По­ли­ти­че­ский курс

Ки­тай фак­ти­че­ски при­вя­зал юань к дол­ла­ру. Это поз­во­ля­ет обес­пе­чить ста­биль­ность в по­ли­ти­че­ски важ­ный для вла­стей год

Vedomosti.Piter - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Лин­лин Вэй Са­у­миа Вай­шам­па­ян THE WALL STREET JOURNAL ПЕ­РЕ­ВЕ­ЛИ МИ­ХА­ИЛ ОВЕРЧЕНКО И НА­ДЕЖ­ДА БЕЛИЧЕНКО

На­род­ный банк Ки­тая (НБК) в этом го­ду не да­ет кур­су юа­ня ко­ле­бать­ся: он вы­рос на 1% по­сле то­го, как в 2016 г. упал на 6%. А по­ка­за­тель ожи­да­е­мой во­ла­тиль­но­сти на­хо­дит­ся на са­мом низ­ком уровне с ав­гу­ста 2015 г. То­гда НБК объ­явил о бо­лее ры­ноч­ном под­хо­де к кур­со­об­ра­зо­ва­нию, что при­ве­ло к па­де­нию юа­ня.

Ва­лют­ная по­ли­ти­ка Пе­ки­на мо­жет иметь се­рьез­ные по­след­ствия для ми­ро­вых фи­нан­со­вых рын­ков и гло­баль­ной эко­но­ми­ки. Вла­стям при­хо­дит­ся бо­роть­ся с рас­ту­щим дол­го­вым бре­ме­нем – в част­но­сти, в кор­по­ра­тив­ном сек­то­ре. Рис­ки, свя­зан­ные с этим про­цес­сом, мо­гут воз­рас­ти – и, как опа­са­ют­ся мно­гие ин­ве­сто­ры, да­же спро­во­ци­ро­вать фи­нан­со­вый кри­зис, осо­бен­но ес­ли дол­го по­дав­ля­е­мая во­ла­тиль­ность вы­рвет­ся из-под кон­тро­ля. В сре­ду рей­тин­го­вое агент­ство Moody’s Investors Service сни­зи­ло су­ве­рен­ный рей­тинг Ки­тая с Aa3 до A1, объ­яс­нив это чрез­мер­ным ро­стом дол­га при за­мед­ля­ю­щей­ся эко­но­ми­ке.

Хо­тя дей­ствия вла­стей по огра­ни­че­нию кре­ди­то­ва­ния нега­тив­но по­вли­я­ли на рын­ки ак­ций и об­ли­га­ций, ва­лют­ный ры­нок пре­бы­ва­ет в спо­кой­ствии. Этот год ва­жен для Пе­ки­на в по­ли­ти­че­ском от­но­ше­нии: осе­нью за­кан­чи­ва­ет­ся пер­вый пя­ти­лет­ний срок ра­бо­ты ны­неш­не­го по­ко­ле­ния ру­ко­во­ди­те­лей стра­ны и воз­мож­ны се­рьез­ные по­ли­ти­че­ские и кад­ро­вые ре­ше­ния.

Преж­де НБК поз­во­лял юа­ню сла­беть вме­сте с дол­ла­ром. Ко­гда же дол­лар укреп­лял­ся, цен­тро­банк пе­ре­при­вя­зы­вал курс к кор­зине ва­лют, т. е. юань мог про­дол­жать сла­беть. Но сей­час ос­нов­ным при­о­ри­те­том стало по­дав­ле­ние во­ла­тиль­но­сти, по­это­му НБК под­дер­жи­ва­ет юань, ко­гда дол­лар рас­тет.

Из­ме­не­ние кур­са юа­ня вме­сте с дол­ла­ром мо­жет сни­зить ве­ро­ят­ность тор­го­вой вой­ны, ко­то­рой но­вая ад­ми­ни­стра­ция США гро­зи­ла Ки­таю. «По­ли­ти­ка управ­ле­ния ва­лю­той в Ки­тае су­ще­ствен­но из­ме­ни­лась по­сле вы­бо­ров в США, – го­во­рит Ро­бин Брукс, глав­ный эко­но­мист Ин­сти­ту­та меж­ду­на­род­ных фи­нан­сов. – Но­вая при­вяз­ка мо­жет быть до­ста­точ­но креп­кой, и толь­ко боль­шая неожи­дан­ность мо­жет «ото­рвать» курс». В ис­сле­до­ва­нии Брук­са и его кол­ле­ги Гэнэ Ма, эко­но­ми­ста по Ки­таю, де­ла­ет­ся вы­вод, что НБК пе­ре­шел в сво­ей ва­лют­ной по­ли­ти­ке от опре­де­лен­ных прин­ци­пов к бо­лее си­ту­а­тив­ным дей­стви­ям.

