«Я вме­ши­ва­юсь вез­де, где де­ла идут пло­хо»

Ми­ха­ил Гу­це­ри­ев рас­ска­зы­ва­ет о се­ми го­дах воз­рож­де­ния биз­не­са, объ­яс­ня­ет, по­че­му ему не нуж­но боль­ше недви­жи­мо­сти, хва­лит Цен­тро­банк и Эль­ви­ру На­би­ул­ли­ну

Vedomosti.Piter - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Га­ли­на Ста­рин­ская Ан­тон Фи­ла­тов Свет­ла­на Пет­ро­ва ВЕДОМОСТИ ВЯ­ЧЕ­СЛАВ ПРОКОФЬЕВ / ТАСС

Ятри ра­за все те­рял и на­чи­нал сна­ча­ла. Нач­ну те­перь в чет­вер­тый», – го­во­рил Ми­ха­ил Гу­це­ри­ев в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» семь лет на­зад, вер­нув­шись из Лон­до­на, ку­да уехал из-за уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния в Рос­сии. С тех пор он вер­нул ак­ти­вы «Рус­снеф­ти» и вы­вел ком­па­нию на IPO, за­нял­ся ри­тей­лом – ку­пил «Эль­до­ра­до» и «М.ви­део», стал од­ним из круп­ней­ших вла­дель­цев ком­мер­че­ской недви­жи­мо­сти и клю­че­вым иг­ро­ком на рын­ке жи­лья. Его Бин­банк вхо­дит в топ-15 круп­ней­ших кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций по раз­ме­ру ак­ти­вов. Все эти ак­ти­вы ско­ро вой­дут в про­мыш­ленн­но-фи­нан­со­вую груп­пу «Саф­мар» с обо­ро­том свы­ше 1 трлн руб.

Гу­це­ри­ев на 20-м ме­сте в спис­ке 200 бо­га­тей­ших биз­не­сме­нов Рос­сии, по вер­сии Forbes 2017 г., с со­сто­я­ни­ем $6,3 млрд.

В день ин­тер­вью в офи­се «Рус­снеф­ти» на Пят­ниц­кой жур­на­ли­сты «Ведомостей» столк­ну­лись с Фи­лип­пом Кир­ко­ро­вым – звез­ды эст­ра­ды охот­но ис­пол­ня­ют пес­ни на сти­хи Гу­це­ри­е­ва.

Пред­при­ни­ма­тель рас­ска­зал о фор­ми­ро­ва­нии груп­пы «Саф­мар», объ­еди­ня­ю­щей раз­но­об­раз­ные ак­ти­вы се­мьи Гу­це­ри­е­вых, со­сто­я­нии биз­не­са в каж­дой от­рас­ли и о том, что ста­нет раз­ви­вать в первую оче­редь.

«САФ­МАР» И НЕФТЬ – Что со­бой пред­став­ля­ет груп­па «Саф­мар», как она управ­ля­ет­ся, кто за что в ва­шей се­мье от­ве­ча­ет?

– Сей­час она еще не управ­ля­ет­ся. Мы ее толь­ко со­зда­ем. Сей­час за­кан­чи­ва­ем офис на Та­ган­ке, там бу­дет мой ка­би­нет, ка­би­не­ты мо­их за­ме­сти­те­лей.

Са­ма струк­ту­ра управ­ле­ния – это стра­те­гия. Так­ти­ка – это опе­ра­ци­он­ное управ­ле­ние на ме­стах, к ко­то­ро­му мы не име­ем пря­мо­го от­но­ше­ния, толь­ко че­рез со­ве­ты ди­рек­то­ров. Вы­стра­и­ва­ем вза­и­мо­дей­ствие со все­ми фи­нан­со­вы­ми, ком­мер­че­ски­ми и ины­ми струк­ту­ра­ми, а так­же бу­дем ве­сти кад­ры, кон­троль и юри­ди­че­ское со­про­вож­де­ние. То есть как бы со­зда­ем свое ми­ни­стер­ство ана­ло­гич­но круп­ным ми­ро­вым хол­дин­гам. Ра­бо­та ве­дет­ся, и к кон­цу го­да у нас бу­дет жест­кая вер­ти­каль управ­ле­ния. Бу­дет об­щая от­чет­ность, обо­рот груп­пы со­ста­вит чуть бо­лее 1 трлн руб. Я имею в ви­ду не фи­нан­сы, а тор­го­во-про­из­вод­ствен­ный обо­рот. Мой сын воз­глав­ля­ет неф­те­пе­ре­ра­бот­ку, нефть ку­ри­рую я, все, что свя­за­но с недви­жи­мо­стью, ку­ри­ру­ет млад­ший брат, ри­тейл и уголь – Би­лан Ужа­хов, склад­ской биз­нес бу­дет ку­ри­ро­вать наш очень хо­ро­ший ме­не­джер Эри­схан Ку­ра­зов. Ра­бо­та­ют ме­не­дже­ры, но про­цесс кон­тро­ли­ру­ет­ся че­рез со­ве­ты ди­рек­то­ров.

