Все луч­шее – в на­сто­я­щем

Дя­ги­лев­ский фе­сти­валь в Пер­ми за­вер­шил­ся ба­лет­ной пре­мье­рой. Ее под­го­то­ви­ли три са­мых об­суж­да­е­мых хо­рео­гра­фа Рос­сии – Вя­че­слав Са­мо­ду­ров, Вла­ди­мир Вар­на­ва и Алек­сей Ми­рош­ни­чен­ко

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ ПЕРМЬ

Хо­рео­гра­фов объ­еди­ни­ло 135-ле­тие со дня рож­де­ния Иго­ря Стра­вин­ско­го, ко­то­рое ре­шил от­ме­тить со­зда­тель се­го­дняш­не­го перм­ско­го фе­но­ме­на ди­ри­жер Те­одор Ку­рент­зис. Три од­но­акт­ных ба­ле­та пред­ска­зу­е­мо раз­де­ли­ли зри­те­лей на три ча­сти – каж­дый из по­ста­нов­щи­ков пред­ста­вил соб­ствен­ный взгляд на то, что та­кое та­нец.

Для 28-лет­не­го Вла­ди­ми­ра Вар­на­вы «Пет­руш­ка» – пер­вая столь круп­ная ра­бо­та в ака­де­ми­че­ском те­ат­ре. Он стал из­ве­стен ка­мер­ны­ми про­ек­та­ми и спек­так­ля­ми для ба­лет­ных звезд. Хо­рео­граф, чьи по­ста­нов­ки со­еди­ня­ют при­е­мы эст­ра­ды, пер­фор­ман­са, дра­мы и со­вре­мен­но­го тан­ца, в боль­шом те­ат­раль­ном де­бю­те не от­ка­зал­ся от сво­ей фир­мен­ной эс­те­ти­ки. Клас­си­че­ский ба­лет­ный сю­жет он то­же не из­ме­нил, лишь пе­ре­нес в цирк (его шар­жи­ро­ван­но, но эф­фект­но под­дер­жа­ла ху­дож­ник Га­ля Со­ло­дов­ни­ко­ва). Пет­руш­ка пре­вра­тил­ся в кло­у­на на ба­ра­бане-арене с двой­ни­ком, Смер­тью с го­ло­вой-ты­ков­кой, Ба­ле­ри­на – в Ди­ву в пе­рьях, Арап – в Си­ла­ча с си­ли­ко­но­вы­ми би­цеп­са­ми. Ис­то­рию бес­смерт­ной кук­лы они разыг­ра­ли как ба­ла­ган­чик, но не XIX в., а XXI с его куль­том трил­ле­ров и мыль­ных опер. Хо­рео­граф, лю­бя­щий и уме­ю­щий ис­поль­зо­вать им­про­ви­за­ции сво­их ис­пол­ни­те­лей, на этот раз был под­дер­жан Ди­а­ной Виш­не­вой, ко­то­рую при­влек­ла воз­мож­ность вы­сту­пить в за­глав­ной муж­ской пар­тии. Но в этом тро­га­тель­ном, без­за­щит­ном, по­рой лу­ка­вом Пет­руш­ке яв­но про­сту­пал ста­рый образ кло­унес­сы-ли­це­дей­ки, ко­гда-то при­ду­ман­ный для ба­ле­ри­ны в «Лун­ном Пье­ро» Алек­се­ем Рат­ман­ским.

Ка­мер­но­сти «Пет­руш­ки» про­ти­во­сто­я­ла мас­штаб­ность «Жарп­ти­цы»: Алек­сей Ми­рош­ни­чен­ко, по­чти 10 лет воз­глав­ля­ю­щий труп­пу Перм­ско­го те­ат­ра, вы­брал жанр ба­ле­та-обо­зре­ния и пред­ста­вил все раз­но­об­ра­зие ее се­го­дняш­них воз­мож­но­стей. Он то­же не от­ка­зал­ся от ори­ги­наль­но­го сю­же­та рус­ской сказ­ки. При этом на­гру­зил ис­то­рию ог­нен­ной пти­цы куль­ту­ро­ло­ги­че­ски­ми от­сыл­ка­ми к Вла­ди­ми­ру Проп­пу с его «Исто­ри­че­ски­ми кор­ня­ми вол­шеб­ной сказ­ки» (их ци­ти­ру­ют тан­цов­щи­ки в на­ча­ле спек­так­ля) и 12 хо­рео­гра­фам, со­став­ля­ю­щим ис­то­рию ба­ле­та ХХ в.: от Мак­г­ре­го­ра и Фор­сай­та к Фо­ки­ну и апо­фе­о­зу, в ко­то­ром ко­ще­е­во цар­ство со­вре­мен­но­го ба­ле­та рас­сы­па­ет­ся под на­тис­ком свет­лых сил ста­ро­го ис­кус­ства с его бе­ло­снеж­ны­ми каф­та­на­ми и жем­чуж­но-зо­ло­ты­ми ко­кош­ни­ка­ми. Ми­рош­ни­чен­ко с увле­че­ни­ем иг­ра­ет в сти­ли­за­цию, до­би­ва­ясь успе­ха в слу­чае Бе­жа­ра и осо­бен­но Ба­лан­чи­на и стыд­ли­во оклас­си­чи­вая Пи­ну Ба­уш с Мар­той Гр­эм. Ра­ди ро­ли Жар-пти­цы сло­мав­шая свой лон­дон­ский гра­фик На­та­лья Оси­по­ва, пусть и не успев­шая от­то­чить роль до при­выч­но­го со­вер­шен­ства, вли­ва­ет в этот микст энер­гию ху­до­же­ствен­но­го ма­ни­фе­ста. Без ее уча­стия спек­такль те­ря­ет лич­ную ин­то­на­цию по­ста­нов­щи­ка, об­на­ру­жи­ва­ет дра­ма­тур­ги­че­ские про­бле­мы, из-за ко­то­рых не про­чи­ты­ва­ет­ся ис­то­рия люб­ви Ива­на к Ца­ревне и его по­ис­ков пе­ра Жар-пти­цы. А глав­ное, «Жар-пти­ца», как и «Пет­руш­ка», ока­зы­ва­ет­ся в первую оче­редь му­зы­кой с тан­ца­ми, где ли­дер­ская роль от­да­на ди­ри­же­ру и имен­но его ху­до­же­ствен­ной во­ле (в «Пет­руш­ке» Вла­ди­мир Вар­на­ва да­же со­чи­нил для Ку­рент­зи­са неболь­шую роль, эф­фект­но обо­зна­чен­ную как Со­зда­тель).

