Ми­гран­ты не террористы

... Во­прос, взра­ще­на ли тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за на тер­ри­то­рии России или за­ве­зе­на извне, тре­бу­ет глу­бо­ко­го ис­сле­до­ва­ния

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Оль­га Гу­ли­на

Со­вре­мен­ное че­ло­ве­че­ство на­хо­дит­ся в по­сто­ян­ном по­ис­ке ба­лан­са меж­ду пра­вом каж­до­го че­ло­ве­ка на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния и ее огра­ни­че­ни­ем в ин­те­ре­сах без­опас­но­сти и обес­пе­че­ния пра­во­по­ряд­ка в го­су­дар­стве. Се­го­дня ми­гран­ты пред­став­ля­ют­ся «бес­ти­я­ми» и «тро­ян­ски­ми ко­ня­ми», от рук ко­то­рых па­дут впу­стив­шие их в стра­ну мест­ные жи­те­ли. Ил­лю­зор­ная угро­за «ми­гра­ци­он­но­го тер­ро­ра» как в Ев­ро­пе, так и в России ти­ра­жи­ру­ет­ся с та­ким по­сто­ян­ством и вдох­но­ве­ни­ем, что идеи жест­ких мер по от­но­ше­нию к ми­гран­там из от­дель­ных стран и ре­ги­о­нов, пре­иму­ще­ствен­но ис­по­ве­ду­ю­щих ис­лам, на­хо­дят все боль­шую под­держ­ку и одоб­ре­ние. За жест­кие ме­ры 67% рос­си­ян, 71% по­ля­ков, 53% нем­цев, 51% ита­льян­цев, 47% бри­тан­цев. При этом, по дан­ным Global Terrorism Database, с 1970 по 2015 г. в ев­ро­пей­ских стра­нах бы­ло со­вер­ше­но 20 975 тер­ак­тов, боль­шая часть ко­то­рых бы­ла мо­ти­ви­ро­ва­на борь­бой за при­зна­ние или неза­ви­си­мость от­дель­ных ба­зи­ру­ю­щих­ся на тер­ри­то­рии Ев­ро­пы ра­ди­каль­ных групп, а ис­ла­мист­ский ха­рак­тер име­ли ме­нее 2% тер­ро­ри­сти­че­ских атак.

Пред­став­ля­ет­ся, что ми­гра­ция и вы­те­ка­ю­щее из нее че­ло­ве­че­ское раз­но­об­ра­зие не яв­ля­ют­ся пи­та­тель­ной сре­дой для тер­ро­риз­ма, ско­рее невозможность управ­лять рас­ту­щим че­ло­ве­че­ским раз­но­об­ра­зи­ем в этом гло­баль­ном и быст­ро ме­ня­ю­щем­ся ми­ре становится глав­ной угро­зой ста­биль­но­сти как России, так и го­су­дарств Ев­ро­пы.