– Вы не упо­мя­ну­ли, кто ку­ри­ру­ет фи­нан­со­вый биз­нес. По­че­му Ми­ка­ил Ши­ш­ха­нов был от­да­лен или от­да­лил­ся от управ­ле­ния фи­нан­со­вым биз­не­сом? Это свя­за­но с раз­ны­ми взгля­да­ми на биз­нес или, мо­жет быть, бы­ли пре­тен­зии к ко­ман­де Ши­ш­ха­но­ва? Что все-та­ки про­изо­шло?

– Он что, уво­лен?! Нет, он не уво­лен, про­сто пе­ре­шел на дру­гую ра­бо­ту и ку­ри­ру­ет фи­нан­со­вый биз­нес в «Саф­ма­ре». 23 го­да мож­но управ­лять в од­ном ме­сте? По­че­му вы то­гда не за­да­е­те во­прос, по­че­му я ушел из пре­зи­ден­тов «Рус­снеф­ти» и стал пред­се­да­те­лем со­ве­та? По­то­му что мы уста­ли друг от дру­га, я по­ста­вил мо­ло­до­го, бо­лее энер­гич­но­го Ев­ге­ния То­лоч­ка. В «Неф­ти­се» по­ста­вил Ан­дрея За­ру­би­на. Ши­ш­ха­нов 23 го­да си­дел в Бин­бан­ке, сей­час ему 45. Мо­жет, хва­тит? Мо­жет, по­ста­вить по­мо­ло­же, дру­го­го? Вре­мя из­ме­ни­лось. Ши­ш­ха­нов ушел на по­вы­ше­ние. Те­перь он ку­ри­ру­ет раз­ные во­про­сы, в том чис­ле и свя­зан­ные с фи­нан­са­ми.

– Пра­виль­но ли мы по­ни­ма­ем, что, ре­шив воз­гла­вить со­ве­ты ди­рек­то­ров, вы пред­ви­ди­те опре­де­лен­ные рис­ки для биз­не­са? Ведь есть санк­ции, низ­кие це­ны на нефть, идет от­ток ино­стран­но­го ка­пи­та­ла – по­след­нее, на­при­мер, свя­зы­ва­ют с ис­ком «Рос­неф­ти» к АФК «Си­сте­ма».

– Исто­рия с АФК «Си­сте­ма» ме­ня не ка­са­ет­ся, и она ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ет к кри­зис­ной си­ту­а­ции. Са­ми раз­бе­рут­ся, это все­го лишь су­деб­ная тяж­ба. Курс руб­ля к дол­ла­ру был 30, за­тем стал 60. Оче­вид­но, что упа­ла по­ку­па­тель­ная спо­соб­ность, сжи­ма­ет­ся ры­нок: про­даж жи­лья, квар­тир, одеж­ды, ма­шин и т. д. И оче­вид­но, что ес­ли вы ка­пи­тан ко­раб­ля и на вас идут два айс­бер­га, то вы вста­е­те к ру­лю, а не бу­де­те си­деть в ка­ю­те.

Я стал пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров всех ос­нов­ных струк­тур, по­то­му что у ме­ня есть опыт.

– Вы ска­за­ли, что у ком­па­нии бу­дет от­чет­ность. Это бу­дет пуб­лич­ная ин­фор­ма­ция?

– Обя­за­тель­но. Ко­гда мы со­зда­дим «Саф­мар», у нас бу­дет об­щая от­чет­ность, все бу­дут ви­деть, кто и что за­ра­ба­ты­ва­ет. За по­след­ние 15 лет не бы­ло го­да, что­бы мы за­ра­бо­та­ли мень­ше $1 млрд, за ис­клю­че­ни­ем кри­зи­са 2008–2009 гг.

– Во что бу­де­те ин­ве­сти­ро­вать сред­ства? Сколь­ко из них за­ем­ные?

– Вкла­ды­ва­ем во все, что мо­жет да­вать до­ход свы­ше 15%: недви­жи­мость, стро­и­тель­ство, нефть, газ и т. д. В Рос­сии сей­час нет биз­не­са с до­ход­но­стью боль­ше 20%. При этом долж­но быть 70% кре­дит­ных средств, 30% сво­их. Ес­ли вы не да­е­те 30% сво­их, то у вас нет эко­но­ми­ки на па­да­ю­щем рын­ке при та­ких став­ках, ко­то­рые сей­час есть. Вы ни­ко­гда не под­ни­ме­те пред­при­я­тие. Вам нуж­но то­гда или на­ни­мать де­ше­вую ра­бо­чую си­лу – га­стар­бай­те­ров, или не пла­тить на­ло­ги.

– Ка­кое на­прав­ле­ние для груп­пы «Саф­мар» яв­ля­ет­ся флаг­ман­ским?

