Хеп­пи-энд для оле­ня

В канн­ском кон­кур­се по­ка­за­ли сар­ка­сти­че­ские ко­ме­дии ли­де­ра гре­че­ской но­вой вол­ны Йор­госа Лан­ти­мо­са и ав­стрий­ско­го клас­си­ка Ми­ха­э­ля Ха­не­ке

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ве­ро­ни­ка Хлеб­ни­ко­ва ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ КАН­НЫ

Когда пер­со­на­жи Ни­коль Кид­ман и Ко­ли­на Фар­рел­ла при­сту­па­ют к сек­су, это на­зы­ва­ет­ся «об­щий нар­коз», что да­же не так стран­но в срав­не­нии с «зом­би», озна­чав­шим жел­тые цве­точ­ки в дав­нем филь­ме Йор­госа Лан­ти­мо­са «Клык». В но­вом филь­ме «Убий­ство свя­щен­но­го оле­ня» (The Killing of a Sacred Deer) Кид­ман и Фар­релл – ме­ди­ки в бра­ке: бе­ло­ку­рая оф­таль­мо­лог и кар­дио­хи­рург в древ­не­гре­че­ской гу­стой бо­ро­де. Но когда их де­тей по­ра­зит ужас­ная ка­ра – от­ни­мут­ся но­ги, по­те­кут кро­ва­вые сле­зы, – они ока­жут­ся бес­силь­ны. Все ста­дии ро­ко­во­го про­кля­тья вско­ре разъ­яс­нит хи­рур­гу его стран­ный 16-лет­ний друг (вы­да­ю­ща­я­ся ра­бо­та ир­ланд­ско­го ак­те­ра Бар­ри Кео­га­на).

Пер­вая по­ло­ви­на филь­ма вы­гля­дит как ма­кет ор­би­таль­ной стан­ции из иде­аль­но­го кос­мо­са 1970-х, где сте­риль­но, пу­стын­но и ни­что не ло­ма­ет­ся, кро­ме лю­дей. Во второй этот рас­чис­лен­ный мир утра­тит успо­ко­и­тель­ное рав­но­ве­сие и ис­кус­ствен­ную гра­ви­та­цию. Все рух­нет в Тар­тар, это ря­дом – в под­ва­ле. Во­ца­рит­ся са­ти­ри­че­ский ха­ос.

Лан­ти­мос под­вер­га­ет оби­та­те­лей и зри­те­лей филь­ма эти­че­ско­му экс­пе­ри­мен­ту. Ро­ди­те­лям при­дет­ся вы­брать, ко­го из их счаст­ли­вой се­мьи при­не­сти в жерт­ву, что­бы вы­жи­ли осталь­ные. Бо­ги Олим­па и Хра­мо­вой го­ры уже не ра­бо­та­ют, и неко­му за­ме­нить че­ло­ве­че­скую жерт­ву жи­вот­ным – ла­нью ан­тич­ной тра­ге­дии, ба­раш­ком биб­лей­ско­го пре­да­ния. За­то у за­ла до­ста­точ­но вре­ме­ни, что­бы при­со­еди­нить­ся к па­пе с ма­мой и на­ме­тить сво­е­го кан­ди­да­та. Это вре­мя за­пол­не­но ма­каб­ри­че­ски­ми гэ­га­ми в луч­ших тра­ди­ци­ях сюр­ре­а­ли­сти­че­ской фан­та­зии Лан­ти­мо­са, еще более жест­кой, чем в «Лоб­сте­ре», от­ме­чен­ном канн­ским При­зом жю­ри два года на­зад.

Тех, кто по­ла­гал пер­со­ну Го­да­ра по­след­ним та­бу, раз­ру­шен­ным на фе­сти­ва­ле филь­мом Ха­за­на­ви­чу­са, ждал при­ят­ный сюрприз. Лан­ти­мос ло­ма­ет ко­ме­дию на тер­ри­то­рии, та­бу­и­ро­ван­ной для сме­ха, где тра­ги­ки Еври­пид и Ра­син кла­ли под нож Ифи­ге­нию, а Алан Па­ку­ла де­лал «Вы­бор Со­фи» с Ме­рил Стрип, ре­шав­шей, ко­го из де­тей от­пра­вить в ла­гер­ную печь, что­бы спа­сти хо­тя бы од­но­го.

Мно­гие ав­то­ры об­ла­да­ют та­лан­том вы­зы­вать па­ни­че­скую ата­ку обыч­ным про­ез­дом ка­ме­ры по ко­ри­до­ру, но Лан­ти­мос, ка­жет­ся, второй че­ло­век в ми­ре, кому уда­ет­ся вы­звать жи­вот­ный ужас пе­ред та­рел­кой спа­гет­ти бо­ло­нье­зе. Кро­ме то­го, вос­хи­ща­ет его чув­ство и по­ни­ма­ние фор­мы. Олень на экране не по­явит­ся, и для него это несо­мнен­ный хеп­пи-энд, в от­ли­чие от за­клан­ной ла­ни Еври­пи­да.

