По­сле «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства»

... Па­де­ние за­пре­щен­но­го в Рос­сии ИГ не озна­ча­ет ре­ше­ния про­блем, его по­ро­див­ших. Нуж­на но­вая си­сте­ма без­опас­но­сти

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Лео­нид Иса­ев АВ­ТОР – СТАР­ШИЙ ПРЕ­ПО­ДА­ВА­ТЕЛЬ НИУ ВШЭ

Успе­хи ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской ко­а­ли­ции во гла­ве с США в пер­вой по­ло­вине 2017 г. ве­дут к то­му, что в бли­жай­шее вре­мя с «Ис­лам­ским го­су­дар­ством» (ИГ, за­пре­ще­но в Рос­сии) бу­дет, ве­ро­ят­но, по­кон­че­но. Ра­зу­ме­ет­ся, не как с по­ли­ти­че­ским фе­но­ме­ном, а как с ква­зи­го­су­дар­ствен­ным об­ра­зо­ва­ни­ем. Од­на­ко бу­ду­щее Си­рии и Ира­ка, да и все­го Ближ­не­во­сточ­но­го ре­ги­о­на в це­лом, оста­ет­ся ту­ман­ным и непред­ска­зу­е­мым.

Этим ле­том по­сле несколь­ких ме­ся­цев из­ну­ри­тель­ных бо­ев был взят Мо­сул, имев­ший важ­ное сим­во­ли­че­ское зна­че­ние для ИГ. Имен­но от­сю­да 28 июня 2014 г. Абу Бакр аль-Баг­да­ди вы­сту­пил со сво­ей зна­ме­ни­той ре­чью в ве­ли­кой ме­че­ти ан-Ну­ри, по­сле че­го на­ча­лась экс­пан­сия ис­ла­ми­стов по тер­ри­то­рии Си­рии и Ира­ка. Дей­ствия со­юз­ни­ков под Мо­су­лом на­равне с успе­ха­ми си­рий­ских кур­дов под Рак­кой при под­держ­ке Ва­шинг­то­на мож­но на­звать од­ной из са­мых успеш­ных кам­па­ний про­тив ИГ с мо­мен­та его про­воз­гла­ше­ния в 2014 г. : ко­а­ли­ции впер­вые уда­лось по­ра­зить ИГ в его гео­ст­ра­те­ги­че­ском ты­лу. Успех со­юз­ни­ков в Мо­су­ле и при­бли­жа­ю­ще­е­ся взя­тие Рак­ки спо­соб­но пре­вра­тить так­ти­че­ский успех в стра­те­ги­че­ский.

Од­на­ко па­де­ние ИГ от­нюдь не озна­ча­ет ре­ше­ния про­блем, его по­ро­див­ших, а зна­чит, не мо­жет га­ран­ти­ро­вать ре­ги­о­ну ста­биль­ность и даль­ней­шее устойчивое раз­ви­тие. Ближ­ний Во­сток по­сле «араб­ской вес­ны» нуждается в но­вой ар­хи­тек­ту­ре без­опас­но­сти, и кон­стру­и­ро­вать ее ре­ги­о­наль­ным ак­то­рам при­дет­ся, опи­ра­ясь пре­иму­ще­ствен­но на свои соб­ствен­ные си­лы, что са­мо по се­бе уже се­рьез­ный вы­зов.

На про­тя­же­нии всей но­вей­шей ис­то­рии араб­ский мир ни ра­зу не ста­но­вил­ся твор­цом сво­е­го соб­ствен­но­го ми­ро­устрой­ства. Мест­ные эли­ты раз за ра­зом ока­зы­ва­лись лишь на­блю­да­те­ля­ми всех клю­че­вых со­бы­тий, про­ис­хо­див­ших во­круг них. Са­мо по­яв­ле­ние Ближ­не­го Во­сто­ка в при­выч­ной для нас стра­но­вой на­рез­ке – ре­зуль­тат эн­до­ген­ных тен­ден­ций в жиз­ни ре­ги­о­на по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. По­ра­же­ние Ве­ли­кой Пор­ты пред­опре­де­ли­ло даль­ней­ший крах Осман­ской им­пе­рии, на обломках ко­то­рой стра­ны-по­бе­ди­тель­ни­цы, Ан­глия и Фран­ция, взя­лись за кон­стру­и­ро­ва­ние сво­ей мо­де­ли ближ­не­во­сточ­но­го ми­ро­по­ряд­ка, во­пло­тив­ше­го­ся в 1916 г. в зна­ме­ни­тый до­го­вор Сайк­са – Пи­ко, от­ра­жав­ший не столь­ко ре­ги­о­наль­ную спе­ци­фи­ку, сколь­ко ин­те­ре­сы Лон­до­на и Па­ри­жа. Си­сте­ма го­су­дарств на Ближ­нем Во­сто­ке ста­ла сво­е­го ро­да дан­но­стью, с ко­то­рой ре­ги­о­наль­ным эли­там бы­ло пред­ло­же­но сми­рить­ся.

Од­ним из са­мых яр­ких при­ме­ров по­ли­ти­ки на­вя­зы­ва­ния ре­ше­ний извне на Ближ­нем Во­сто­ке мо­жет слу­жить со­зда­ние в 1948 г. го­су­дар­ства Из­ра­иль, ко­то­рое де-фа­кто ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря под­держ­ке СССР и США ре­зо­лю­ции Ге­не­раль­ной ас­сам­блеи ООН № 181 о раз­де­ле Па­ле­сти­ны. Ни Выс­ший араб­ский ко­ми­тет, ни Ли­га араб­ских го­су­дарств не смог­ли вос­пре­пят­ство­вать это­му ре­ше­нию. По­сле­ду­ю­щая ис­то­рия Ближ­не­го Во­сто­ка по­ка­за­ла, что устой­чи­вость араб­ских ре­жи­мов во мно­гом за­ви­се­ла от ха­рак­те­ра их вза­и­мо­от­но­ше­ний с США или СССР, а по­сле рас­па­да по­след­не­го – и во­все толь­ко от Ва­шинг­то­на. Имен­но в Бе­лом до­ме мест­ные эли­ты на про­тя­же­нии двух по­след­них де­ся­ти­ле­тий искали га­ран­тии соб­ствен­ной без­опас­но­сти.