– Нефть. Это «Рус­снефть», «Неф­ти­са», «Фор­те­ин­вест». Сей­час ку­пи­ли ком­па­нию «Слад­ков­ско-За­реч­ное» в Орен­бург­ской об­ла­сти, за­па­сы – 100 млн т. За три ме­ся­ца до­бы­ча – 300 000 т, в сле­ду­ю­щем го­ду бу­дем до­бы­вать 1 млн т. Ку­пи­ли орен­бург­ские ак­ти­вы «Геопро­гресс», «Пре­об­ра­женск­нефть». Мы ак­тив­но смот­рим на газ, нефть и за ру­бе­жом.

– Вы счи­та­е­те, в Рос­сии есть пер­спек­ти­вы для раз­ви­тия неф­тя­но­го биз­не­са? Ведь сей­час идет укруп­не­ние от­рас­ли, круп­ных неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний у го­су­дар­ства не оста­лось, неф­те­пе­ре­ра­бот­ка не в луч­шем со­сто­я­нии.

– По­че­му?! У нас 1 млрд т за­па­сов. Из 14 млрд т за­па­сов в Рос­сии мы вла­де­ем мил­ли­ар­дом офи­ци­аль­но.

– В пер­спек­ти­ве бу­де­те по­ку­пать но­вые ли­цен­зии на до­бы­чу?

– Нет, за­чем, ко­гда у нас 1 млрд т за­па­сов – раз­ви­вать на­до. Мы уже ку­пи­ли все, что мож­но ку­пить. Сей­час бу­дем раз­ви­вать свои ме­сто­рож­де­ния. Все бу­дет за­ви­сеть от спро­са. Спрос бу­дет – бу­дем рас­ти. Сей­час дер­жим до­бы­чу из-за со­гла­ше­ния с ОПЕК.

– В но­яб­ре про­шло­го го­да про­шло IPO «Рус­снеф­ти». Кто ку­пил ак­ции ком­па­нии?

– Раз­ные лю­ди по­ку­па­ли. По­че­му счи­та­е­те, что я сам ку­пил? Что это уми­ра­ю­щий биз­нес? Чем «Рус­снефть» ху­же «Лу­кой­ла» или «Сур­гут­неф­те­га­за»? Толь­ко они боль­шие – я мень­ше. Не бу­дем на­зы­вать имен, но толь­ко пять-шесть ком­по­зи­то­ров, мо­их зна­ко­мых, ку­пи­ли ак­ции. Кто-то на $50 000, кто-то на $100 000. Мар­ке­тинг в рам­ках IPO «Рус­снеф­ти» был сре­ди ши­ро­ко­го кру­га ин­сти­ту­ци­о­наль­ных и част­ных ин­ве­сто­ров. По ито­гам IPO «Рус­снеф­ти» ак­ци­о­не­ра­ми ста­ли бан­ки, про­фес­си­о­наль­ные ин­ве­сти­ци­он­ные фон­ды и хедж­фон­ды, круп­ные фи­нан­со­вые и про­мыш­лен­ные хол­дин­ги. Это не толь­ко ин­ве­сто­ры из Рос­сии, но так­же из стран Ев­ро­пы и Азии.

НЕДВИ­ЖИ­МО­СТИ БОЛЬ­ШЕ НЕ НУЖ­НО – Ес­ли го­во­рить о недви­жи­мо­сти, со­глас­ны ли вы с оцен­кой ва­ших ак­ти­вов жур­на­лом Forbes?

– Это смеш­но. За­чем это об­суж­дать? Да­вай­те луч­ше о чем-то дру­гом по­го­во­рим. Как мож­но во­об­ще се­го­дня оце­ни­вать ак­ти­вы? Они сто­ят столь­ко, сколь­ко за них го­то­вы за­пла­тить. А сей­час ни­че­го невоз­мож­но про­дать. Це­ны упа­ли в 2 ра­за. Вот это зда­ние [«Рус­снеф­ти»] я по­стро­ил в 2000 г. за $30 млн. Оно, ко­неч­но, два ра­за уже се­бя оку­пи­ло, и про­да­вать его я не бу­ду. Но за него вряд ли да­дут боль­ше $30–40 млн.

Или я хо­тел про­дать го­сти­ни­цы Holiday Inn за $110 млн, хо­тя рань­ше они сто­и­ли $200 млн. Но мне АФК «Си­сте­ма» да­ва­ла лишь $75 млн. Я от­ка­зал­ся. Сей­час они сня­ты с про­да­жи.

«Мы непре­рыв­но вы­пол­ня­ем все кре­дит­ные обя­за­тель­ства. В ис­то­рии на­шей се­мьи за всю мою жизнь по­ка не бы­ло дня, что­бы я не вы­пла­тил про­цен­ты и те­ло»

– За­чем их во­об­ще про­да­ва­ли?

– На эти день­ги хо­тел до­стро­ить 5-звез­доч­ную го­сти­ни­цу «Люкс» на Твер­ской.

– То есть сей­час неудач­ное вре­мя для про­да­жи ак­ти­вов?

– Ко­неч­но, сей­час вы­год­нее по­ку­пать, ес­ли есть де­ше­вые день­ги. Но их ни у ко­го нет при та­кой неста­биль­но­сти кур­са ва­лют. Пять лет на­зад при сто­и­мо­сти дол­ла­ра в 30 руб. мож­но бы­ло под 6% при­вле­кать. А сей­час да­же по та­кой став­ке нет смыс­ла за­ни­мать. А в руб­лях под 15% и по­дав­но. Эко­но­ми­ка не ра­бо­та­ет, она еле ды­шит.