ТЕР­РО­РИЗМ – ЭТО УГРО­ЗА, МИ­ГРА­ЦИЯ – ЭТО ВОЗ­МОЖ­НОСТЬ

Со­вре­мен­ный ис­лам­ский ха­ли­фат, сти­хий­но об­ра­зо­вав­ший­ся на об­лом­ках го­су­дарств Ближ­не­го Во­сто­ка и яв­ля­ю­щий­ся од­ним из ос­нов­ных ис­точ­ни­ков тер­ро­ри­сти­че­ской за­ра­зы, с од­ной сто­ро­ны, на­зы­ва­ет эми­гра­цию обя­зан­но­стью каж­до­го му­суль­ма­ни­на, а с дру­гой – ис­поль­зу­ет все пу­ти для об­ло­же­ния на­ло­га­ми или обя­зан­но­стя­ми «невер­ных мусульман» – быв­ших жи­те­лей этих го­су­дарств, бе­жав­ших из-под кон­тро­ля ха­ли­фа­та. Уже до­ка­за­но, что в стра­нах – по­став­щи­ках ми­гран­тов уве­ли­че­ние чис­ла тер­ро­ри­сти­че­ских атак и на­си­лия со сто­ро­ны го­су­дар­ства при­во­дит к но­вым вол­нам эми­гра­ции; со­от­вет­ствен­но, рас­тет чис­ло про­ше­ний об убе­жи­ще от граж­дан этих стран в стра­нах при­е­ма ми­гран­тов. В при­ни­ма­ю­щих стра­нах кри­ми­но­ген­ный по­тен­ци­ал ми­гра­ции воз­рас­та­ет лишь то­гда, ко­гда ми­гран­ты вы­па­да­ют из ле­галь­но­го по­ля и ста­но­вят­ся объ­ек­том ин­те­ре­са тер­ро­ри­сти­че­ских и пре­ступ­ных груп­пи­ро­вок. Как по­ка­зы­ва­ет че­ло­ве­че­ская ис­то­рия, сре­ди ми­гран­тов и лиц, ищу­щих убе­жи­ща, все­гда бы­ли пре­ступ­ни­ки и террористы, как пра­ви­ло при­об­рет­шие свой кри­ми­наль­ный ба­гаж за­дол­го до на­ча­ла им­ми­гра­ции.

Жест­кая, кор­рум­пи­ро­ван­ная и ре­стрик­тив­ная ми­гра­ци­он­ная по­ли­ти­ка го­су­дарств при­е­ма, на­ру­ша­ю­щая ос­нов­ные пра­ва и сво­бо­ды ми­гран­тов, как-то: пра­во на спра­вед­ли­вое су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство, пра­во на за­щи­ту, пра­во на без­опас­ные усло­вия тру­да, его пол­ную опла­ту и проч. – со­зда­ет бла­го­при­ят­ную сре­ду для вер­бов­ки ми­гран­тов в ря­ды пре­ступ­ни­ков и, ес­ли хо­ти­те, тер­ро­ри­стов. В про­ти­во­вес ей про­зрач­ная, ум­ная и эко­но­ми­че­ски де­тер­ми­ни­ро­ван­ная ми­гра­ци­он­ная по­ли­ти­ка – это все­гда до­пол­ни­тель­ная воз­мож­ность раз­ви­тия и да­же до­пол­ни­тель­ный фи­нан­со­вый до­ход, что, к со­жа­ле­нию, не всем оче­вид­но.

При­ве­ду при­мер. Мно­го лет на­зад за­те­ряв­ше­е­ся в Ка­риб­ском мо­ре ма­лень­кое ост­ров­ное го­су­дар­ство Сент-Китс и Не­вис мог­ло про­да­вать толь­ко неко­то­рое ко­ли­че­ство са­ха­ра и бы­ло бед­но как цер­ков­ная мышь. В 2006 г. пра­ви­тель­ство Сент-Кит­са и Не­ви­са на­ня­ло Кри­сти­а­на Ка­ли­на, вла­дель­ца швей­цар­ской кон­сал­тин­го­вой фир­мы Henley & Partners, за гла­за на­зы­ва­е­мо­го «твор­цом ми­гра­ции» и «ко­ро­лем пас­пор­тов». Ка­лин раз­ра­бо­тал но­вую ми­гра­ци­он­ную стра­те­гию ост­ро­вов Сент-Китс и Не­вис, за­пу­стив про­грам­му ин­ве­сти­ци­он­ных вло­же­ний в об­мен на граж­дан­ство стра­ны. Для Сент-Кит­са и Не­ви­са эта про­да­жа пас­пор­тов ста­ла той экс­порт­ной по­зи­ци­ей, ко­то­рая еже­год­но обес­пе­чи­ва­ет 25% при­ро­ста ВВП стра­ны и сни­жа­ет уро­вень го­су­дар­ствен­но­го дол­га. Пас­порт Сент-Кит­са и Не­ви­са от­кры­ва­ет воз­мож­ность без­ви­зо­во­го по­се­ще­ния 131 стра­ны ми­ра, вклю­чая стра­ны ЕС и Ве­ли­ко­бри­та­нию, где об­ла­да­тель пас­пор­та ост­ро­вов мо­жет без­ви­зо­во жить 180 дней в го­ду. Сент-Китс и Не­вис раз­ре­ша­ет иметь двой­ное граж­дан­ство, га­ран­ти­ру­ет об­ла­да­те­лю сво­е­го на­ци­о­наль­но­го пас­пор­та пол­ную кон­фи­ден­ци­аль­ность в от­но­ше­ни­ях с го­су­дар­ством его про­ис­хож­де­ния. И что са­мое ин­те­рес­ное – ост­ро­ва Сент-Китс и Не­вис ни ра­зу не ста­ли ни объ­ек­том тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы, ни при­ста­ни­щем тер­ро­ри­стов. Ми­гра­ци­он­ная стра­те­гия Сен­тКит­са и Не­ви­са – это при­мер, как из ни­че­го со­здать фи­нан­со­вый до­ход и уме­ло им поль­зо­вать­ся.

