо­ков на­зы­вал «ту­пой и тя­же­ло­вес­ной кри­ти­кой». Вдо­вин да­лек от рез­ких суж­де­ний: ука­зы­вая на про­ти­во­ре­чи­вость мно­гих по­ло­же­ний у Доб­ро­лю­бо­ва, он за­ме­ча­ет, что в по­след­ний год ра­бо­ты его кри­ти­ка ста­ла бо­лее глу­бо­кой и гиб­кой. В первую оче­редь это ка­са­ет­ся по­ле­ми­ки с До­сто­ев­ским и впе­чат­ля­ю­щей ти­по­ло­гии его ге­ро­ев, ко­то­рую на­ме­тил Доб­ро­лю­бов. Впро­чем, вы­вод Вдо­ви­на до­ста­точ­но строг: Доб­ро­лю­бов не был ве­ли­ким кри­ти­ком, эта роль на­все­гда оста­лась в рус­ской ли­те­ра­ту­ре за Бе­лин­ским. Сде­лан­ное им, впро­чем, не по­те­ря­ло зна­че­ния, ведь па­мя­тью о Доб­ро­лю­бо­ве мы обя­за­ны не од­ной по­смерт­ной про­тек­ции Чер­ны­шев­ско­го и боль­ше­ви­ков. Фи­гу­ра Доб­ро­лю­бо­ва для Вдо­ви­на – сгу­щен­ное во­пло­ще­ние про­ти­во­ре­чий по­ко­ле­ния «лю­дей ше­сти­де­ся­тых го­дов», мно­гие идеи ко­то­рых не утра­ти­ли ак­ту­аль­но­сти, а био­гра­фия в се­рии ЖЗЛ за­креп­ля­ет непред­взя­тый под­ход к это­му по­ко­ле­нию, да­ле­кий как от очер­не­ния, так и от ка­но­ни­за­ции, пол­ной умол­ча­ний.-

АЛЕК­СЕЙ ВДО­ВИН. ДОБ­РО­ЛЮ­БОВ: РАЗ­НО­ЧИ­НЕЦ МЕЖ­ДУ ДУ­ХОМ И ПЛО­ТЬЮ. М.: МО­ЛО­ДАЯ ГВАРДИЯ, 2017 (ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮ­ДЕЙ)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.