– Груп­па «Саф­мар» – од­на из немно­гих ком­па­ний, ко­то­рая ра­бо­та­ет сра­зу во всех сег­мен­тах недви­жи­мо­сти.

Ка­кое из них для вас сей­час при­о­ри­тет­ное?

– В усло­ви­ях кри­зи­са луч­ше все­го ра­бо­та­ют скла­ды клас­са А. Они лег­че все­го управ­ля­ют­ся и наи­бо­лее рен­та­бель­ны. Но лич­но мне боль­ше все­го нра­вит­ся тор­го­вая недви­жи­мость, при усло­вии что в ней есть раз­вле­ка­тель­ная функ­ция. Я ду­маю, что ма­га­зи­ны в том или ином виде умрут. Мы это ви­дим по на­шим ак­ти­вам в ри­тей­ле, по­это­му рез­ко уве­ли­чи­ва­ем про­да­жи че­рез ин­тер­нет. Так что бу­ду­щее за тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ны­ми цен­тра­ми, осо­бен­но в та­ких боль­ших го­ро­дах, как Москва. И я лич­но бу­ду вкла­ды­вать день­ги имен­но в этот сег­мент. В част­но­сти, мы пла­ни­ру­ем по­стро­ить Universal Studios в но­вой Москве. Сей­час ве­дем пе­ре­го­во­ры и, на­вер­ное, ле­том сле­ду­ю­ще­го го­да нач­нем про­ек­ти­ро­вать.

– А по­че­му на Вар­шав­ском шос­се не ста­ли стро­ить?

– По­то­му что на тер­ри­то­рии «А101» нуж­но со­здать точ­ку при­тя­же­ния, ор­га­ни­зо­вать ра­бо­чие ме­ста. На Вар­шав­ском шос­се смыс­ла нет. А но­вая Москва – это хо­ро­шее ме­сто.

– Го­сти­ни­ца «Москва» бы­ла, на­вер­ное, един­ствен­ным ва­шим ак­ти­вом в недви­жи­мо­сти, ко­то­рый вы про­да­ли. По­че­му?

– У нас там бы­ло 49%, т. е. кон­тро­ля не бы­ло, а мы ра­бо­та­ем там, где мы кон­тро­ли­ру­ем биз­нес. [Су­лей­ман] Ке­ри­мов пред­ла­гал нам ку­пить его до­лю, и мы три­жды бы­ли с ним на гра­ни сдел­ки, но чем даль­ше шли пе­ре­го­во­ры, тем силь­нее па­дал ры­нок, и с каж­дым ра­зом усло­вия сдел­ки бы­ли все ме­нее вы­год­ны.

– По­че­му не со­сто­я­лись сдел­ки по по­куп­ке «Во­ен­тор­га» и Но­вин­ско­го пас­са­жа?

– Из-за жад­но­сти про­дав­цов (ВЭБ и Дмит­рий Ры­бо­ловлев. – «Ведомости»). Там та­кая же си­ту­а­ция, как и с го­сти­ни­цей «Москва». Ры­нок в 2014–2015 гг. был на­столь­ко неста­би­лен, что, к при­ме­ру, ко­гда мы на­чи­на­ли до­го­ва­ри­вать­ся в на­ча­ле ме­ся­ца, го­то­вы бы­ли за­пла­тить од­ну сум­му, к кон­цу ме­ся­ца це­на уже па­да­ла. Курс ва­лют шел вверх, а ры­нок па­дал. В ито­ге и не ку­пи­ли.

– И все же хо­чет­ся по­нять ва­шу стра­те­гию в недви­жи­мо­сти. Вы бу­де­те и даль­ше на­ра­щи­вать порт­фель?

– Сколь­ко мож­но на­ра­щи­вать-то? Ку­да ее де­вать? Вот толь­ко од­на недви­жи­мость «Мос­пром­строя» – 1 млн кв. м. А это лишь од­на ком­па­ния, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся стро­и­тель­ством. Там 40 об­ще­жи­тий, че­го там толь­ко нет. По­это­му стра­те­гия очень про­стая – про­дать все, что нелик­вид­но, и оста­вить ла­ко­мые ку­соч­ки.

–И в скла­дах?

– У нас там 2 млн кв. м. Нам хва­тит. Бо­лее то­го, ко­гда ры­нок вос­ста­но­вит­ся, мо­жет быть, что-то да­же и про­да­дим. Во­прос в цене.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ С КРЕДИТАМИ – Круп­ней­шим кре­ди­то­ром биз­не­са ва­шей се­мьи счи­та­ет­ся Сбер­банк, на­зы­ва­ют раз­ные циф­ры – от $5 млрд до $10 млрд. По на­шей ин­фор­ма­ции, су­ще­ству­ет некий гра­фик сни­же­ния за­дол­жен­но­сти. На ка­кой пе­ри­од он рас­счи­тан, с ка­ко­го до ка­ко­го уров­ня, есть ли ка­кие-то спе­ци­аль­ные усло­вия, обес­пе­че­ние?