В пресс-служ­бе НБК не от­ве­ти­ли на прось­бу о ком­мен­та­ри­ях.

Бо­лее устой­чи­вый юань вку­пе с уже­сто­че­ни­ем огра­ни­че­ний на вы­вод ка­пи­та­ла и по­вы­ше­ни­ем про­цент­ных ста­вок успо­ко­ил ин­ве­сто­ров и спо­соб­ство­вал сни­же­нию от­то­ка де­нег из стра­ны. Неко­то­рые экс­пор­те­ры пе­ре­хо­дят от на­коп­ле­ния дол­ла­ро­вой вы­руч­ки к ее кон­вер­та­ции в юа­ни. «На­ши про­гно­зы по­ка­зы­ва­ют, что курс юа­ня бу­дет ста­биль­ным, по край­ней ме­ре в бли­жай­шем бу­ду­щем, по­это­му нам нет смыс­ла боль­ше от­кла­ды­вать кон­вер­та­цию», – го­во­рит пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров алю­ми­ни­е­вой ком­па­нии Sunstone Development Лан Гу­ан­ху­эй. Его ком­па­ния не пе­ре­во­ди­ла ва­лют­ную вы­руч­ку в юа­ни на про­тя­же­нии все­го 2016 го­да.

Ны­неш­ний под­ход про­ти­во­ре­чит пред­при­ня­тым два го­да на­зад по­пыт­кам Пе­ки­на убе­дить МВФ объ­явить юань ре­зерв­ной ва­лю­той и обе­ща­ни­ям поз­во­лить рын­ку опре­де­лять его курс. Неко­то­рые ки­тай­ские чи­нов­ни­ки утвер­жда­ют, что в ин­те­ре­сах стра­ны и все­го ми­ра ослаб­лять кон­троль за кур­сом юа­ня по­сте­пен­но, так как, ес­ли от­ме­нить его сра­зу, это вы­зо­вет гло­баль­ную неста­биль­ность на рын­ках.

Тем вре­ме­нем НБК поз­во­ля­ет юа­ню де­ше­веть по от­но­ше­нию к ва­лю­там дру­гих тор­го­вых парт­не­ров Ки­тая, на­при­мер ко­рей­ской воне и япон­ской иене. В пят­ни­цу курс юа­ня к кор­зине ва­лют опу­стил­ся до самого низкого уров­ня за ис­то­рию пуб­ли­ка­ции это­го по­ка­за­те­ля с 2015 г. Это да­ет ки­тай­ским экс­пор­те­рам фо­ру на со­от­вет­ству­ю­щих рын­ках. «Это скры­тая де­валь­ва­ция», – счи­та­ет Эшли Пер­ротт из син­га­пур­ско­го от­де­ле­ния UBS Asset Management.

Воз­мож­ное воз­об­нов­ле­ние ро­ста кур­са доллара в ре­зуль­та­те по­вы­ше­ния про­цент­ных ста­вок в США мо­жет зна­чи­тель­но уве­ли­чить для Пе­ки­на це­ну при­вяз­ки ки­тай­ской ва­лю­ты к аме­ри­кан­ской и от­ри­ца­тель­но по­вли­ять на кон­ку­рен­то­спо­соб­ность экс­пор­те­ров. Это еще боль­ше за­мед­лит рост ки­тай­ской эко­но­ми­ки. «В этом слу­чае конъ­юнк­ту­ра де­неж­но­го рын­ка в Ки­тае ухуд­шит­ся, а это вла­стям сей­час не нуж­но», – го­во­рит Ги­льер­мо Фе­ли­цес, стар­ший ин­ве­сти­ци­он­ный стра­тег BNP Paribas Investment Partners в Лон­доне.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.