Лож­ное при­ми­ре­ние

Vedomosti.Piter - - КОММЕНТАРИИ - *Мак­сим Тру­до­лю­бов

Каж­дый раз, ко­гда в важ­ные го­су­дар­ствен­ные мо­мен­ты речь за­хо­дит о жерт­вах со­вет­ских ре­прес­сий, то сра­зу же речь за­хо­дит и о при­ми­ре­нии. Вот и вче­ра при освя­ще­нии хра­ма в честь но­во­му­че­ни­ков, т. е. жертв со­вет­ско­го го­су­дар­ства, президент Вла­ди­мир Пу­тин го­во­рил о при­ми­ре­нии.

Это сло­во воз­ни­ка­ет по­чти сра­зу в та­кой ре­чи. Храм по­свя­щен «но­во­му­че­ни­кам, т. е. па­мя­ти тех, кто по­стра­дал за ве­ру, по­гиб в пе­ри­од бо­го­бор­че­ства <...>», ска­зал Пу­тин, «и вме­сте с тем он оли­це­тво­ря­ет при­ми­ре­ние», по­то­му что от­кры­ва­ет­ся в год сто­ле­тия ре­во­лю­ций 1917 г. При этом кто, ко­гда и с кем по­ссо­рил­ся, не го­во­рит­ся.

И президент Пу­тин, и пат­ри­арх вче­ра, как и в дру­гих по­хо­жих слу­ча­ях, го­во­ри­ли о том, как важ­но бы­ло объ­еди­не­ние Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви с Рус­ской цер­ко­вью за гра­ни­цей. Этот по­чти пре­одо­лен­ный рас­кол об­ра­зо­вал­ся по­сле ре­во­лю­ции. По то­му, нас­коль­ко важ­ны для пре­зи­ден­та неко­то­рые из­вест­ные ли­де­ры рус­ско­го за­ру­бе­жья, преж­де все­го Иван Ильин, мож­но за­клю­чить, что имен­но это раз­де­ле­ние – на тех, кто при­нял и не при­нял ре­во­лю­цию, – и есть тот кон­фликт, о при­ми­ре­нии в ко­то­ром идет речь. Это мож­но на­звать при­ми­ре­ни­ем крас­ных и бе­лых.

Кос­вен­но это под­твер­жда­ет­ся осо­бым но­сталь­ги­че­ским ин­те­ре­сом близ­ких к вла­сти идео­ло­гов, на­при­мер Ни­ки­ты Ми­хал­ко­ва, к бе­лым офи­це­рам, пер­вой волне эми­гра­ции, осо­бен­но к по­ки­нув­шей Рос­сию ари­сто­кра­тии. Воз­мож­но, это свя­за­но с тем, что те, кто счи­та­ет се­бя ари­сто­кра­ти­ей в но­вой России, хо­те­ли бы снять с се­бя крас­ную стиг­му и пред­стать на­сто­я­щей ари­сто­кра­ти­ей, ко­то­рая не ху­же Ше­ре­ме­те­вых и Юсу­по­вых.

Из всех раз­де­ле­ний рос­сий­ско­го об­ще­ства – про­яв­лен­ных и непро­яв­лен­ных – это, на­вер­ное, са­мое ком­форт­ное для рос­сий­ской эли­ты, осо­бен­но той, ко­то­рая склон­на ти­хонь­ко счи­тать се­бя ари­сто­кра­ти­ей. Вре­ме­ни про­шло удоб­но мно­го, сви­де­те­лей не оста­лось – оста­лась дав­няя, по­чти аб­стракт­ная ис­то­рия. Объ­яв­лен­ное «при­ми­ре­ние» ока­зы­ва­ет­ся та­ким об­ра­зом чем-то боль­ше по­хо­жим на до­пол­ни­тель­ную ле­ги­ти­ма­цию ны­неш­ней вла­сти. Ны­неш­нее го­су­дар­ство, у ко­то­ро­го ро­до­вые трав­мы и мо­раль­ные пробле­мы свя­за­ны и с про­ис­хож­де­ни­ем, и с со­вет­ским ограб­ле­ни­ем рос­сий­ско­го на­след­ства, и с пост­со­вет­ским ограб­ле­ни­ем со­вет­ско­го на­след­ства, по­лу­ча­ет та­ким об­ра­зом крайне де­фи­цит­ную нема­те­ри­аль­ную под­держ­ку (с ма­те­ри­аль­ной под­держ­кой у него и так все хо­ро­шо).

Кон­фликт меж­ду эли­той, ста­вя­щей се­бя вы­ше закона, и об­ще­ством, ко­то­ро­му эли­та дик­ту­ет за­кон, не пре­одо­лен

Слож­ность, ко­неч­но, в том, что кон­фликт крас­ных и бе­лых не един­ствен­ный и не глав­ный для рос­сий­ско­го об­ще­ства. Тот кон­фликт, ко­то­рый в от­ли­чие от крас­но-бе­ло­го жив до сих пор, нуж­да­ет­ся хо­тя бы в том, что­бы его про­го­во­рить. Этот кон­фликт жив, по­то­му что каж­дый день лю­ди ста­но­вят­ся жерт­ва­ми си­сте­мы, пред­по­чи­та­ю­щей са­мо­воль­но пи­сать се­бе за­ко­ны и от­чи­ты­вать­ся в их ис­пол­не­нии или неис­пол­не­нии толь­ко пе­ред со­бой. В его ос­но­ве ле­жит и на­сле­дие рос­сий­ско­го им­пер­ско­го го­су­дар­ства, и ин­сти­ту­ты, за­ло­жен­ные ста­лин­ским го­су­дар­ством, ко­то­рое уби­ва­ло сво­их граж­дан в го­ды су­ще­ство­ва­ния СССР. Кон­фликт меж­ду эли­той, ста­вя­щей се­бя вы­ше закона, и об­ще­ством, ко­то­ро­му эли­та дик­ту­ет за­кон, не пре­одо­лен. Наслед­ни­ки ста­лин­ско­го го­су­дар­ства, вклю­чая и свя­щен­но­на­ча­лие ны­неш­ней Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, стро­я­щие храм в честь во­об­ра­жа­е­мо­го при­ми­ре­ния, всех нас об­ма­ны­ва­ют.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.