– Мы непре­рыв­но вы­пол­ня­ем все кре­дит­ные обя­за­тель­ства. В ис­то­рии на­шей се­мьи (раз вы на­зы­ва­е­те се­мьей, я все-та­ки не люб­лю: не се­мья ра­бо­та­ет – ра­бо­та­ют сот­ни ты­сяч лю­дей, рус­ских и не рус­ских) за всю мою жизнь по­ка не бы­ло дня, что­бы я не вы­пла­тил про­цен­ты и те­ло.

Есть кре­дит­ные до­го­во­ры. Со­глас­но этим до­го­во­рам пла­тит­ся. Я ж то­же кре­ди­тую биз­нес, по­че­му про это не го­во­рят? Что по­чти $5 млрд я лич­но вло­жил в биз­нес, это жи­вые день­ги. Вот сей­час мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся Ор­ский НПЗ: 30% мы вкла­ды­ва­ем, 70% вкла­ды­ва­ет банк. Из $1,2 млрд $360 млн мы вло­жи­ли, $700 млн вло­жил банк. Банк име­ет пер­во­оче­ред­ное пра­во по­лу­чать свои про­цен­ты и те­ло. Еже­год­но за счет вы­пла­ты про­цен­тов от нас раз­ные бан­ки по­лу­ча­ют до $500 млн. У «Рус­снеф­ти» есть долг пе­ред ВТБ, кре­дит­ная на­груз­ка – $1,26 млрд. У «Неф­ти­сы» – Сбер­банк, это $2,8 млрд.

В этом го­ду EBITDA «Неф­ти­сы» пла­ни­ру­ет­ся в 36 млрд руб., у «Рус­снеф­ти» – 25 млрд руб. Че­го бо­ять­ся ком­па­ни­ям, у ко­то­рых EBITDA в сум­ме $1 млрд? Ес­ли нефть вдруг упа­дет до $20 – курс ста­нет 120 руб. А ес­ли курс ста­нет 120 – для нас нефть опять $51 за бар­рель, по­то­му что мы экс­пор­те­ры.

– Все-та­ки ка­ков об­щий объ­ем фи­нан­си­ро­ва­ния со сто­ро­ны Сбер­бан­ка?

– $2,8 млрд.

– Это все?

– Да. А что там еще? Есть скла­ды и недви­жи­мость. Но там нет боль­ших сумм.

– То есть да­же $5 млрд нет? Мень­ше?

– Да.

БАНКОВСКИЙ БИЗ­НЕС И РУКА ЦБ – Вы вме­ши­ва­е­тесь в фи­нан­со­вый биз­нес, в управ­ле­ние?

– Я вме­ши­ва­юсь вез­де, где счи­таю нуж­ным, – ес­ли ви­жу, что там на­до по­пра­вить. Ес­ли мне при­хо­дит жа­ло­ба, что от­де­ле­ние мо­ей ком­па­нии во­вре­мя не предо­ста­ви­ло ин­фор­ма­цию, я спус­ка­юсь и го­во­рю: «Вы по­че­му ста­ви­те ме­ня в неудоб­ное по­ло­же­ние пе­ред людь­ми?» Я вме­ши­ва­юсь вез­де, где де­ла идут пло­хо.

– На ваш взгляд, на­сколь­ко бы­ла оправ­дан­ной стра­те­гия скуп­ки фи­нан­со­вых ак­ти­вов, учи­ты­вая, как рез­ко и неожи­дан­но ме­ня­ет­ся ре­гу­ли­ро­ва­ние и пра­ви­ла на фи­нан­со­вых рын­ках?

– В лю­бом де­ле есть рис­ки. Фи­нан­со­вые ак­ти­вы не по­ку­па­лись – это бы­ла са­на­ция. Это раз­ные ве­щи. Ни­че­го хо­ро­ше­го ни­кто не про­да­ет. Это бы­ла са­на­ция. «Рост банк», «МДМ банк» и еще пять бан­ков на­хо­ди­лись не в луч­шем со­сто­я­нии. Все это бы­ло сде­ла­но с раз­ре­ше­ния и при пол­ной под­держ­ке Бан­ка Рос­сии. Все это про­ис­хо­ди­ло и про­ис­хо­дит под их кон­тро­лем. На каж­дом со­ве­те ди­рек­то­ров при­сут­ству­ет пред­ста­ви­тель Цен­траль­но­го бан­ка. За по­след­ние три-че­ты­ре го­да сколь­ко ли­цен­зий ото­зва­ли, сколь­ко бан­ков са­ни­ру­ют? Мы на­хо­дим­ся в об­щем про­цес­се. Мы де­ла­ли все и бу­дем де­лать все, что го­во­рит ре­гу­ля­тор, ко­то­ро­му мы прак­ти­че­ски под­чи­ня­ем­ся. Счи­таю, что се­го­дня в Цен­траль­ном бан­ке луч­шая ко­ман­да и [Эль­ви­ра] На­би­ул­ли­на, по­жа­луй, са­мый луч­ший пред­се­да­тель ЦБ и как про­фес­си­о­нал, и как че­ло­век.