Од­на­ко «арабская вес­на» ока­за­ла су­ще­ствен­ное вли­я­ние на ре­кон­фи­гу­ра­цию все­го ре­ги­о­на. Ее по­боч­ны­ми эф­фек­та­ми ста­ли по­яв­ле­ние ИГ и рез­кая ак­ти­ви­за­ция курд­ской борь­бы за са­мо­опре­де­ле­ние – са­мые вли­я­тель­ные за по­след­ние 100 лет си­лы, от­кры­то по­ку­ша­ю­щи­е­ся на ны­неш­ний ад­ми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ный по­ря­док и стре­мя­щи­е­ся пе­ре­кро­ить кар­ту Ближ­не­го Во­сто­ка.

Об­на­жив­ший­ся кри­зис по­ста­вил мест­ные эли­ты пе­ред необ­хо­ди­мо­стью впер­вые за мно­гие го­ды не про­сто сле­до­вать пред­пи­сан­ным им пра­ви­лам иг­ры, но и на­чать их раз­ра­ба­ты­вать, что породило сра­зу несколь­ко про­блем. Про­бле­ма пер­вая – от­сут­ствие у ре­ги­о­наль­ных ак­то­ров чув­стви­тель­но­сти к вос­при­я­тию угроз. При этом вос­при­я­тие угроз на гло­баль­ном уровне да­ле­ко не все­гда со­от­вет­ству­ет их вос­при­я­тию на уровне ре­ги­о­наль­ном.

Еще од­на слож­ность: се­год­ня труд­но пред­по­ло­жить, кто мог бы стать но­вым ар­хи­тек­то­ром. Тра­ди­ци­он­ные тя­же­ло­ве­сы, ко­то­рые на про­тя­же­нии долгого вре­ме­ни вы­сту­па­ли в ро­ли ре­ги­о­наль­ных ли­де­ров, – Еги­пет, Си­рия, Са­у­дов­ская Ара­вия – в по­след­нее вре­мя ста­ли за­лож­ни­ка­ми внут­рен­них си­стем­ных кри­зи­сов. В свою оче­редь но­вые ам­би­ци­оз­ные иг­ро­ки (к при­ме­ру, Ка­тар) не го­то­вы к ро­ли от­цов-ос­но­ва­те­лей но­вой си­сте­мы ближ­не­во­сточ­но­го ми­ро­по­ряд­ка.

На­ко­нец, стра­ны ре­ги­о­на сей­час да­ле­ки от еди­но­го по­ни­ма­ния угроз, ко­то­рые сто­ят пе­ред ни­ми. Ближ­не­во­сточ­ный ре­ги­он и Се­вер­ная Аф­ри­ка ви­дят­ся чем­то го­мо­ген­ным толь­ко внеш­не­му на­блю­да­те­лю, но ни­как не на­се­ле­нию са­мо­го ре­ги­о­на. А по­то­му вос­при­я­тие угроз, ска­жем, в Са­у­дов­ской Ара­вии со­вер­шен­но иное, чем да­же в со­сед­нем Омане, не го­во­ря уже о Се­вер­ной Африке. В ре­зуль­та­те воз­ни­ка­ет це­лый ряд за­ко­но­мер­ных во­про­сов, ко­то­рые при­ни­ма­ют прин­ци­пи­аль­ный ха­рак­тер, ко­гда речь за­хо­дит о кон­стру­и­ро­ва­нии но­вой си­сте­мы без­опас­но­сти в, по су­ти, ис­кус­ствен­но скон­стру­и­ро­ван­ном гео­по­ли­ти­че­ском про­стран­стве. Кто бу­дет участ­во­вать в этом про­цес­се? Ка­кие про­бле­мы сто­ят пе­ред его участ­ни­ка­ми? И, ко­неч­но же, ко­го и от ко­го она долж­на защищать? Оче­вид­но, что от­ве­ты на эти во­про­сы в Те­ге­ране и Эр-Ри­яде, До­хе и Ка­и­ре, Стамбуле и Да­мас­ке со­вер­шен­но раз­ные.

Ины­ми сло­ва­ми, глобальные иг­ро­ки на про­тя­же­нии де­ся­ти­ле­тий пы­та­лись внед­рить си­стем­ный под­ход в бес­си­стем­ную ближ­не­во­сточ­ную сре­ду. Те­перь же этим при­дет­ся за­ни­мать­ся са­мим мест­ным эли­там. От то­го, нас­коль­ко успеш­ной ока­жет­ся вы­бран­ная ими стра­те­гия, и за­ви­сит бу­ду­щее ре­ги­о­на.-

Па­де­ние ИГ не озна­ча­ет ре­ше­ния про­блем, его по­ро­див­ших, и не мо­жет га­ран­ти­ро­вать ре­ги­о­ну ста­биль­ность. Ближ­ний Во­сток нуждается в но­вой ар­хи­тек­ту­ре без­опас­но­сти

/ AHMED JADALLAH / REUTERS

Араб­ско­му ми­ру пред­сто­ит са­мо­сто­я­тель­но кон­стру­и­ро­вать но­вую ар­хи­тек­ту­ру без­опас­но­сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.