Пар­тия на чет­ве­рых

В Му­зее Ана­то­лия Зве­ре­ва от­кры­ли вы­став­ку «Иг­ра». Ра­бо­ты клас­си­ков нон­кон­фор­миз­ма и со­вре­мен­но­го ви­део­ху­дож­ни­ка по­ка­зы­ва­ют там в те­ни спе­ц­эф­фек­тов

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва ВЕ­ДО­МО­СТИ

Му­зей Ана­то­лия Зве­ре­ва неболь­шой, но ам­би­ци­оз­ный. За два го­да су­ще­ство­ва­ния в нем не бы­ло ни од­ной вы­став­ки, где кар­ти­ны и гра­фи­ка не пред­став­ля­лись бы с мощ­ным со­про­вож­де­ни­ем из эф­фект­ной под­свет­ки и ви­део­филь­мов. На этот раз на вы­став­ке «Иг­ра» сви­та за­тми­ла ко­ро­лей: кар­ти­ны Дмит­рия Крас­но­пев­це­ва и Ва­ле­рия Не­му­хи­на и гу­а­ши Ана­то­лия Зве­ре­ва осве­ща­лись толь­ко в па­у­зах меж­ду по­ка­зом ви­део о ху­дож­ни­ках.

В та­кой агрес­сив­ной сре­де не про­иг­рал толь­ко чет­вер­тый участ­ник вы­став­ки – Пла­тон Ин­фан­те. Его ра­бо­ты са­ми стро­и­лись на ви­зу­аль­ных ком­пью­тер­ных эф­фек­тах, ост­ро­ум­ных, яр­ких и точ­ных, на раз по­беж­да­ю­щих эле­ги­че­ские филь­мы с чте­ни­ем от­рыв­ков из пи­са­ний ху­дож­ни­ка под со­про­вож­де­ние всуе по­тре­во­жен­но­го Мо­цар­та.

Кар­ти­ны и гра­фи­ка из фон­да му­зея, од­на­ко, в под­держ­ке не нуж­да­лись. Де­вять ме­та­фи­зи­че­ских на­тюр­мор­тов Крас­но­пев­це­ва и пол­то­ра де­сят­ка кар­тин Не­му­хи­на на ко­рон­ную его те­му иг­раль­ных карт – ве­щи очень хо­ро­шие и ин­те­рес­ные. А со­всем не ха­рак­тер­ные для Ана­то­лия Зве­ре­ва су­пре­ма­ти­че­ские ком­по­зи­ции – от при­леж­но под­ра­жа­тель­ных уче­ни­кам от­ца­ос­но­ва­те­ля до от­кро­вен­но ер­ни­че­ских, – мож­но ска­зать, вы­све­ти­ли еще од­ну грань та­лан­та это­го вир­туо­за. Хо­тя гла­гол «вы­све­ти­ли» в раз­го­во­ре об этой вы­став­ке вряд ли сто­ит про­из­но­сить. Свет на хол­сты и ли­сты здесь на­прав­лен так ак­тив­но, что они ка­жут­ся лайт­бок­са­ми, под­све­чен­ны­ми стек­лян­ны­ми ко­роб­ка­ми с ко­пи­я­ми этих са­мых ли­стов и хол­стов.

За внеш­ни­ми эф­фек­та­ми те­ря­ет­ся и ос­нов­ная те­ма вы­став­ки, дав­шая ей на­зва­ние, – иг­ра с фор­ма­ми, пред­ме­та­ми, в сти­ли. И ли­ри­че­ская: ку­ра­тор вы­став­ки Полина Ло­ба­чев­ская, при­я­тель­ство­вав­шая с Крас­но­пев­це­вым и Не­му­хи­ным, не раз быв­шая мо­де­лью для Зве­ре­ва, хо­те­ла вы­ве­сти этих клас­си­ков со­вет­ско­го неофи­ци­аль­но­го ис­кус­ства из зо­ны по­чти­тель­но­сти и се­рьез­но­сти. На­пом­нить, что «они бы­ли ве­се­лы­ми людь­ми, иг­ро­ка­ми».

В со­про­во­ди­тель­ных текстах она вспо­ми­на­ет Не­му­хи­на «бру­таль­ным, хит­ро­гла­зым», Крас­но­пев­це­ва – «кра­сав­цем с ари­сто­кра­ти­че­ской внеш­но­стью и небес­но-го­лу­бы­ми гла­за­ми», ну а Зве­рев, ока­зы­ва­ет­ся, лю­бил иг­рать и в шаш­ки, и в Ча­па­е­ва. Пла­то­на Ин­фан­те, по­хо­же, Ло­ба­чев­ская при­со­еди­ни­ла к ним, по­то­му что он не толь­ко ху­дож­ни­ки­г­рок, но еще и кра­са­вец.-

ДО 15 ОК­ТЯБ­РЯ

МАК­СИМ СТУ­ЛОВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Дмит­рий Крас­но­пев­цев пи­сал за­га­доч­ные на­тюр­мор­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.