– То есть вы не счи­та­е­те дей­ствия ЦБ из­лишне жест­ки­ми? Вы во­об­ще сто­рон­ник ра­ди­каль­ных мер или бо­лее ком­про­мисс­но­го, взве­шен­но­го и неспеш­но­го под­хо­да при на­ве­де­нии по­ряд­ка на бан­ков­ском рын­ке?

– Я счи­таю, «ра­ди­каль­но» – это ко­гда в тюрь­му са­жа­ют, ко­гда но­гу от­ре­за­ют. А ес­ли вы вла­де­ли бан­ком, где у вас вклад­чи­ки и чу­жие день­ги, а го­су­дар­ство страху­ет вкла­ды, в этом ни­че­го ра­ди­каль­но­го не ви­жу. Раз вы по­шли в эту си­сте­му [в бан­ков­скую сфе­ру], то вы долж­ны знать, что ЦБ бу­дет сле­дить и бу­дет вас кон­тро­ли­ро­вать, по­то­му что ЦБ – ре­гу­ля­тор, по­став­лен­ный над­зи­рать от го­су­дар­ства, что­бы со­блю­да­лись ин­те­ре­сы всех вклад­чи­ков и всех дру­гих фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов, ко­то­рые с ва­ми за­вя­за­ны. По­это­му все, что де­ла­ет ЦБ, он де­ла­ет пра­виль­но. Зав­тра [ли­цен­зию] мо­гут за­брать и у нас, и у лю­бо­го дру­го­го бан­ка. Зна­чит, они это так ви­дят.

– На ваш взгляд, по­ря­док на бан­ков­ском рын­ке уже на­ве­ден или до это­го еще да­ле­ко?

– Я ду­маю, что это про­цесс непре­рыв­ный, он дол­жен быть по­сто­ян­но. Рука ЦБ долж­на быть на пуль­се все­гда. Ес­ли вы чест­ный че­ло­век, вам не на­до бо­ять­ся, ко­гда вас про­ве­ря­ют. Не на­до бо­ять­ся Цен­траль­но­го бан­ка. На­до, на­обо­рот, хо­дить к ним, при­слу­ши­вать­ся, со­ве­то­вать­ся. На­до про­сто ру­ко­вод­ство­вать­ся здра­вым смыс­лом и ре­гла­мен­том бан­ка. Все, что по­ло­же­но, на­до вы­пол­нять, и то­гда ни­ка­ких про­блем не бу­дет ни с ЦБ, ни с на­ло­го­вы­ми и дру­ги­ми ор­га­на­ми. Ко­гда вы на­чи­на­е­те юлить, муд­рить, пе­ре­дер­ги­вать, об­ма­ны­вать, де­лать непра­виль­ную от­чет­ность, скры­вать свои про­бле­мы и т. д. – то­гда на­чи­на­ют­ся про­бле­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний с Цен­тро­бан­ком и др. На­до быть от­кры­тым, чест­ным – как бы па­ра­док­саль­но это ни зву­ча­ло, по­дет­ски, но это ре­аль­ность, в ко­то­рой мы жи­вем.

– За­чем ва­ша ком­па­ния Hanberg Finance, ко­то­рая не яв­ля­ет­ся кон­тро­ли­ру­ю­щим ак­ци­о­не­ром Бин­бан­ка, об­ра­ща­лась в ФАС за раз­ре­ше­ни­ем при­об­ре­сти пра­ва, поз­во­ля­ю­щие опре­де­лять усло­вия осу­ществ­ле­ния де­я­тель­но­сти бан­ка? Есть ре­зуль­тат?

– Речь идет об об­щей ре­ор­га­ни­за­ции струк­ту­ры соб­ствен­но­сти, ко­то­рая про­ис­хо­дит по всей на­шей груп­пе. Кон­троль­ный па­кет ак­ций Бин­бан­ка бу­дет при­над­ле­жать мне. Мы ожи­да­ем от­ве­та ФАС в те­че­ние ме­ся­ца.

– Что вы на­ме­ре­ны де­лать с «Рост бан­ком»? Как со­би­ра­е­тесь рас­ши­вать эту ис­то­рию, на ко­то­рую рей­тин­го­вые агент­ства ука­зы­ва­ют как на ос­нов­ной риск?

– Идет са­на­ция. Соз­да­но пять управ­ля­ю­щих ком­па­ний, по сек­то­рам раз­би­ты все про­бле­мы, раз­ра­бо­та­ны по­ло­же­ния. Еже­ме­сяч­но по­лу­ча­ем по 1 млрд руб. от про­да­жи нелик­вид­ных и дру­гих ак­ти­вов. При­во­дим в по­ря­док про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, где-то до­фи­нан­си­ру­ем, ме­ня­ем ме­не­дже­ров, где-то мы за­би­ра­ем управ­ле­ние на се­бя, где-то ста­вим лю­дей.