Во­прос о том, мож­но ли ска­зать, что тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за России взра­ще­на на тер­ри­то­рии стра­ны, а не при­не­се­на извне, тре­бу­ет се­рьез­но­го изу­че­ния и вни­ма­ния

Ко­неч­но, Сент-Китс и Не­вис слиш­ком ма­лень­кая стра­на, и, ко­неч­но, Рос­сия и стра­ны Ев­ро­пы не по­хо­жи на ост­ро­ва Сент-Китс и Не­вис. Но и там и тут важ­но по­ни­ма­ние, что ни ми­гра­ци­он­ная по­ли­ти­ка «от­кры­тых две­рей» (Гер­ма­ния, Шве­ция, Сент-Китс), ни стра­те­гия «за­кры­тых две­рей» (Япо­ния, Но­р­ве­гия) са­ми по се­бе не га­ран­ти­ру­ют от­сут­ствия тер­ро­ри­сти­че­ских угроз, веч­ной без­опас­но­сти и спо­кой­ствия на­се­ле­ния.

СОГРАЖДАНЕ СТАТИСТИЧЕСКИ ОПАС­НЕЕ

С раз­ной ин­тен­сив­но­стью экс­пер­ты и ака­де­ми­че­ские ис­сле­до­ва­те­ли за­да­ют­ся во­про­сом, в ка­ком вре­мен­ном от­рез­ке жи­вет со­вре­мен­ное че­ло­ве­че­ство – в «эпо­ху ми­гра­ций» или в «эпо­ху тер­ро­риз­ма», и, хо­тя те­ма вза­и­мо­свя­зи и вли­я­ния мас­со­вых ми­гра­ций на рост тер­ро­риз­ма до кон­ца не изу­че­на, ми­гра­цию отож­деств­ля­ют с тер­ро­риз­мом не по­то­му, что все ми­гран­ты – террористы, а по­то­му, что часть тер­ро­ри­сти­че­ских ак­тов в стра­нах За­па­да со­вер­ше­на ли­ца­ми с ми­гра­ци­он­ным про­шлым.

В сен­тяб­ре 2016 г. американский Ин­сти­тут Ка­то­на опуб­ли­ко­вал дан­ные о ста­ту­се 154 пре­ступ­ни­ков-тер­ро­ри­стов, со­вер­шив­ших тер­ро­ри­сти­че­ские ак­ты на тер­ри­то­рии США в по­след­ние 30 лет. Ока­за­лось, что 54 тер­ро­ри­ста бы­ли жи­те­ля­ми и за­кон­ны­ми ре­зи­ден­та­ми США, 34 че­ло­ве­ка – ту­ри­ста­ми, 20 че­ло­век на­хо­ди­лись на тер­ри­то­рии США в ожи­да­нии ре­ше­ния об убе­жи­ще, 19 че­ло­век име­ли сту­ден­че­ские ви­зы, 10 че­ло­век име­ли про­сро­чен­ные до­ку­мен­ты, че­ты­ре че­ло­ве­ка бы­ли бе­жен­ца­ми, три че­ло­ве­ка при­бы­ли в США по про­грам­мам без­ви­зо­во­го въез­да (Visa Waiver Program), один че­ло­век – по ви­зе же­ни­ха/неве­сты (K-1 visa). Ми­гра­ци­он­ный ста­тус осталь­ных де­вя­ти тер­ро­ри­стов остал­ся неиз­вест­ным из-за невоз­мож­но­сти их пер­со­наль­ной иден­ти­фи­ка­ции.

