Ад­во­ка­ты от­сто­я­ли тай­ну

Вер­хов­ный суд по­шел на­встре­чу ад­во­ка­там, раз­ре­шив им не рас­кры­вать дан­ные кли­ен­та в сво­их за­про­сах

Vedomosti.Piter - - ВЛАСТЬ & ДЕНЬГИ - Ана­ста­сия Кор­ня ВЕ­ДО­МО­СТИ

Вер­хов­ный суд при­знал неза­кон­ны­ми утвер­жден­ные при­ка­зом Ми­ню­ста тре­бо­ва­ния к ад­во­кат­ско­му за­про­су, ко­то­рые обя­зы­ва­ют ад­во­ка­тов рас­кры­вать имя до­ве­ри­те­ля и обос­но­вы­вать необ­хо­ди­мость по­лу­че­ния за­пра­ши­ва­е­мых све­де­ний. Об этом со­об­щил ад­во­кат Иван Пав­лов, оспа­ри­вав­ший тре­бо­ва­ния к ад­во­кат­ско­му за­про­су в су­де. За­кон, обя­зав­ший чи­нов­ни­ков от­ве­чать на за­про­сы ад­во­ка­тов, был при­нят в 2016 г. Пред­по­ла­га­лось, что за­щи­та по­лу­чит опе­ра­тив­ный до­ступ к охра­ня­е­мым за­ко­ном дан­ным, но в ито­ге пе­ре­чень до­ступ­ной для них ин­фор­ма­ции со­кра­тил­ся, а сро­ки предо­став­ле­ния ин­фор­ма­ции вы­рос­ли. В де­каб­ре про­шло­го года Ми­нюст утвер­дил тре­бо­ва­ния к ад­во­кат­ско­му за­про­су.

В су­де ад­во­ка­ты до­ка­зы­ва­ли, что но­вые тре­бо­ва­ния фак­ти­че­ски яв­ля­ют­ся ре­прес­сив­ной нор­мой: ссы­ла­ясь в за­про­се на дан­ные сво­е­го кли­ен­та, ад­во­кат мо­жет раз­гла­сить ин­фор­ма­цию, ко­то­рая яв­ля­ет­ся ад­во­кат­ской тай­ной (в эту ка­те­го­рию по­па­да­ют имя до­ве­ри­те­ля и да­же факт за­клю­че­ния со­гла­ше­ния). А это, в свою оче­редь, мо­жет стать ос­но­ва­ни­ем для ли­ше­ния ад­во­кат­ско­го ста­ту­са. Но си­сте­ма­ти­че­ское несо­блю­де­ние тре­бо­ва­ний к ад­во­кат­ско­му за­про­су мо­жет привести к то­му же.

Ми­нюст воз­ра­жал, что от­сут­ствие дан­ных о до­ве­ри­те­ле в за­про­се мо­жет привести к зло­упо­треб­ле­нию со сто­ро­ны ад­во­ка­тов, дей­ству­ю­щих без со­гла­сия до­ве­ри­те­ля. В су­де пред­ста­ви­тель ве­дом­ства при­знал­ся, что утвер­жден­ный ва­ри­ант тре­бо­ва­ний к ад­во­кат­ско­му за­про­су стал ком­про­мис­сом с си­ло­вы­ми ве­дом­ства­ми – След­ствен­ный ко­ми­тет, в част­но­сти, на­ста­и­вал, что­бы к за­про­су ад­во­кат при­кла­ды­вал ко­пию ор­де­ра и до­ве­рен­ность. «Мы ни­че­го не вы­иг­ра­ли, но и не про­иг­ра­ли», – про­ком­мен­ти­ро­вал ре­ше­ние Вер­хов­но­го суда Пав­лов. Он от­ме­ча­ет, что бла­го­да­ря та­ко­му решению уда­лось со­хра­нить ра­нее дей­ство­вав­ший объ­ем га­ран­тий ад­во­кат­ской тай­ны, но не рас­ши­рить их.

Пре­зи­дент Фе­де­раль­ной па­ла­ты ад­во­ка­тов Юрий Пи­ли­пен­ко го­во­рит, что вос­при­ни­ма­ет ре­ше­ние суда «с осто­рож­ным оп­ти­миз­мом»: со­хра­не­ние в тайне име­ни до­ве­ри­те­ля – да­ле­ко не са­мый кри­тич­ный во­прос с точ­ки зре­ния ад­во­кат­ской прак­ти­ки, по­то­му что си­ту­а­ции, ко­то­рые бы это­го тре­бо­ва­ли, встре­ча­ют­ся чрез­вы­чай­но ред­ко. На­мно­го более се­рьез­ной про­бле­мой яв­ля­ет­ся силь­но огра­ни­чен­ный объ­ем ин­фор­ма­ции, ко­то­рую ад­во­ка­ты впра­ве по­лу­чить по за­про­су, а так­же сро­ки от­ве­та на него. За­прос – это но­вый ин­стру­мент, ко­то­рый толь­ко-толь­ко на­чи­на­ет ра­бо­тать, на­по­ми­на­ет Пи­ли­пен­ко. И мо­жет про­изой­ти так, что ра­бо­та над требованиями к до­ку­мен­ту толь­ко ухуд­шит си­ту­а­цию, пре­ду­пре­жда­ет он. На за­прос «Ве­до­мо­стей» Ми­нюст со­об­щил, что «во­прос об об­жа­ло­ва­нии Ми­ню­стом Рос­сии при­ня­то­го ре­ше­ния бу­дет рас­смот­рен после его из­го­тов­ле­ния в пол­ном объ­е­ме».-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.