Рос­си­яне сми­ри­лись с кри­зи­сом

... Лю­дей, счи­та­ю­щих се­бя обес­пе­чен­ны­ми, ста­ло боль­ше, а до­ля недо­воль­ных сво­им по­ло­же­ни­ем сни­зи­лась

Vedomosti.Piter - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Та­тья­на Лом­ская ВЕДОМОСТИ

До­ля рос­си­ян, ко­то­рые счи­та­ют ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние сво­ей се­мьи хо­ро­шим и очень хо­ро­шим, в мае до­стиг­ла до­кри­зис­но­го уров­ня. Все­го до­ля та­ких со­вер­шен­но­лет­них лю­дей со­ста­ви­ла 17% – это мак­си­мум с на­ча­ла 2012 г., сле­ду­ет из мо­ни­то­рин­га Ин­сти­ту­та со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки ВШЭ. До­ля тех, кто счи­та­ет ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние сво­ей се­мьи пло­хим, на­обо­рот, сни­зи­лась – с 41% в но­яб­ре 2016 г. до 38% в мае.

Лю­ди при­вык­ли к кри­зи­су, к то­му же их ре­аль­ные зар­пла­ты рас­тут (см. врез), по­яс­ня­ет ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки Свет­ла­на Би­рю­ко­ва. На фоне дол­го­го спа­да лю­бая по­ло­жи­тель­ная ди­на­ми­ка вос­при­ни­ма­ет­ся по­зи­тив­но, объ­яс­ня­ет она. Хо­тя в от­дель­ных сек­то­рах эко­но­ми­ки си­ту­а­ция дей­стви­тель­но улуч­ши­лась, при­зна­ет она, ре­аль­ные до­хо­ды па­да­ли до мая, но в от­дель­ных от­рас­лях рос­ли.

«Ко­гда кри­зис был вче­ра – вы его пе­ре­жи­ва­е­те ост­ро», – го­во­рит ди­рек­тор Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но­го ана­ли­за и про­гно­зи­ро­ва­ния РАНХиГС Та­тья­на Ма­ле­ва. Во вре­мя кри­зи­са по­ка­за­те­ли уров­ня и ка­че­ства жиз­ни рос­си­ян рез­ко ухуд­ши­лись, но кри­зис стал дли­тель­ным и лю­ди по­сте­пен­но за­бы­ва­ют, как жи­ли до него, что от­ра­жа­ет­ся на их оцен­ках сво­е­го бла­го­со­сто­я­ния, объ­яс­ня­ет она.

Не­ко­то­рые ка­те­го­рии лю­дей, ко­то­рые тра­ди­ци­он­но счи­та­ют се­бя бед­ны­ми, так­же ста­ли луч­ше оце­ни­вать свое по­ло­же­ние. Как пра­ви­ло, это пен­си­о­не­ры, сель­ские жи­те­ли или лю­ди без выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния – в двух по­след­них груп­пах до­ля «субъ­ек­тив­но бед­ных» сни­зи­лась. Улуч­ши­лась и са­мо­оцен­ка боль­ших се­мей с несколь­ки­ми детьми. А силь­нее все­го она вы­рос­ла у нера­бо­та­ю­щих – сре­ди них до­ля тех, кто счи­та­ет се­бя бед­ным, с но­яб­ря 2016 г. по май 2017 г. со­кра­ти­лась с 27 до 17%. Это око­ло 10% на­се­ле­ния, оце­ни­ва­ет Би­рю­ко­ва, к ним от­но­сят­ся нера­бо­та­ю­щие или ра­бо­та­ю­щие сту­ден­ты, вре­мен­но нера­бо­та­ю­щие и без­ра­бот­ные, до­мо­хо­зяй­ки и ро­ди­те­ли в де­крет­ном от­пус­ке. Сту­ден­ты, жи­ву­щие за счет ро­ди­те­лей, или же­ны ра­бо­та­ю­щих му­жей чув­ству­ют по­след­ствия ро­ста зар­плат, объ­яс­ня­ет та­кую ди­на­ми­ку Би­рю­ко­ва.