По рас­че­там ав­то­ров до­кла­да, у обыч­но­го аме­ри­кан­ца по­тен­ци­аль­ная воз­мож­ность быть уби­тым ми­гран­том «вне закона» со­став­ля­ет 1:10,4 млрд; по­тен­ци­аль­ная воз­мож­ность быть уби­тым бе­жен­цем или ли­цом в по­ис­ках убе­жи­ща – 1:3,64 млрд; по­тен­ци­аль­ная воз­мож­ность быть уби­тым ино­стран­ным тер­ро­ри­стом – 1:3,6 млн. Воз­мож­ность быть уби­тым или ограб­лен­ным мест­ным пре­ступ­ни­ком – в 254 ра­за вы­ше.

В России нет от­кры­тых дан­ных или ис­сле­до­ва­ний о пра­во­вом (граж­дан­ском) ста­ту­се лиц, со­вер­шив­ших тер­ро­ри­сти­че­ские ак­ты на тер­ри­то­рии стра­ны. Од­на­ко, да­же со­брав по кру­пи­цам от­кры­тую ин­фор­ма­цию в СМИ о ли­цах, со­вер­шив­ших по­доб­ные пре­ступ­ле­ния, мож­но по­нять, что боль­шая часть пре­ступ­ни­ков-тер­ро­ри­стов – это граж­дане России. Вклю­чая 22-лет­не­го Ак­бар­жо­на Джа­ли­ло­ва, совершившего в ап­ре­ле 2017 г. взрыв в мет­ро Санкт-Петербурга. Во­прос о том, мож­но ли ска­зать, что тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за России взра­ще­на на тер­ри­то­рии стра­ны, а не при­не­се­на извне, тре­бу­ет се­рьез­но­го изу­че­ния и вни­ма­ния.

ЗНАТЬ УГРО­ЗУ В ЛИ­ЦО

Рос­сия, как участ­ник и ме­ди­а­тор ря­да гло­баль­ных гео­по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов, долж­на знать свои угро­зы в ли­цо. Тер­ро­ризм – это угро­за, с ко­то­рой нуж­но бо­роть­ся, а ми­гра­ция – это про­цесс, ко­то­рым нуж­но учить­ся пра­виль­но управ­лять. Жест­кие ад­ми­ни­стра­тив­ные ба­рье­ры и за­прет на въезд ми­гран­тов не спо­соб­ны из­ба­вить стра­ну от угроз тер­ро­риз­ма. При­ме­ры России, Япо­нии и Но­р­ве­гии, ве­ду­щих весь­ма ре­стрик­тив­ную им­ми­гра­ци­он­ную по­ли­ти­ку, по­ка­зы­ва­ют, что все­гда най­дут­ся «свои» террористы, по­ся­га­ю­щие на спо­кой­ствие и без­опас­ность.

Од­ним из пу­тей пре­одо­ле­ния стра­ха «тер­ро­риз­ма ми­гран­тов» и изу­че­ния со­пер­ни­ка в ли­цо мог­ли бы стать кво­ты для пред­ста­ви­те­лей до­ми­нант­ных ми­гра­ци­он­ных со­об­ществ, про­жи­ва­ю­щих на тер­ри­то­рии РФ, – уз­бе­ков, кир­ги­зов, та­джи­ков – в ор­га­нах внут­рен­них дел, служ­бе без­опас­но­сти и на му­ни­ци­паль­ной служ­бе. Дру­гой путь – вы­стра­и­ва­ние бо­лее тес­но­го вза­и­мо­дей­ствия меж­ду мест­ным и приш­лым на­се­ле­ни­ем пу­тем ин­те­гра­ци­он­ных, линг­ви­сти­че­ских, куль­тур­но-про­све­ти­тель­ских про­грамм.

