На смерть рус­ско­го язы­ка

В Во­ро­не­же сыграли «Речь». В но­вом спек­так­ле «Арт-ла­бо­ра­то­рии» дра­ма­тург Вя­че­слав Дур­нен­ков, ар­ти­сты и зри­те­ли вме­сте на­шли но­вый спо­соб ра­бо­ты с тех­ни­кой вер­ба­ти­ма

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Еле­на Смо­ро­ди­но­ва ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ ВО­РО­НЕЖ

Ма­лая сце­на Во­ро­неж­ско­го те­ат­ра дра­мы им. Коль­цо­ва пре­вра­ще­на в пло­щадь, зри­те­лей при­гла­ша­ют пря­мо на нее. Меж­ду зри­те­ля­ми сну­ют ак­те­ры в оди­на­ко­вых па­стель­ных брюч­ках и ру­баш­ках из масс-мар­ке­та, про­го­ва­ри­вая сна- ча­ла при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Ты до­ста­точ­но пья­ная, что­бы по­том это за­быть?», а по­том – по­вто­ря­ю­щи­е­ся оскол­ки фраз.

Трех­част­ную пье­су «Речь» дра­ма­тург Вя­че­слав Дур­нен­ков скон­стру­и­ро­вал вме­сте со сту­ден­та­ми кур­са Русла­на Ма­ли­ко­ва Во­ро­неж­ско­го ин­сти­ту­та ис­кусств.

Ка­та­ли­за­то­ром для со­зда­ния «Ре­чи» стал про­ект фе­сти­ва­ля­шко­лы со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Тер­ри­то­рия» и ком­па­нии «Сибур» «Арт-ла­бо­ра­то­рии», пред­ла­га­ю­щий од­но­му из несто­лич­ных го­ро­дов пор­цию ак­ту­аль­но­го те­ат­ра, а ге­ро­ям это­го са­мо­го ак­ту­аль­но­го те­ат­ра – воз­мож­ность ла­бо­ра­тор­ной про­бы. Так, Дур­нен­ков-стар­ший дав­но хо­тел по­раз­мыш­лять о со­вре­мен­ном рус­ском язы­ке.

В ито­ге сту­ден­ты Ма­ли­ко­ва сна­ча­ла со­би­ра­ли под его ру­ко­вод­ством тра­ди­ци­он­ные вер­ба­ти­мы (тех­ни­ка со­зда­ния дра­ма­ти­че­ско­го тек­ста ме­то­дом за­пи­си ре­аль­ных раз­го­во­ров), за­тем пред­ло­жи­ли сво­им ре­спон­ден­там по­раз­мыш­лять о соб­ствен­ной ре­чи, а после под ру­ко­вод­ством хо­рео­гра­фа Ири­ны Га­луш­ки­ной ис­ка­ли фи­зи­че­ский эк­ви­ва­лент услы­шан­но­му.

Трех­част­ной пар­ти­ту­ре пье­сы Дур­нен­ко­ва со­от­вет­ство­ва­ла трех­част­ная ком­по­зи­ция. Стан­дарт­ный вер­ба­тим пер­вой ча­сти ак­те­ры пре­вра­ща­ли в ба­лет, при­чем ка­за­лось, ес­ли во­вре­мя не усту­пить ме­сто на­сту­па­ю­щим на те­бя ак­те­рам, то те­бя про­сто-на­про­сто за­топ­чут. Вер­ба­ти­мы о рус­ском язы­ке озву­чи­ва­ли уже с ку­бов-по­ста­мен­тов. В пар­ти­ту­ре тре­тьей ча­сти оста­лись от­дель­ные сло­ва – к это­му мо­мен­ту зри­те­ли уже на­хо­ди­лись в за­ле, рас­са­жен­ные ак­те­ра­ми. В фи­на­ле ак­те­ры пе­ре­хо­ди­ли уже толь­ко на же­сто­вую пар­ти­ту­ру.

По­ме­щен­ный в ви­зу­аль­ную рам­ку пло­щад­но­го те­ат­ра, этот вер­ба­тим­ба­лет ока­зал­ся не толь­ко раз­мыш­ле­ни­ем о клад­би­ще для язы­ка, о рын­ке, на ко­то­ром мы все вы­нуж­де­ны про­да­вать и по­ку­пать свои сло­ва, сле­дя за ко­ли­че­ством лай­ков, но и пол­но­цен­ным ис­сле­до­ва­ни­ем по со­вре­мен­но­му рус­ско­му язы­ку и то­му, что от него оста­ет­ся, ес­ли по­сле­до­ва­тель­но снимать с него на­сло­е­ния. А кро­ме то­го – еще од­ним спо­со­бом то­го, как се­год­ня мож­но по­ста­вить текст-вер­ба­тим и не ока­зать­ся в ил­лю­стра­ции или ци­та­те.-

/ АРТ-ЛАБОРАТОРИЯ

В этом те­ат­ре участ­ни­ки все, и зри­те­ли то­же

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.