От­кры­вав­ше­му ве­чер «По­це­лую феи» Вя­че­сла­ва Са­мо­ду­ро­ва вни­ма­ния Ку­рент­зи­са не до­ста­лось – его в тра­ди­ци­он­ных ба­лет­ных стан­дар­тах про­вел Ан­дрей Да­ни­лов. Хо­рео­граф вос­поль­зо­вал­ся тем, что ока­зал­ся предо­став­лен са­мо­му се­бе. Каж­дый спек­такль Са­мо­ду­ров при­ду­мы­ва­ет как объ­яс­не­ние в люб­ви ис­кус­ству ба­ле­та. «По­це­луй феи» – иде­аль­ная для это­го пар­ти­ту­ра: Стра­вин­ский со­чи­нил ее как знак вос­хи­ще­ния Чай­ков­ским, ис­поль­зуя и вос­пе­вая его му­зы­ку, хо­рео­гра­фич­ную да­же то­гда, ко­гда тот пред­на­зна­чал ее не для тан­ца. Сю­жет сказ­ки Ан­дер­се­на и у ком­по­зи­то­ра, и у хо­рео­гра­фа – лишь пер­во­на­чаль­ный эмо­ци­о­наль­ный им­пульс, по­це­луй ска­зоч­ной феи – это плен ис­кус­ства, из ко­то­ро­го у за­хва­чен­но­го нет вы­хо­да. И Са­мо­ду­ров с по­мо­щью сво­их по­сто­ян­ных со­ав­то­ров Эн­то­ни Ма­ки­лу­эй­на и Сай­мо­на Бен­ни­со­на осво­бож­да­ет сце­ну от де­ко­ра­ций, лишь из­ред­ка за­пус­кая над ней об­лач­ко или про­во­зя де­рев­це, обо­зна­чая де­ре­вен­ский празд­ник мель­ни­цей, а цар­ство феи – люст­рой. Про­стран­ство осво­бож­де­но для фан­тас­ма­го­ри­че­ской бу­ри, во вре­мя ко­то­рой Юно­ша встре­ча­ет Фею, для де­ре­вен­ско­го празд­ни­ка и хру­сталь­но­го двор­ца чи­сто­го ис­кус­ства. Де­ре­вен­ский вальс в сла­вя­но-гу­цуль­ском сти­ле на каб­луч­ках сме­та­ет­ся на­сто­я­щим валь­сом снеж­ных хло­пьев, во­семь валь­си­ру­ю­щих пар со­еди­ня­ют­ся с чет­вер­кой пар со­ли­стов, на­пол­нен­ный воз­душ­ны­ми под­держ­ка­ми ду­эт Феи и Юно­ши (Алек­сандра Суро­де­е­ва и Ар­тем Ми­ша­ков из вто­ро­го со­ста­ва вчи­стую обыг­ра­ли и пе­ре­тан­це­ва­ли пре­мье­ров Ин­ну Би­лаш и Ни­ки­ту Чет­ве­ри­ко­ва) до­пол­ня­ет­ся по­лет­ны­ми муж­ски­ми ва­ри­а­ци­я­ми, за­хва­ты­ва­ю­щи­ми дух сво­ей изу­вер­ской слож­но­стью. Но хо­рео­граф об­ры­ва­ет са­мо­заб­вен­ный по­лет в выс­шей точ­ке: цен­траль­ную сце­ну ба­ле­та он остав­ля­ет за од­ной му­зы­кой, поз­во­ляя на­сла­дить­ся со­вер­шен­ством Стра­вин­ско­го и Чай­ков­ско­го, при­зна­вая их недо­сти­жи­мую вы­со­ту и оста­нав­ли­вая мгно­ве­ние пе­ред фи­наль­ным валь­сом бла­жен­ных душ.-

/ АН­ТОН ЗАВЬЯЛОВ

Ди­а­ну Виш­не­ву труд­но не узнать да­же в ро­ли Пет­руш­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.