Очень близ­кое зна­ком­ство

Мак­сим Бок­сер по­ка­зал луч­шую часть сво­ей кол­лек­ции. Вы­став­ку гра­фи­ки Се­реб­ря­но­го ве­ка из его со­бра­ния от­кры­ли в га­ле­рее «На­ши ху­дож­ни­ки»

Vedomosti.Piter - - КУЛЬТУРА - Оль­га Ка­ба­но­ва ВЕДОМОСТИ

Втек­сте к вы­став­ке «Бок­сер. Кол­лек­ция» Мак­сим Бок­сер на­пи­сал, что хо­тел сде­лать ее «ка­мер­ной, эле­гант­ной и по-до­маш­не­му уют­ной». Та­кой она и по­лу­чи­лась. Ую­ту, прав­да, спо­соб­ство­ва­ла не ан­ти­квар­ная ме­бель, рек­ви­зи­том рас­став­лен­ная в за­лах га­ле­реи «На­ши ху­дож­ни­ки», а са­ми экс­по­на­ты: ри­сун­ки, гу­а­ши и ак­ва­ре­ли бес­спор­но пре­крас­но­го вре­ме­ни в ис­то­рии рус­ско­го ис­кус­ства – ру­бе­жа XIX–XX вв.

Бок­сер со­би­ра­ет не толь­ко гра­фи­ку и не толь­ко из про­шло­го, но и со­вре­мен­ное искус­ство. Од­на­ко пред­ста­вить свою кол­лек­цию пред­по­чел имен­но са­мой «ка­мер­ной и эле­гант­ной» ее ча­стью. Ка­мер­ной до ин­тим­но­сти, по­сколь­ку неко­то­рые ри­сун­ки на­столь­ко не за­кон­че­ны, что раз­гля­ды­вать их по­чти нелов­ко, ка­жет­ся, под­смат­ри­ва­ешь за ху­дож­ни­ком. Ви­дишь, как ста­ра­тель­но, на раз­ли­но­ван­ной бу­ма­ге, Кон­стан­тин Со­мов про­ри­со­вы­вал ка­ран­да­шом и рас­кра­ши­вал ак­ва­ре­лью эс­киз об­лож­ки кни­ги о рус­ской жи­во­пи­си. Ду­ма­ешь, че­го же хо­тел до­бить­ся Ва­лен­тин Се­ров в неопрят­ной, с во­дя­ны­ми пят­на­ми, ак­ва­ре­ли с изоб­ра­же­ни­ем ка­ре­ты. По­ни­ма­ешь, на­сколь­ко зол был Бо­рис Ку­сто­ди­ев, ко­гда вы­ри­со­вы­вал куп­ца-ха­ма, иду­ще­го ря­дом с де­мон­стра­ци­ей во гла­ве с креп­ки­ми те­лом ра­бот­ни­ца­ми, несу­щи­ми как ико­ну порт­рет Ле­ни­на. Все ему рав­но смеш­ны и про­тив­ны.

Жи­во­пись ред­ко бы­ва­ет на­столь­ко от­кро­вен­на, хо­тя ри­сун­ки на вы­став­ке есть и за­кон­чен­ные, де­мон­стра­тив­но ма­стер­ские, как по­чти все ве­щи ху­дож­ни­ков «Ми­ра ис­кус­ства». А их на вы­став­ке мно­го, осо­бен­но Алек­сандра Бе­нуа.

Сре­ди на­брос­ков вы­де­ля­ет­ся по­чти со­вер­шен­ный эс­киз «Ка­ин и Авель» Кузь­мы Пет­ро­ва-Вод­ки­на – бле­стя­щий об­ра­зец очень рус­ско­го сим­во­лиз­ма. Есть ве­щи и неуди­ви­тель­ные, ожи­да­е­мые. Па­стель Лео­ни­да Пастер­на­ка «При­го­тов­ле­ние к зав­тра­ку» теп­лая и свет­лая, как и мно­гие его кар­ти­ны о се­мье. И этот неболь­шой кар­тон, как и они, мог бы стать ил­лю­стра­ци­ей к ро­ма­ну сы­на ху­дож­ни­ка, знав­ше­го ма­гию се­мей­ной люб­ви.

Выставка Мак­си­ма Бок­се­ра, кол­лек­ци­о­не­ра но­вой, пост­со­вет­ской, вол­ны про­хо­дит в га­ле­рее «На­ши ху­дож­ни­ки» вслед за пред­став­ле­ни­ем там ле­ген­дар­ных со­бра­ний Ека­те­ри­ны Гель­цер и Со­ло­мо­на Шу­сте­ра. Срав­не­ния с ни­ми Бок­сер вы­дер­жать не мо­жет, но по­пыт­ка со­от­вет­ство­вать ве­ли­ким ему за­счи­ты­ва­ет­ся. ДО 23 ИЮЛЯ

/ МАК­СИМ СТУЛОВ / ВЕДОМОСТИ

«Ку­па­ю­щи­е­ся маль­чи­ки» – гу­ашь Алек­сан­дры Экс­тер

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.