Люд­ми­ла Пет­ру­шев­ская, пи­са­тель­ни­ца, ху­дож­ни­ца, пе­ви­ца

«Точ­ной ин­тер­пре­та­ции во­об­ще не су­ще­ству­ет»

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на Смо­ро­ди­но­ва ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Два­дцать чет­вер­то­го мая в Га­ле­рее Та­ма­ры Ве­хо­вой на Спи­ри­до­нов­ке, 4, от­кры­лась вы­став­ка Люд­ми­лы Пет­ру­шев­ской «Ма­лень­кая де­воч­ка из «Мет­ро­по­ля». 27 мая в Те­ат­раль­ном цен­тре им. Мей­ер­холь­да пе­ред спек­так­лем «Ан­дан­те» прой­дет кол­ла­бо­ра­ция-пер­фор­манс ре­жис­се­ра Фе­до­ра Пав­ло­ва-Ан­дре­еви­ча «Пет­ру­шев­ская читает». 28 и 29 мая в те­ат­ре «Прак­ти­ка» – пре­мье­ра мо­но­спек­так­ля «Йел­эна» по пье­се Люд­ми­лы Пет­ру­шев­ской с вы­пуск­ни­цей ма­стер­ской Дмит­рия Брус­ни­ки­на Али­ной На­си­бул­ли­ной в ро­ли го­во­ря­щей скульп­ту­ры Пав­ло­ва-Ан­дре­еви­ча. А 26 мая Люд­ми­ла Пет­ру­шев­ская от­ме­тит 79-ле­тие в те­ат­ре «Шко­ла со­вре­мен­ной пье­сы». «Ве­до­мо­сти» по­го­во­ри­ли с Люд­ми­лой Пет­ру­шев­ской.

– Режиссер Фе­дор Пав­лов-Ан­дре­евич, ваш сын, зав­тра впер­вые вы­пус­ка­ет спек­такль в «Прак­ти­ке», по ва­ше­му тек­сту. Зна­е­те, что там бу­дет?

– Это его ра­бо­та, тут ко мне – ни­ка­ких во­про­сов.

– По­че­му?

– Ну так уж сло­жи­лось у нас.

– А про «Ан­дан­те», пе­ред ко­то­рым вам пред­сто­ит стать жи­вой скульп­ту­рой, что мо­же­те ска­зать?

– «Ан­дан­те!» Это не му­зы­каль­ный тер­мин с бук­вой «э». Это про­из­но­сит­ся как «дай­те». Ан­дан­те – это дай­те! А что ка­са­ет­ся Фе­ди­ных спек­так­лей, то мать тут не име­ет пра­ва оце­ни­вать. Ну и он мне за­пре­тил: «Ма­ма, нель­зя хва­лить сво­их де­тей!»

– А ваш сын точ­но ин­тер­пре­ти­ру­ет ва­ши пье­сы?

– Точ­ной ин­тер­пре­та­ции во­об­ще не су­ще­ству­ет. У каж­до­го ре­жис­се­ра она своя. А в этой пье­се – так из­дав­на счи­та­ет­ся, ей уже 40 лет – есть эле­мент аб­сур­да (ге­рои «Ан­дан­те» ино­гда го­во­рят на несу­ще­ству­ю­щем ино­стран­ном язы­ке. – «Ве­до­мо­сти»). Во­об­ще, пье­сы – это та­кое де­ло, осо­бое. Первую пье­су я на­пи­са­ла от оби­ды, за од­ну ночь, «Чин­за­но», 8 де­каб­ря 1973 го­да. Мне не раз­ре­ши­ли прий­ти на за­ня­тия ар­бу­зов­ской сту­дии, и я ре­ши­ла, что у ме­ня до­ма бу­дет это за­ня­тие, чит­ка но­вой пье­сы. И на­пи­са­ла ее – и про­чла.

– А что у вас за вы­став­ка, ко­то­рую мож­но бу­дет уви­деть до се­ре­ди­ны июня?

– Да, на Спи­ри­до­нов­ке, дом 4. Там несколь­ко па­сте­лей Ан­ны Пав­ло­вой, ве­ли­кой ба­ле­ри­ны. На са­мом де­ле я ее ри­со­ва­ла для оте­ля «Мет­ро­поль», в ко­то­ром я ро­ди­лась и про­жи­ла три го­да: там го­сти­нич­ные но­ме­ра за­ни­ма­ли ста­рые боль­ше­ви­ки, и в том чис­ле мой пра­дед. В оте­ле ре­ши­ли сде­лать имен­ные но­ме­ра, и для но­ме­ров, где жи­ла Ан­на Пав­ло­ва, я при­го­то­ви­ла па­сте­ли с раз­ны­ми ва­ри­ан­та­ми ее тан­ца. Че­ты­ре из них бу­дут ви­сеть в но­ме­рах «Мет­ро­по­ля», а осталь­ные – те, что на вы­став­ке, – бу­дут про­да­ны в по­мощь сиротам-ин­ва­ли­дам бла­го­тво­ри­тель­но­го част­но­го об­ще­ства «ПРОБО «Ро­сток» (Пс­ков­ская бла­го­тво­ри­тель­ная ор­га­ни­за­ция Алек­сея Ми­хай­лю­ка, по­мо­га­ю­щая сиротам-ин­ва­ли­дам г. Пор­хо­ва со­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся. – «Ве­до­мо­сти»). У них там ту­го с день­га­ми, сей­час еще их ма­ши­ну раз­би­ли. И ко­гда на ме­ня вы­шла Та­ма­ра Ве­хо­ва, га­ле­рист­ка, с пред­ло­же­ни­ем сде­лать вы­став­ку, я бы­ла ра­да. Та­ма­ра счи­та­ет, что мы смо­жем за­ра­бо­тать, ка­кие-то лю­ди ку­пят мои ра­бо­ты. И то­гда мы по­мо­жем Алек­сею Ми­хай­лю­ку, ко­то­рый за 17 лет вос­пи­тал боль­ше ста ин­ва­ли­дов-под­рост­ков, вы­пуск­ни­ков спе­ци­аль­но­го дет­до­ма. Спас их от стар­че­ско­го ин­тер­на­та, где их путь ужа­сен. До­был для мно­гих из них квар­ти­ры, где они жи­вут с со­ци­аль­ным со­про­вож­де­ни­ем, под при­смот­ром ку­ра­то­ров. Очень на­де­юсь, что удаст­ся по­мочь.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.