Рос­сий­ские обы­ва­те­ли, да и управ­ля­ю­щие ими эли­ты, име­ют весь­ма рас­плыв­ча­тые пред­став­ле­ния о ми­гран­тах: для од­них ми­грант – это лю­бой нерус­ский че­ло­век с ази­ат­ски­ми чер­та­ми ли­ца, для дру­гих – страш­ный че­ло­век, пло­хо го­во­ря­щий по­рус­ски и при­е­хав­ший в Рос­сию со сво­и­ми це­ля­ми, для тре­тьих – че­ло­век, вы­пол­ня­ю­щий тя­же­лую, неква­ли­фи­ци­ро­ван­ную ра­бо­ту за неболь­шие деньги, для чет­вер­тых – двор­ник, офи­ци­ант, до­маш­ний ра­бот­ник и дру­гая об­слу­га (под­ставь­те пра­виль­ный ва­ри­ант от­ве­та). О том, что все эти лю­ди – не террористы и не ис­точ­ник стра­хов для мест­но­го на­се­ле­ния, а ре­сурс, пра­виль­ное ис­поль­зо­ва­ние ко­то­ро­го га­ран­ти­ру­ет по­вы­ше­ние уров­ня жиз­ни, зна­ют или, пра­виль­но бу­дет ска­зать, хо­тят знать лишь немно­гие рос­си­яне.

Се­го­дня в России на­блю­да­ет­ся боль­шая ак­тив­ность Фе­де­раль­ной служ­бы без­опас­но­сти и дру­гих си­ло­вых ве­домств в ми­гра­ци­он­ной сфе­ре. Это опас­ное ве­я­ние, по­то­му что де­я­тель­ность си­ло­вых ми­ни­стерств и ве­домств и ор­га­нов, осу­ществ­ля­ю­щих ми­гра­ци­он­ный ме­недж­мент, мо­жет и долж­на пе­ре­се­кать­ся лишь в во­про­се кон­тро­ля за «ка­че­ством» ми­гра­ци­он­но­го по­то­ка, уров­нем его кри­ми­но­ген­но­сти и по­тен­ци­а­лом его кон­фликт­но­сти, а не в во­про­сах ме­недж­мен­та ми­гра­ци­он­ных по­то­ков.

С каж­дым днем становится все оче­вид­нее, что ум­ная ми­гра­ци­он­ная стра­те­гия России мо­жет и долж­на опре­де­лять­ся по­ли­ти­че­ски­ми, эко­но­ми­че­ски­ми, куль­тур­но-ис­то­ри­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми стра­ны, а не стра­хом за­хва­та, по­гло­ще­ния и тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы России со сто­ро­ны ми­гран­тов. Ми­гра­ци­он­ные по­то­ки в Рос­сию долж­ны ре­гу­ли­ро­вать­ся эко­но­ми­че­ски­ми ры­ча­га­ми, а не по­ли­цей­ски­ми ме­ха­низ­ма­ми. Ми­гра­ци­он­ный ме­недж­мент России дол­жен быть за­то­чен на по­лу­че­ние до­хо­дов и пре­иму­ществ от ми­гра­ции, а не на уста­нов­ле­ние ад­ми­ни­стра­тив­ных ба­рье­ров, уже­сто­че­ние пра­вил и сни­же­ние уров­ня пра­во­вой за­щи­ты для ми­гран­тов.-

/ ЕВ­ГЕ­НИЙ ЕГОРОВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Тер­акт в мет­ро Петербурга был со­вер­шен граж­да­ни­ном России

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.