– Не знаю, как ре­гу­ля­то­ра, но рей­тин­го­вые агент­ства бес­по­ко­ит си­ту­а­ция, ко­гда по­ло­ви­на ак­ти­вов Бин­бан­ка (по су­ти, это вкла­ды) ин­ве­сти­ро­ва­на в са­ни­ру­е­мый «Рост банк». Тем бо­лее, что у «Рост бан­ка» око­ло 90% обя­за­тельств – меж­бан­ков­ские кре­ди­ты, по­лу­чен­ные от Бин­бан­ка.

– Но это же один и тот же банк. Ак­ци­о­не­ры «Рост бан­ка» и Бин­бан­ка – од­ни и те же лю­ди. В от­но­ше­нии са­на­ции «Рост бан­ка» мы на­хо­дим­ся на по­сто­ян­ной свя­зи с ЦБ, дей­ству­ем со­глас­но пла­ну, лю­бые во­про­сы ре­ша­ют­ся в ра­бо­чем порядке. В 2014 г. «Рост банк» пре­кра­тил при­ни­мать де­по­зи­ты от на­се­ле­ния – с то­го мо­мен­та ос­нов­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми его фон­ди­ро­ва­ния в со­от­вет­ствии с пла­ном фи­нан­со­во­го оздо­ров­ле­ния ста­ли сред­ства ак­ци­о­не­ра, де­по­зи­ты от АСВ и меж­бан­ков­ские кре­ди­ты, предо­став­ля­е­мые Бин­бан­ком. Обра­ти­те вни­ма­ние, что Бин­банк предо­став­ля­ет «Рост бан­ку» кре­ди­ты на ры­ноч­ных усло­ви­ях. Со­от­вет­ствен­но, Бин­банк по­лу­ча­ет от это­го про­цент­ный до­ход. Кро­ме то­го, у нас есть кон­крет­ный план по сни­же­нию за­дол­жен­но­сти и вос­ста­нов­ле­нию фи­нан­со­во­го со­сто­я­ния «Рост бан­ка» в пер­спек­ти­ве до 2025 г. (имен­но до это­го го­да из­на­чаль­но и пред­по­ла­га­лась са­на­ция). По это­му пла­ну ак­ти­вы «Рост бан­ка» бу­дут сни­жать­ся та­ким об­ра­зом, что к кон­цу 2025 г. их раз­мер ста­нет несу­ще­стве­нен, а де­фи­цит ка­пи­та­ла бу­дет пол­но­стью по­крыт за счет сге­не­ри­ро­ван­ных до­хо­дов и вос­ста­нов­ле­ния ре­зер­вов в те­че­ние пе­ри­о­да фи­нан­со­во­го оздо­ров­ле­ния. По­сле это­го «Рост банк» пла­ни­ру­ет­ся при­со­еди­нить к Бин­бан­ку.

– Вто­рая круп­ная ста­тья в ак­ти­вах – кор­по­ра­тив­ные кре­ди­ты, боль­ше все­го (по­чти 40%) вы­да­но ком­па­ни­ям, ра­бо­та­ю­щим в сфе­ре недви­жи­мо­сти, стро­и­тель­ства, а так­же (око­ло 20%) в сфе­ре фи­нан­со­во­го по­сред­ни­че­ства. Ко­го кре­ди­ту­ет «Рост банк»?

– Кре­дит­ный порт­фель я вам не мо­гу дать. Банк кре­ди­ту­ет про­мыш­лен­ность.

– Круп­ней­ших за­ем­щи­ков мо­же­те на­звать?

– Все. На­зы­вай­те лю­бых – все.

– Но, со­глас­но меж­ду­на­род­ной от­чет­но­сти, по­ло­ви­на вы­дан­ных кли­ен­там ссуд от­но­сит­ся к опе­ра­ци­ям со свя­зан­ны­ми сто­ро­на­ми.

– Хо­ро­шо, что есть свя­зан­ные, есть с ко­го спро­сить. Пло­хо, ко­гда сто­ро­на несвя­зан­ная, ка­кие-то ма­ло­из­вест­ные лю­ди сто­ят за этой ком­па­ни­ей и не с ко­го спро­сить. Свя­зан­ные сто­ро­ны по­яви­лись по­сле при­ня­тия за­ко­на «О кон­тро­ли­ру­е­мых ино­стран­ных ком­па­ни­ях». Все от­кры­лись, и мы от­кры­лись. Биз­нес стал ци­ви­ли­зо­ван­ным. Мы по­ти­хо­неч­ку пре­вра­ща­ем­ся в раз­ви­тую стра­ну. Дру­гое де­ло, что те­перь вы­да­вать кре­ди­ты свя­зан­ным сто­ро­нам счи­та­ет­ся непра­виль­ным.

Свя­зан­ность сто­рон – это не все­гда обя­за­тель­но пло­хо или хо­ро­шо. Все за­ви­сит кон­крет­но от лю­дей.