Ме­нее усло­вен счаст­ли­вый фи­нал в две­на­дца­том по сче­ту филь­ме ав­стрий­ско­го ре­жис­се­ра Ми­ха­э­ля Ха­не­ке, ак­ва­рель­ной ко­ме­дии «Хеп­пи-энд» (Happy End). По­след­няя счаст­ли­вая се­мья в филь­мо­гра­фии Ха­не­ке бы­ла счаст­ли­ва в филь­ме 1989 г. «Седь­мой кон­ти­нент», когда в пол­ном со­ста­ве, пи­руя, отъ­ез­жа­ла на тот свет. Но­вый фильм – лег­кий, по­чти про­гу­лоч­ный дай­джест при­выч­ных тем и сю­же­тов Ха­не­ке. На экране мо­мен­таль­ные сним­ки со­сто­я­тель­но­го фран­цуз­ско­го се­мей­ства. С неко­то­ры­ми мы уже зна­ко­мы. Де­душ­ка Жорж – ЖанЛуи Трен­ти­ньян из «Люб­ви». Он из­ба­вил же­ну от мук и по­мог ей уй­ти, а те­перь сам ищет смер­ти и ми­ло­серд­но­го по­мощ­ни­ка, но по­ка толь­ко ло­ма­ет но­ги. Ева, внуч­ка 13 лет, – ре­ин­кар­на­ция маль­чи­ка из «Ви­део­пле­нок Бен­ни», сня­тых Ха­не­ке в 1992-м. Она то­же за­пи­сы­ва­ет свои пре­ступ­ле­ния и про­ступ­ки на ка­ме­ру те­ле­фо­на. Пер­со­на­жи Ма­тье Кас­со­ви­ца и Иза­бель Юп­пер, иг­ра­ю­щих рох­лю бра­та и сест­ру – на­тя­ну­тую стру­ну, несчаст­ли­вы по-сво­е­му. Их ха­рак­те­ры-двой­ни­ки най­дут­ся в «Скры­том» и «Пи­а­нист­ке».

Их апо­ка­лип­сис веж­ли­во не вы­хо­дит за рам­ки част­ной жиз­ни и сыг­ран в лег­ком ко­ми­че­ском клю­че. Ча­сто сни­мая на пре­дель­но об­щих пла­нах, Ха­не­ке чужд обоб­ще­ний. В этом за­клю­ча­ют­ся его ум и такт, утра­чен­ная ныне учти­вость ста­ро­го ев­ро­пей­ца, пе­ре­дан­ная, кстати, пер­со­на­жу Иза­бель Юп­пер. Эта аку­ла ка­пи­та­лиз­ма веж­ли­во уса­жи­ва­ет за стол тем­но­ко­жих ми­гран­тов, ра­ди скан­да­ла при­ве­ден­ных на се­мей­ное тор­же­ство ее сы­ном. Вся Европа в сбо­ре, ни­кто не уй­дет оби­жен­ным.

Един­ствен­ная ви­ди­мая ка­та­стро­фа в «Хеп­пи-эн­де» но­сит от­чет­ли­во сор­тир­ный ха­рак­тер: на стро­и­тель­ном объ­ек­те, при­над­ле­жа­щем се­мье, об­ру­ши­ва­ет­ся зе­мель­ный пласт с рас­по­ло­жен­ны­ми на нем ка­бин­ка­ми туа­ле­тов. Мы на­блю­да­ем это в за­пи­си ка­ме­ры сле­же­ния. Ха­не­ке ор­га­нич­но вмон­ти­ро­вал в фильм экра­ны са­мых раз­ных га­д­же­тов, на ко­то­рых в разрешении раз­но­го ка­че­ства рас­цве­та­ют все при­выч­ные жан­ры: трил­лер про хо­мя­ка, пор­но­гра­фи­че­ский чат, фильм ка­та­строф, дра­ма су­и­ци­да, под­рост­ко­вый бур­леск. Толь­ко в них эмо­ции ре­аль­ны, а пер­со­на­жи свя­за­ны с ми­ром стра­да­ни­ем и сме­хом. Они удо­сто­е­ны на­блю­де­ния, ста­но­вя­ще­го­ся ис­кус­ством, когда ка­ме­ру на­прав­ля­ет Ми­ха­эль Ха­не­ке, а за ка­ме­рой – Кри­сти­ан Бер­гер. В ми­ре изоб­ра­же­ний это счаст­ли­вей­ший из хеп­пи-эн­дов.-

/ OUTNOW.CH

Так вы­гля­дит ев­ро­пей­ская куль­ту­ра в но­вом филь­ме Ми­ха­э­ля Ха­не­ке

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.