А без­ра­бот­ные по­зи­тив­но оце­ни­ва­ют свое бла­го­со­сто­я­ние, так как мно­гие из них при­вы­ка­ют к бед­но­сти, остав­ля­ют по­пыт­ки устро­ить­ся на ра­бо­ту, на­чи­на­ют еще боль­ше эко­но­мить или за­ни­мать день­ги, по­яс­ня­ет ди­рек­тор Ин­сти­ту­та со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки ВШЭ Ли­лия Ов­ча­ро­ва. Та­ких «при­вык­ших» око­ло 1–2% тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния, оце­ни­ва­ет она, но их чис­ло мо­жет вы­рас­ти, кри­ти­че­ский срок, ко­гда че­ло­век пе­ре­ста­ет пы­тать­ся най­ти ра­бо­ту, – три го­да, по­чти столь­ко же па­да­ет уро­вень жиз­ни.

Несмот­ря на рост оцен­ки уров­ня бла­го­со­сто­я­ния, рос­си­яне все боль­ше бо­ят­ся со­кра­ще­ния сво­ей пла­те­же­спо­соб­но­сти, ука­зы­ва­ют ав­то­ры мо­ни­то­рин­га: страх ро­ста цен и обес­це­ни­ва­ния сбе­ре­же­ний в фев­ра­ле – мае впер­вые ока­зал­ся силь­нее стра­ха меж­ду­на­род­ных кон­флик­тов, сле­ду­ет из ин­дек­са стра­хов ВЦИОМа. Ожи­да­ния, что кри­зис за­кон­чит­ся уже в этом го­ду, не оправ­да­лись, го­во­рит Би­рю­ко­ва, лю­ди ста­ли счи­тать сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию но­вой ре­аль­но­стью или по­ня­ли, что она про­длит­ся очень

дол­го. Вол­на пес­си­миз­ма на­стиг­ла лю­дей со все­ми ка­те­го­ри­я­ми до­хо­дов, рас­ска­зы­ва­ет она, но боль­ше все­го бо­ят­ся нера­бо­та­ю­щие – неза­щи­щен­ная и за­ви­си­мая от го­су­дар­ства груп­па на­се­ле­ния. Фо­бии по по­во­ду со­кра­ще­ния зар­пла­ты, пе­ре­хо­да в те­не­вую за­ня­тость со­хра­ня­ют­ся и оста­ют­ся силь­ны­ми, со­глас­на Ма­ле­ва, а но­вая вол­на санк­ций долж­на бы­ла их уси­лить, она по­вле­чет даль­ней­шее ослаб­ле­ние руб­ля и ухуд­ше­ние си­ту­а­ции в эко­но­ми­ке.

Но рост стра­хов не ме­ша­ет рос­си­я­нам боль­ше тра­тить: их рас­хо­ды ста­ли рас­ти. На то, что до­мо­хо­зяй­ства на­ча­ли все боль­ше тра­тить на по­треб­ле­ние, ука­зы­вал и ЦБ. Рань­ше лю­ди мог­ли на год-пол­то­ра от­ло­жить по­куп­ку или со­кра­тить рас­хо­ды, но те­перь они по­ня­ли, что боль­ше от­кла­ды­вать смыс­ла нет, объ­яс­ня­ет Би­рю­ко­ва, вме­сто это­го они на­чи­на­ют ис­кать до­пол­ни­тель­ные за­ра­бот­ки или тра­тить сбе­ре­же­ния. Са­мые же бед­ные не мо­гут со­кра­щать свое по­треб­ле­ние еще боль­ше и на­чи­на­ют про­из­во­дить про­дук­цию в лич­ном под­соб­ном хо­зяй­стве или брать боль­ше кре­ди­тов, от­ме­ча­ли экс­пер­ты Ин­сти­ту­та Гай­да­ра и РАНХиГС.-

/ SERGEI KARPUKHIN / REUTERS

Лю­ди при­вык­ли к кри­зи­су и, несмот­ря на рост стра­хов, ста­ли боль­ше тра­тить

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.