ПЕНСИОННЫЕ ФОН­ДЫ – Ве­де­те ли пе­ре­го­во­ры с ВТБ об объ­еди­не­нии пен­си­он­но­го биз­не­са (НПФ «ВТБ пен­си­он­ный фонд» и НПФ «Саф­мар»)?

– Нет, не ве­дем.

– В ка­кие биз­нес-про­ек­ты се­мьи ин­ве­сти­ру­ют сред­ства ва­ши пенсионные фон­ды – «Саф­мар», «До­ве­рие», др.?

– Пенсионные фон­ды груп­пы «Саф­мар» ин­ве­сти­ру­ют день­ги не по прин­ци­пу се­мей­ных биз­нес-про­ек­тов. Есть до­воль­но жест­кие тре­бо­ва­ния ре­гу­ля­то­ра к ка­че­ству ак­ти­вов, в ко­то­рые мож­но вкла­ды­вать пенсионные на­коп­ле­ния, есть ли­ми­ты на один ак­тив, и есть кри­те­рий – до­ход­ность ин­ве­сти­ро­ва­ния. Из этих прин­ци­пов фон­ды «Саф­ма­ра» и ис­хо­дят, ко­гда при­ни­ма­ют ин­ве­сти­ци­он­ные ре­ше­ния. И «биз­нес-про­ек­ты се­мьи», как вы это на­зы­ва­е­те, оце­ни­ва­ют­ся фон­да­ми груп­пы «Саф­мар» на­равне с дру­ги­ми ры­ноч­ны­ми ак­ти­ва­ми.

Фон­ды при­дер­жи­ва­ют­ся кон­сер­ва­тив­ной ин­ве­сти­ци­он­ной стра­те­гии, на­це­лен­ной на со­хран­ность ка­пи­та­ла. В 2016 г. ин­ве­сти­ро­ва­ние средств пен­си­он­ных на­коп­ле­ний и раз­ме­ще­ние средств пен­си­он­ных ре­зер­вов осу­ществ­ля­лось че­рез пять управ­ля­ю­щих ком­па­ний. Вы­бран­ные управ­ля­ю­щие ком­па­нии за­ни­ма­ют ве­ду­щие по­зи­ции на рын­ке до­ве­ри­тель­но­го управ­ле­ния пен­си­он­ны­ми сред­ства­ми, а так­же ха­рак­те­ри­зу­ют­ся вы­со­ким уров­нем ор­га­ни­за­ции ин­ве­сти­ци­он­но­го про­цес­са, что поз­во­ля­ет ми­ни­ми­зи­ро­вать раз­лич­ные ти­пы фи­нан­со­вых и опе­ра­ци­он­ных рис­ков.

– На фи­нан­со­вом рын­ке про­хо­дит кон­со­ли­да­ция, укруп­не­ние пен­си­он­ных фон­дов. Что вы со­би­ра­е­тесь в свя­зи с этим пред­при­ни­мать, ес­ли со­би­ра­е­тесь?

– Мы и так уже объ­еди­ни­ли че­ты­ре фон­да – Ев­ро­пей­ский пен­си­он­ный фонд, НПФ «Обра­зо­ва­ние и на­у­ка», «Ре­ги­он­фонд» и «Райф­фай­зен». По­лу­чил­ся но­вый фонд «Саф­мар», ко­то­рый во­шел в пя­тер­ку круп­ней­ших НПФ стра­ны. И мы по­шли даль­ше: пер­вы­ми на рос­сий­ском рын­ке сде­ла­ли пен­си­он­ный фонд пуб­лич­ным. В кон­це про­шло­го го­да хол­динг «Саф­мар фи­нан­со­вые ин­ве­сти­ции» (ПАО «Ев­ро­план». – «Ведомости»), в со­став ко­то­ро­го вхо­дит пен­си­он­ный фонд «Саф­мар», раз­ме­стил ак­ции на Мос­ков­ской бир­же. С июня ак­ции вклю­че­ны в ос­нов­ные ин­дек­сы бир­жи [ММВБ и РТС]. А как вы по­ни­ма­е­те, пуб­лич­ная ком­па­ния – это со­вер­шен­но дру­гой уро­вень про­зрач­но­сти, рас­кры­тия ин­фор­ма­ции, ка­че­ства управ­ле­ния. По­че­му я так под­чер­ки­ваю этот факт? По­то­му что для пен­си­он­но­го рын­ка пуб­лич­ная ком­па­ния – это аб­со­лют­но но­вый уро­вень. Ко­гда мы за­хо­ди­ли на этот ры­нок, пенсионные фон­ды да­же не рас­кры­ва­ли сво­их бе­не­фи­ци­а­ров.

Мы про­де­ла­ли боль­шую ра­бо­ту, и для нас сей­час при­о­ри­тет – ор­га­ни­че­ский рост, рост за счет то­го, что кли­ен­ты вы­би­ра­ют нас за на­ши ре­зуль­та­ты и наш сер­вис. В на­сто­я­щее вре­мя мы не участ­ву­ем в пе­ре­го­во­рах по при­об­ре­те­нию ка­ких-ли­бо фон­дов.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.